Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Сергей Шиптенко: Европа против Белоруссии: великая шахматная тоска

Дата: 01 февраля 2011 в 02:10

Принятие Евросоюзом визовых санкций в отношении официального Минска свидетельствует не только о готовности Запада продолжать давление на официальный Минск, но и об ограниченности методов данного воздействия.

США и ЕС ранее применяли визовые и даже экономические санкции в отношении Белоруссии, затем их приостановили, не добившись серьезного результата. Официальный Минск компенсировал давление с Запада преференциями со стороны России. На большее, нежели ограниченные политические и экономические санкции, Вашингтон и Брюссель не решатся, т.к. Белоруссия — не Югославия и не Ирак.

До официального решения глав МИД ЕС 31 января санкции в одностороннем порядке ввели Канада, Польша, Германия. Введение санкций против официального Минска поддержал Европарламент в своей резолюции от 20 января, а также ПАСЕ в резолюции от 27 января. Важно отметить: в ЕС изначально шла речь о пакете мер, в т.ч. и об экономических санкциях. Совсем недавно депутаты Европарламента не только призвали власти Белоруссии (фактически — Лукашенко) провести новые президентские выборы, но и еврочиновников — заморозить финансовую помощь для Минска, европейские банки и международные финансовые институты (в первую очередь — МВФ и ЕБРР) — воздержаться от сотрудничества с белорусскими властями. Примечательно, что 13 января глава МИД России Сергей Лавров, комментируя обсуждение в евроструктурах проблемы санкций против официального Минска в ответ на события, «которые сопровождали завершение выборов» президента Белоруссии, отметил: 12 января в Совете Европы была согласована консенсусная резолюция, которая «отражает точку зрения России, как и всех других государств Совета Европы». Таким образом, СЕ, Европарламент и ПАСЕ совершенно четко обозначили стратегию отношений с официальным Минском, и Москва, в принципе, не возражает против такого развития событий.

Вслед за евродепутатами, как и анонсировалось, 31 января Совет министров иностранных дел ЕС принял решение о санкциях в отношении официального Минска. Уже в конце декабря в Минске вполне четко осознавали перспективу развития событий. Однако, в самом деле, не отказываться же Лукашенко от власти, уподобляясь Януковичу, «проигравшему» во втором туре Ющенко? О ревизии итогов президентской кампании не могло быть и речи. А ведь именно так ставили вопрос как лидеры белорусской прозападной оппозиции, так и представители Вашингтона и Брюсселя.

Наибольшую обеспокоенность властей Белоруссии вызывает перспектива жестких экономических санкций. Согласно Белстату, по итогам 2010 года на долю ЕС пришлась без малого четверть всего товарооборота РБ. При этом сальдо торговли товарами сложилось отрицательное. Основными торговыми партнерами Белоруссии в 2010 г. являлись: Россия (почти половина всего объема товарооборота), Украина (7,5%), Нидерланды и Германия (примерно по 5%), Китай (почти 4%) и т.д. При этом продукцию с более-менее существенной добавочной стоимостью РБ продает именно в СНГ, а в Евросоюз — нефтепродукты не самой высокой степени переработки, лес, продукцию из металла и т.д. Машины и оборудование, одежда и обувь, продукты питания и прочие товары белорусского производства находят свой сбыт вне Евросоюза. Однако именно ЕС дает РБ валютную выручку, необходимую для оплаты промежуточного импорта и товаров из ЕС. Продавая в Голландию мазут, Белоруссия приобретает в у нее и стран ЕС машины и оборудование, бытовую технику и электронику, а также многое другое, мало чем отличаясь от той же России, которую госагитпроп Белоруссии безустанно гневно клеймит за «присвоение недр СССР».

