Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Зачем фронт джихада вынесли в Домодедово?

Дата: 01 февраля 2011 в 14:20

Андрей Федяшин, политический обозреватель «РИА Новости»
Надо признаться: взрыв в московском метро в марте прошлого года все-таки был для России в некотором роде «домашним», больше для внутреннего потребления. Но когда рвут «парадные двери», это уже совсем другое дело. Тут железная логика: чтобы «закрыть» страну, лучше всего взорвать ее международные ворота. И после домодедовского теракта кавказская нестабильность и антитеррористическая война прогромыхали на весь мир. Это уже международная регистрация экстремистской позиции и, увы, нестабильности. Какая может быть победа над экстремизмом, когда происходит такое?

Как закрыть окно
в Европу
Чаще всего ездят за рубеж бизнесмены и туристы. Странная особенность всех «неаборигенов» этих категорий (в любой из стран мира) — относиться к вероятной и потенциальной опасности с завидной долей безразличия. Но только до тех пор, пока экстремальное насилие в той или иной стране не затрагивает напрямую их, приезжих. Пока статистическая вероятность «попасть в теракт» выглядит маловероятной, в рамках мизерной статистической погрешности, то можно и рискнуть.
После Домодедово, увы, придется пересматривать процентную составляющую такого риска. Это самый крупный, самый современный аэропорт Москвы, его зону прилета, в том числе международных пассажиров (прямо перед взрывом прибывали рейсы из Западной Европы), взорвали как раз для того, чтобы приблизить всех, кто еще не понял «опасности посещения России», к антироссийскому фронту джихада.
Британские газеты, между прочим, уже заметили, что взрыв случился как раз накануне открытия Давосского экономического форума, куда должен был ехать президент РФ Медведев, и который вынужден был свернуть программу визита. И говорить в Давосе он собирался на тему модернизации России, для чего надо привлечь иностранные инвестиции.
Но как можно смотреть на страну, в которой взрывают крупнейший международный аэропорт? Или за полгода до этого — метро?
Нечто похожее, теракты исключительно против иностранцев, были и в Египте несколько лет назад, и на индонезийском острове Бали. И в других местах. Тогда и Египет, и Индонезия потеряли колоссальные поступления от туризма. Миллиарды долларов, если считать за год.
России это не грозит. Туризм здесь — такая тонкая струйка, истощение которой можно даже не заметить. Ни на количестве занятых граждан, ни на валютных поступлениях это почти никак не скажется.
Но вот на инвестиционной привлекательности Москвы, без чего, собственно, не будет ни модернизации, ни инновационного развития — и даже Сколково будет потемкинским образованием — это очень даже может сказаться.
Навряд ли зарубежные компании будут с оптимизмом и воодушевлением воспринимать призывы приезжать и осваивать стабильный и выгодный российский рынок на фоне «домодедовых». Зачем подвергать жизнь сотрудников опасности? Или зачем платить им лишние деньги за «российскую вредность», за страховку? У него, западного бизнеса, хватает и других проблем с «суверенной» российской практикой вести дела, «делать деньги» и обходить законы.
Почему-то мы часто забываем элементарные вещи: когда война приходит в город, уже поздно спрашивать с тех, кто сторожит дома, магазины, кафе, кинотеатры, детские сады, вокзалы и аэропорты. Здесь надо бы уже спрашивать с других. С тех, кто обязан не допустить расширения этой войны, локализовать и прекратить ее. Иначе за следствием исчезает причина. Уже почти десять лет мы «мочим в сортире» террористов. А вот все никак.
Некоторые западные эксперты, кстати, уже сейчас предупреждают, что теракты в России в преддверии президентских выборов 2012-го могут только учащаться. Глен Говард, президент американского «мозгового треста» Джеймстаунский фонд (Gamestown Foundation), полагает, что все эти теракты как раз и направлены на то, чтобы сломать авторитет российского премьера Владимира Путина, который жестко противостоит терроризму: «Взрыв бомбы в Домодедово укрепит российскую элиту во мнении, что Путин утрачивает контроль над безопасностью в столице, что играет на руку его врагам».

В Манчестерском аэропорту начались испытания сканера, который выводит на мониторы изображения тел пассажиров без одежды.
По мнению властей, использование таких сканеров ускорит процесс прохождения процедуры досмотра, поскольку позволит быстро проверять пассажиров на наличие оружия или взрывчатых веществ.
В то же время на изображениях, полученных сканером, видны такие интимные подробности, как увеличители груди, пирсинг и отчетливые очертания гениталий посетителей аэропорта. Представители аэропорта, однако, подчеркивают, что изображения эти не порнографического характера, и удаляют их моментально.

Что можно сделать, чтобы не было
«домодедовых»?
Международные эксперты говорят, что после Домодедово всем придется заново задуматься над тем, как сделать, чтобы полет, встреча и проводы в аэропортах не превращались в рулетку (Казахстан уже объявил об ужесточении правил безопасности на транспорте. — Прим. ред.). Этот теракт сместит акценты на методах режимов безопасности в аэропортах мира вообще. Пока все ресурсы, многомиллионные суммы, тратились только на контроль отлета. Видно, в XXI веке одного этого уже мало. Надо защищать теперь и «грязные зоны» — зоны встречи пассажиров.
Закрыть их совсем вряд ли удастся. В Европе пока есть лишь один аэропорт, где «под рентген» ставят всех без исключения входящих в здание, будь то на отлет или прилет, провожающих или встречающих. Это Стамбульский международный аэропорт.
Норманн Шэнкс, бывший шеф всей системы безопасности BAA, полагает, что пока единственный практический ответ на новую угрозу — скрытое наблюдение за всеми прибывающими в аэропорты. Да и то оно в большинстве случаев может лишь идентифицировать угрозу, но вовсе не обязательно ее предотвратить.
Управление британских аэропортов (BAA — крупнейшая в мире компания, оперирующая семью аэропортами в Британии и несколькими за рубежом) с февраля 2010-го ввело программу «поведенческой оценки» и полного сканирования пассажиров. Во весь рост.
Она действует уже в Манчестерском аэропорту и в лондонском Хитроу. Специально обученные сотрудники определяют «подозрительных» и задерживают их для полного рентгена. Из каждых 10 пассажиров такую просветку в Хитроу проходят трое. Удовольствие дорогое.
Один такой полномасштабный сканер (он, собственно, «раздевает» человека донага, виден и пояс смертника, и все прочее) стоит 100 тысяч фунтов стерлингов. Дорого. Но, очевидно, надо.

По сообщению сайта Новое поколение