Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Балога: С партийными мигрантами иметь дело не хочу

Дата: 31 января 2011 в 18:30

Глава МЧС и лидер «Единого центра» Виктор Балога в интервью изданию «Дело» рассказал, как он относится к арестам соратников по «оранжевому лагерю», кто позвал его в правительство Азарова, и какое будущее ждет его политическую силу,

Виктор Иванович, вы никогда не были в команде Виктора Януковича и вдруг пришли в Кабмин. Как это произошло?

— История наших отношений с Януковичем началась еще в 1999 году. Он был в то время губернатором Донецкой области, а я — Закарпатской. Уже тогда я ощутил его поддержку, когда на Закарпатье были постоянные паводки. С тех пор наше сотрудничество не прерывалось, и в правительстве Януковича в 2006 году довелось поработать министром.

То есть и в 2005 году, и по сей день вы постоянно поддерживали контакты с Януковичем?

— Между нами остаются нормальные человеческие отношения, хотя мы и были в разных командах. У нас одна цель — работать на Украину.

Находясь в оппозиции, Янукович обращался к вам с различными просьбами, особенно в то время, когда вы возглавляли Секретариат президента?

— Янукович был и остается лидером одной из самых крупных политических сил. Кроме того, Янукович при президенте Ющенко работал премьер-министром. В то время я выполнял поручения, которые мне давал президент Ющенко.

То есть вы были связующим звеном между Януковичем и Ющенко?

— Скажу больше: я был коммуникатором между двумя Викторами. И уверен: устраивал в этом вопросе обоих.

А что конкретно можно вам лично поставить в заслугу в победе Виктора Януковича на президентских выборах?

— Во-первых, президентство — личный результат Виктора Федоровича. А во-вторых, ему помогали идти к победе члены его команды. По этическим соображениям не хочу говорить о своем вкладе в это дело.

Вы ощущаете себя полноценным членом команды Януковича?

— Прийти в правительство и не ощущать себя членом команды — абсурд. Лучше тогда вообще не идти работать.

Вопрос возник потому, что когда в правительство пришли Владимир Семиноженко и Сергей Тигипко, «старожилы» Партии регионов были возмущены. Они говорили о том, что эти люди ничего не сделали для победы, а должности получили.

— Мне все равно, что говорят. Меня на работу брал президент. Я несу ответственность перед ним.

После инаугурации президента вы говорили мне, что ни за что не согласитесь возглавить МЧС. Что изменило ваше решение?

— Президент несколько раз звал к себе и приглашал в свою команду. Был открыт и прямолинеен. Говорил о своих планах и задачах, которые нужно решить. Такая позиция главы государства вызывала уважение и, не скрою, сильно повлияла на мое решение. Согласитесь, если глава государства заинтересован в применении моих менеджерских качеств в интересах страны и прямо говорит об этом, ответить отказом — слабая позиция, граничащая с безответственностью.

Президент пообещал вам карьерный рост?

— Мне? (Удивился.) Подчеркиваю: где буду нужен президенту, там и буду работать.

Как вы относитесь к последним «посадкам» VIP-чиновников? Кто-либо из них вам, возможно, особенно близок?

— У каждого нормального человека это вызывает дискомфорт, и у меня тоже. Из всех арестованных лучше всего знаком с Юрием Луценко. Хотелось бы, чтобы для него все закончилось нормально, и он вышел на волю.

А вы не говорили с президентом на эти темы?

— Нет, мне, кроме этого, есть о чем поговорить с президентом. Прежде всего, о работе.

Как лидер партии «Единый центр» вы довольны ее результатом на местных выборах?

— Мы взяли голосов столько, сколько в то время было возможно в конкретных условиях конкретного региона. Учитывая, что ретивые местные начальники организовали против «Единого центра» и других непровластных партий жесткое противодействие, можно говорить о латентных голосах, которые взяла наша политическая сила. Думаю, корректно утверждать, что общенациональный результат «Единого центра» — 3,5-4% голосов. Для очень молодой партии это довольно прилично.

Каковы амбиции партии относительно парламентских выборов? Вы лично будете баллотироваться в Верховную раду?

— Местные выборы были для нас первым серьезным испытанием на состоятельность. Считаю, партии вполне по силам побороться за мандаты в Верховной раде. Уже сейчас наши идеологи и политтехнологи нарабатывают предложения по избирательной кампании. Но, как вы понимаете, пока это вопросы внутреннего порядка. Как и возможность моего баллотирования в Верховную раду.

По нашей информации, вы ведете переговоры с мэром Черкасс Сергеем Одарычем (Партия вольных демократов) и вашим бывшим однопартийцем из «Нашей Украины» Владимиром Гройсманом о совместном участии в парламентских выборах. Так ли это?

— С Гройсманом я просто знаком, с Одарычем у меня более богатая история отношений. Но на этом этапе «Единый центр» ни с кем абсолютно переговоров не ведет. Сейчас лидеры партии отрабатывают способы участия в следующих выборах, но утвержденной концепции еще нет. Ее разрабатывают Игорь Криль и  Игорь Попов.