Из всего арсенала политических санкций ЕС готов применить визовые санкции в отношении почти 158 персон. Ранее EuObserver сообщал, что к списку «невъездных» (принят в октябре 2008 года) будет добавлен новый перечень фамилий представителей официального Минска различного ранга, ответственных за нарушения прав человека в ходе президентской кампании 2010 года. Помимо запрета на въезд в страны ЕС, счета и имущество данных лиц в странах ЕС будут «заморожены». В списке министр обороны Юрий Жадобин, глава Совета безопасности Леонид Мальцев, глава КГБ Вадим Зайцев, глава Администрации президента Владимир Макей, генпрокурор Григорий Василевич, спикер Палаты представителей Владимир Андрейченко, 24 председателя территориальных избирательных комиссий, 30 судей (выносивших обвинительные приговоры, участвуя в политических репрессиях) и 10 госжурналистов («пропагандистов»).

Любопытна оговорка, по которой в список «невъездных», по информации авторитетного издания, не войдут глава МИД РБ Сергей Мартынов и первый вице-премьер нового состава правительства Владимир Семашко: Мартынова санкции не распространятся потому, что ЕС необходимы «каналы для коммуникации» с официальным Минском, а в «непотопляемом» Семашко Запад видит... возможного преемника Лукашенко. Как стало известно 31 января, в список включены Александр Лукашенко и двое его сыновей — Виктор (помощник президента по национальной безопасности) и Дмитрий (глава президентского спортивного клуба, в сфере интересов которого — не только спорт). Такое решение было принято 31 января на встрече министров иностранных дел Европейского союза в Брюсселе.

В декларации 31 января глав МИД 27 стран-членов ЕС говорится: список лиц, попавших под действие санкций, открыт и будет пересматриваться в зависимости от позитивных изменений в Белоруссии. Среди ожидаемого Брюсселем: соблюдение прав человек в РБ, гарантии свободы СМИ, освобождение всех задержанных по политическим мотивам (политзаключенных) и снятие с них всех обвинений (!), реформа законодательства в соответствии с европейскими стандартами демократии (официальный Минск отрицает наличие таких стандартов в принципе) и т.д.

К санкциям ЕС (прежде всего — визовым) присоединяются страны-партнеры ЕС — т.е. страны-кандидаты на вступление в ЕС и ассоциированные партнеры (Турция, Хорватия, Норвегия и др.). Возможно, к ним присоединятся и другие страны, с которыми у ЕС и США сложились хорошие отношения. Учитывая влияние Вашингтона и Брюсселя, не сложно представить себе географию распространения санкций в отношении официального Минска.

Вашингтон подталкивал Брюссель к наиболее жесткому варианту новой стратегии отношений с официальным Минском. Данную позицию неоднократно озвучивали как официальные консультанты Белого дома, так и конгрессмены, представители Администрации Барака Обамы. 30 января сенаторы Джон Керри и Джозеф Либерман публично призвали власти ЕС ввести санкции в отношении белорусских властей, опубликовав совместную статью в газете Washington Post. Очевидно, авторитетные сенаторы сделали не призыв, а «обеспечили информационное сопровождение» (как говорят в Минске) фактически реализуемой стратегии США. Еще ранее, 27 января на слушаниях в Сенате обсуждался вопрос введения новых санкций в отношении официального Минска: предполагалось не только расширение списка «невъездных» в США (чиновников из Белоруссии), но и экономические санкции (прежде всего — запрет на бизнес с госконцерном «Белнефтехим»). К лагерю сторонников «жестких» санкций, в т.ч. экономических примкнули Польша и Швеция — соавторы «Восточного партнерства».

Визовые санкции, по утверждению Лукашенко, ему не страшны. Об этом он заявил 27 января, выступая перед членами Палаты представителей Национального собрания: «Пугаете визами, санкциями? Господь с вами. Я в визовых ограничениях живу десяток лет — и ничего не случилось. Не надо нас пугать». Очевидно, бесплодность визовых санкций понимали все — и Лукашенко, и Вашингтон, и еврочиновники. Тем не менее, европейские и белорусские оппозиционные СМИ преподносят решение 31 января как нечто ужасное по последствиям для официального Минска. Перед заседанием Совета глав МИД Евросоюза руководитель внешнеполитического ведомства Люксембурга Жан Ассельборн сделал заявление для журналистов: министры Евросоюза должны «самым решительным образом продемонстрировать жесткую позицию» в отношении Лукашенко, так как «господин Лукашенко полностью себя дискредитировал». А на выходе — не эмбарго, не разрыв контрактов, не что-то серьезное, а смешные «визовые санкции». Тем самым руководители Евросоюза предстали в имидже людей, для которых возможность отовариться в европейских бутиках или отдохнуть «на водах» в каком-нибудь Баден-Бадене — смысл жизни и предел мечтаний.

