Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

ПОСЛЕДНИЙ ФАРАОН ЕГИПТА

Дата: 01 февраля 2011 в 15:50 Категория: Новости стран мира

Ботагоз Сейдахметова
События начала года на севере Африки — в Тунисе — нашли свое продолжение в соседнем Египте. Похоже, что на Ближнем Востоке наступил критический час Х, после которого все пойдет, как было, просто с новыми действующими лицами на политическом Олимпе.
Вот такой восточный метод перехода власти. Все эти демократические западные мирные выборы у нас, на Востоке, так и остаются чем-то вроде декорации. Настоящие «выборы» следующей властной элиты в африках, похоже, уже традиционно сопровождаются переворотами

Итак, 14 января тунисский народ вынудил бежать из страны своего президента Зин аль-Абидин бен Али. Ровно через две пятницы в арабских СМИ появилась неподтвержденная информация о том, что якобы бежал из страны египетский президент Мухаммед Хосни Сейид Мубарак.
Скорее всего, именно этот момент в двух африканских странах имеет отличие. То бишь никуда Хосни Мубарак не собирается бежать, да и не собирался. И не только потому, что крепко сидит в кресле президента с 1981 года, сразу после убийства своего предшественника президента Анвара Садата. Сколько потому, что у Туниса и Египта разные весовые категории и в масштабах региона, и в масштабах всего мира.
Египет — ключевая страна Ближнего Востока, с которой всегда вынуждены считаться и за океаном, и в отношениях внутри арабского мира, и в решении палестино-израильской проблемы. Коротко говоря, самодостаточное во всех отношениях государство.
Именно в Каире со своей первой президентской речью о перегрузке отношений с исламским миром выступил Барак Обама, и сегодня каирская речь Обамы уже история. По мнению большинства аналитиков, любая другая ближневосточная столица просто не потянула бы до Каира по степени убедительности речи американского президента.
Одним из важных элементов каирской речи была серьезная критика политики Израиля по отношению к палестинцам.
Тем не менее в арабском мире реакция на каирскую речь Обамы была неоднозначной. В частности, один из представителей арабского националистического движения «Хезболла» тогда заявил, что «исламскому миру не нужны ни моральные, ни политические проповеди». А иранский лидер аятолла Али Хаменеи добавил, что «государства в этой части света глубоко ненавидят Америку» и «даже если американцы будут произносить сладкие и красивые речи мусульманским народам, они ничего не изменят».
На самом деле, о какой-то серьезной перезагрузке отношений Америки с Ближним Востоком, читай: исламским миром — так и не произошло. Впрочем, любое движение навстречу когда-то дает плоды.
Вернемся к личности египетского президента.
В тот печальный день, 6 октября 1981 года, когда исламисты убили Анвара Садата во время военного парада, Хосни Мубарак находился в непосредственной близости от президента и даже получил легкое ранение. Напомню, что Садату не простили мирный договор Египта с Израилем.
Уже 14 октября он занял кресло президента. Интересно, мог ли он предположить, что быстро забудет уроки истории и сможет управлять страной почти тридцать долгих лет и превратится в очередного восточного диктатора.
Между тем его первые шаги на посту лидера страны были довольно успешными, а многие его жесткие действия, скорее всего, угодили народу. Так, Хосни Мубарак назначил ряд мероприятий по борьбе с коррупцией. Затем жестко обошелся с родственниками и приближенными Садата — многие были преданы суду, пострадали и некоторые высокопоставленные государственные чиновники. Мубарак уничтожил ряд фундаменталистских организаций, их члены были казнены. В частности, были казнены участники убийства президента Садата.
Мубарак освободил несколько сотен членов оппозиционных организаций из тюрем, смягчил условия деятельности оппозиционных партий, позволил издавать оппозиции собственные газеты.
Все последующие сроки президентского правления Мубарак оставался единственным кандидатом и на референдумах в 1987, 1993 и 1999 годах счастливым образом сохранял власть. Необходимость таких референдумов обосновывалась сохранением чрезвычайного положения в стране, вызванного обострением исламской проблемы из-за деятельности радикальных организаций.
К явным достижениям президента Мубарака можно отнести его усилия по восстановлению членства Египта в Лиге арабских государств в 1989 году. Сегодня Египет является одним из наиболее авторитетных членов лиги.
В 2003 году Мубарак отказался поддержать агрессию США против Ирака.
Между тем Хосни Мубарака не обошла типичная в такой ситуации на Востоке семейственность власти.
С 2000 годов аналитики заговорили о возможности передачи власти его младшему сыну Гамалю Мубараку, которого отец активно выдвигал в политику. Говорили, что такая наследственная передача власти будет означать псевдомонархию. Впрочем, и отец, и сын всячески отрицали эти домыслы.
Тем временем Гамаль занимал в разные годы высокие посты во влиятельной Национально-демократической партии. В 2007 году Гамаль Мубарак возглавил НДП. Гамаль имеет европейское образование и менталитет, потому его часто называют сторонником нового поколения неолибералов.
В 2003 и 2004 годах слухи о переходе власти к Гамалю усилила болезнь президента. Именно тогда Мубарак-отец, как сообщала официальная египетская пресса, заверил генералов, что останется у власти «до последнего вздоха» и, по слухам, попросил военную элиту поддержать сына как кандидата в президенты в будущем.
Возможность прихода к власти либерала, склонного к реформам западного формата, не могла не насторожить египетскую бюрократию, тем паче военную элиту. Это стало тогда основой для прогнозов о дальнейшем развитии политической ситуации в Египте, а именно — военного переворота, во главе которого мог бы встать глава государственной службы безопасности Омар Сулейман, доверенное лицо президента Хосни Мубарака.
Тогда же на политическом горизонте появилась личность бывшего генерального директора МАГАТЭ Мухаммеда эль-Барадея. Впрочем, уже сейчас ясно, что его шансы на политическое лидерство равны нулю.
Сегодня прогнозы аналитиков практически абсолютно себя оправдали.
Во-первых, президент Хосни Мубарак объявил о роспуске правительства. Сам уходить он пока не собирается, но, во-вторых, он назначил вице-президента. Им стал тот самый Омар Сулейман, его правая рука и советник. Так что нынешние «народные волнения» в Египте, за которыми якобы не видно организаторов, на деле тот самый плановый «военный переворот», который на руку политической элите страны.

По сообщению сайта Новое поколение