Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Министр культуры Латвии: Латвия — национальное государство

Дата: 31 января 2011 в 18:20 Категория: Новости стран мира

Проблема Латвии — не нацменьшинства, а большая группа русскоязычных людей, которые живут здесь поколениями, но при этом ощущают принадлежность к другой стране, считает министр культуры Латвии Сармите Элерте («Единство»). Об этом она пишет в статье, которую сегодня, 31 января, публикует газета «Телеграф».

В своей статье Элерте оппонирует главе Латвийского центра по правам человека Илзе Брандс-Кехре. По словам министра культуры, правозащитница приписала ей «определение интеграции как «переход людей других национальностей к латышским культурным ценностям», называя это ассимиляцией».

«В современном мире уживаются люди разных национальностей, не подавляя друг друга, а дополняя и обогащая. Я не ощущаю противоречия между своей латышской и европейской идентичностями. Полагаю, что живущие в Латвии люди могут ощущать причастность к армянской, еврейской, русской, литовской и европейской идентичности точно так же, как эльзасец испытывает принадлежность к французской нации, свободно говорит на французском языке, признает французскую культуру, но при этом сохраняет свои язык и культуру. Законные рамки такому пониманию вопроса придает пояснительная записка, которую в 2005 году Латвия присоединила ко Всеобщей декларации нацменьшинств. В частности в ней говорилось, что под национальными меньшинствами понимаются «граждане Латвии, которые по культуре, религии и языку отличаются от латышей, традиционно живших в Латвии, но осознают свою принадлежность латвийскому государству и обществу, желая при этом сохранять и развивать свои культуру, религию или язык». [...] Что означает чувствовать свою принадлежность какой-либо стране? Вряд ли это возможно без знания языка, принятия культурно-исторического наследия, которое у каждой европейской страны разное и которое каждая европейская страна охраняет и приумножает. Насколько конкретный человек, принадлежащий к нацменьшинству, взрастит и культивирует в себе эту идентичность, является вопросом его жизненной стратегии», — пишет Элерте.

В свою очередь, задача государства — поддерживать хорошо функционирующую демократию, считает глава Минкультуры. При этом она апеллирует к основным положениям интеграции немецких иммигрантов, которые гласят: «Общество неспособно долго выдерживать внутренний раскол, основанный на различии культур. Говорить на одном языке и принимать основные ценности нового общества, членом котором ты становишься, — основное условие для сохранения социальной целостности». Беспокойство Элерте вызывают те «группы людей, которые поколениями живут в параллельном мире, не интегрируясь в общество, не принимая его язык и культуру».

«Проблема Латвии не в нацменьшинствах, которые сотнями лет живут здесь, влились в латвийское общество и одновременно сохранили свою идентичность. Вклад нацменьшинств очень ценен, он обогащал латвийскую культуру на протяжении веков. Проблема Латвии — большая группа русскоязычных людей, которая живет здесь поколениями, но при этом испытывает принадлежность к другой стране. Я сомневаюсь в том, что эта группа считает себя национальным меньшинством. Интегрировать этих людей поможет опыт Германии, Голландии и других европейских государств, столкнувшихся с подобными проблемами. Об этом нужно думать, создавая новую национальную идентичность и направления интеграции», — утверждает Элерте.

При этом она выражает несогласие с теми экспертами, что считают, что интеграция в Латвии провалилась, и с теми, кто уверен, что ничего не надо делать: «Пойдя по такому пути, мы навеки зацементируем модель двухобщинного общества в Латвии». «Илзе Брандс-Кехре упрекает меня в том, что, будучи главным редактором газеты Diena, я отстаивала принципы открытого общества, а сейчас нет. Это не так. Diena всегда выступала за латышский язык как единственный государственный язык и всегда выступала против русского как второго государственного, даже на уровне самоуправлений. Мы никогда не поддерживали идею предоставить право голосовать на муниципальных выборах негражданам Латвии. Однако и тогда, и сейчас я выступаю против любой расовой дискриминации и разжигания национальной розни. Германия, Дания, Франция, Латвия — это страны с открытой моделью общества, но вместе с тем это национальные государства. И в этом нет противоречия. Латвия может быть демократическим и европейским государством и одновременно сохранять свою идентичность, усиливая чувство принадлежности к латвийскому государству, укрепляя общие ценности и латышский язык как язык государственной нации, но и защищая права национальных меньшинств, закрепленные в Сатверсме», — пишет в заключение Элерте.

По сообщению сайта REGNUM