После выхода из «ЕЦ» Леси Оробец, которая была против вашего сотрудничества с действующей властью, в партии остались недовольные таким вашим поведением?

— Никто, кроме Леси Оробец, не выступил против моего назначения. Прошу заметить, что решение о моем вхождении в правительство принималось руководством партии, а не мной единолично.

А сколько денег вы готовы потратить на парламентские выборы?

— Потратим все, что будем иметь, а мы ничего не имеем (смеется).

Мы  располагаем информацией о том, что на вашу партию делает ставку Юрий Бойко. В частности он собирается баллотироваться от «Единого центра» в парламент. Прокомментируйте это.

— Разного рода слухи свидетельствуют как минимум о живучести их предмета. Значит, «Единый центр» остается активным фактором политики. Что же касается господина Бойко, напомню, что он по состоянию на сегодняшний день является видным членом партии, пребывающей у власти. Мы встречаемся с Юрием Анатольевичем на заседаниях правительства, и он ни разу не высказывал ничего подобного о своих планах.

Ведете ли вы переговоры с депутатами парламента об их вступлении в «Единый центр»?

— Не вижу кандидатур. Одни навеки вписаны в партийные ряды Партии регионов, есть еще несколько десятков идейных депутатов из других фракций. А с политическими мигрантами иметь дело как-то не хочется.

К вам часто обращается Виктор Ющенко? Может, о чем-то просит?

— Мы общаемся, хотя и нечасто, как правило, по телефону. Ни о чем Виктор Андреевич не просил, да и о чем он мог меня просить? У него есть к кому обратиться.

Ходят слухи, что у вас серьезные карьерные амбиции — сменить Азарова на посту премьера. Так ли это?

— Дело в том, что мое назначение министром было воспринято неоднозначно, кто-то отнесся настороженно, с опаской, воспринял как некоего конкурента. Судя по всему, чтобы меня на всякий случай нейтрализовать, и были запущены чисто «совковые» методы дезинформации. При этом мои «доброжелатели» явно забывают, что все мы работаем в команде президента. Всякого рода интриганство имеет неприглядный вид и вредит делу. Это нужно прекращать.

В недавнем интервью вы упомянули о возможности объединения МЧС с другим органом исполнительной власти. С каким именно?

— Президентский указ об админреформе рассматриваю как стартовую позицию для более широкой задачи — модернизации всей системы управления государством. Без этого государственная машина и дальше будет многотонным неуклюжим грузовиком, который все труднее содержать. Оптимизация структуры и штатов МЧС началась еще в ноябре прошлого года. В первую очередь мы перепахали среднее управленческое звено министерства. Сократили руководящие штаты, в отдельных случаях больше чем наполовину, перевели многих генералов и начальников в подразделения более низкого уровня. Сегмент «чрезвычайных ситуаций» выведен в разряд главенствующих. Мы стараемся, насколько это позволяет бюджетное финансирование, укреплять именно те звенья, которые занимаются ЧП — поисковиков, спасателей, авиацию, пожарные части. Покупаем технику и оснащение, сотрудникам этих подразделений повысили зарплату. Мы хотим построить систему реагирования на чрезвычайные ситуации по лучшим европейским образцам. Как только эта работа завершится, вполне возможно слияние с другим министерством, которое выполняет задачи внутри страны. С тем же МВД.

 А когда может быть это объединение? Что от этого получат МЧС и исполнительная власть в целом?

— Главное, чтобы это работало на страну. Когда я как министр буду готов сделать такое предложение президенту — немедленно передам все необходимые обоснования. Ведь окончательное решение именно за главой государства. Заданные сегодня темп и вектор админреформы дают все основания считать, что дальнейшие изменения в системе центральных органов власти вполне возможны. А кто какую должность займет — вопрос десятый.

Сейчас у вас три замминистра. Планируете уволить кого-нибудь из них?

— Раньше в МЧС было девять заместителей министра, сейчас даже для такой сложной структуры вполне достаточно трех-четырех.

Просила ли вас Анна Герман, чтобы вы оставили в должности замминистра ее сына? Когда вы с ней встречались в последний раз, и по каким вопросам?

— После моего назначения Николай Герман по собственной инициативе написал заявление об отставке, принятой впоследствии президентом. Таким образом, этот деликатный вопрос разрешился интеллигентно, без эксцессов. С Анной Николаевной в последние полгода я не встречался — у нас разные сферы ответственности.

А как вообще проходит сокращение штата? Сколько людей ушло добровольно? Нет ли угрожающего оттока кадров?

— Пока точно могу сказать о добровольном уходе на пенсию немногим более 4 тысяч аттестованных сотрудников с выслугой свыше 20 лет. Из них 418 офицеров входили в так называемую номенклатуру министра. Мой подход в этом вопросе такой: сохранить кадры региональных подразделений, выполняющих всю черновую работу. Ни один профи не будет уволен! Тем, кто попал под сокращение, предлагаем занять вакантные должности в других службах. Уверяю: угрожающего оттока нет.

По сообщению сайта Подробности.ua

Читайте также