Экономические санкции — вот то, чего действительно боится официальный Минск. Именно такая перспектива вынудила Лукашенко откомандировать Мартынова в Брюссель накануне принятия резолюции Европарламентом, напрячь МИД и всю агентуру в ЕС накануне принятия резолюции ПАСЕ и заседания глав МИД ЕС. Интрига сохранялась до 31 января. Угроза экономических санкций вызвала неподдельную истерику официального Минска. В спешном порядке были рекрутированы все ресурсы госагитпропа Белоруссии — вплоть до каких-то «политологов» из прибалтийских провинций. Даже пресс-конференция главы Нацбанка Петра Прокоповича не обошлась без «дикости». Говоря о перспективе экономических санкций ЕС, Прокопович заявил: «Введение экономических санкций в 21-м веке, в условиях глобальной экономики, в условиях открытия всех мировых рынков — это, по меньшей мере, дикость. Но это одна сторона. Другая заключается в том, что санкции — это двусторонние отношения. Сегодня у нас с ЕС $15 млрд. оборот, при этом у нас отрицательное сальдо. То есть мы больше покупаем в странах ЕС, чем продаем. Поэтому введение санкций означает, что как минимум на $8 млрд. сократится экспорт Европы. То есть то оборудование, которое мы покупали у них и тем самым сохраняли десятки тысяч рабочих мест, мы купим в других странах, в Китае к примеру. Сегодня нет проблем купить оборудование. Но нам выгодно работать с Европой. Это наши соседи. Мы рассчитываем на увеличение товарооборота со странами ЕС в текущей пятилетке не менее чем в 2,5 раза. Это же огромная цифра даже для Европы. Не менее $30-40 млрд. составит товарооборот. Поэтому я не думаю, что ЕС пойдет на такие меры».

И Евросоюз не решился. Хотя вполне мог себе это позволить в случае, если белорусский мазут действительно стоил того («европейских ценностей», заботы о судьбах политзаключенных и т.п.). Правы апологеты Realpolitik: еврочиновники не постеснялись поучаствовать в торговле «политическими заложниками». Накануне заседания глав МИД ЕС «последний диктатор Европы» подстелил соломки, дабы евродипломатам было не так больно уронить своё лицо: 28-29 января были спешно выпущены из СИЗО КГБ (под домашний арест) несколько оппозиционеров и журналистов, в т.ч. экс-кандидат в президенты Белоруссии Владимир Некляев.

В ответ на введение визовых санкций ЕС (в ближайшее время «замораживать» счета и прочее имущество никто не собирается) в тот же день 31 января МИД распространил официальное заявление, в котором оценивает решение ЕС как «поощрение извне беззакония и экстремизма». «Столь разительные двойные стандарты лишают смысла риторику ЕС о «европейских ценностях», — говорится в заявлении официального Минска. На самом деле ЕС и РБ вкладывают совершенно разное содержание в такие термины, как «экстремизм», «демократия» и т.д.

Наверное, с 1992 года отношения между РБ и ЕС не были столь плохи. Были проблемы после 1996 года, были санкции, но столь острого конфликта, как с 19 декабря 2010 года по 31 января 2011 года, пожалуй, не зафиксировано. Приостановление контактов на высшем и высоком уровне вследствие решений Совета ЕС от 15 сентября 1997 года позднее было дополнено лишением Белоруссии преференций в торговле и визовыми санкциями. Казалось, 2010 год станет кульминационным, а если не декабрь 2010-го, то хотя бы что-то будет сделано в январе 2011-го...

Все произошло так, как и прогнозировали скептики (или оптимисты?): ЕС ограничился унизительными (прежде всего — для самого ЕС) визовыми санкциями, Минск вздохнул облегчением, Москва с интересом наблюдает за происходящим. Каждый остался при своём.

По сообщению сайта REGNUM