Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

От мошны до тюрьмы

Дата: 01 февраля 2011 в 21:50 Категория: Происшествия

От мошны до тюрьмы

Правосудие в России — инструмент фабрикации уголовных дел ради сведения счетов в бесконечной борьбе властных кланов.

Следственный комитет официально объявил о закрытии «за отсутствием события преступления» уголовного дела против заместителя министра финансов Сергея Сторчака. Эпопея длилась более трех лет, чиновника арестовали осенью 2007 года, 11 месяцев продержали в СИЗО, а затем оставили под подпиской о невыезде. Впрочем, это судебное решение, как и прекращение дела против руководителей компании «Евросеть» и ее бывшего владельца Евгения Чичваркина, под давлением продавшего свой бизнес и вынужденно бежавшего в Великобританию, не следует считать неким «другим» сигналом российской власти миру по сравнению со скандальным, хотя и совершенно предсказуемым приговором Ходорковскому.

В случае с делом Чичваркина у него все равно отняли бизнес, в случае со Сторчаком нечего было отнимать. Но, главное, заказчикам дела Сторчака не удалось добиться основной цели его уголовного преследования — сместить его непосредственного начальника, министра финансов Алексея Кудрина.

Открытие и закрытие дела Сторчака прекрасно иллюстрирует устройство российской власти.

Дело Сторчака — типичное проявление борьбы кланов на самом верхнем уровне государства. Сторчак — человек Кудрина. Против Кудрина в момент заведения уголовного дела на его заместителя совершенно открыто выступал тогдашний замглавы администрации президента, а ныне вице-премьер Игорь Сечин. Путин «не отдал» министра финансов, в результате мотивация продавливать уголовное преследование Сторчака у Сечина просто исчезла. Тем более, сейчас у вице-премьера есть дела поважнее. Басманное правосудие, приведшее к разгрому ЮКОСа, способствовало приобретению его активов «Роснефтью». И сегодня глава совета директоров этой госкомпании Игорь Сечин успешно легализует плоды двух уголовных дел ЮКОСа посредством сделки по обмену активов «Роснефти» с ВР.

По схеме дела Сторчака развивалось и другое показательное уголовное преследование — теперь уже отставного генерала Федеральной службы по контролю за наркотиками Александра Бульбова. В рамках «внутривидовой» борьбы приближенных к Владимиру Путину силовиков дело Бульбова реально было направлено против его покровителя Виктора Черкесова. Черкесову не помогла ни нашумевшая статья в «Коммерсанте» с публичным признанием войны внутри «чекистской корпорации», ни бывшая совместная работа с Путиным. В июне 2010 года Черкесова окончательно выдавили с политического поля, лишив и без того малозначимой должности главы Федерального агентства по поставкам вооружений. После этого дело Бульбова стремительно спускаются на тормозах: по одному обвинению ему дали три года условно, второе еще расследуется. Но самого Бульбова из СИЗО выпустили, как в свое время и Сторчака.

Причем эта схема не является исключительной прерогативой федеральной власти, она работает на всех уровнях: истории о возбуждении уголовных дел против провинциальных чиновников, бывших и действующих, и близких к ним бизнесменов просто не поддаются подсчету.

Заведение уголовного дела и отправка конкурента (предпринимателя или чиновника) в СИЗО давно стали распространенным и специфически российским способом передела власти и собственности.

Реальные мотивы, по которым такие дела открываются, а потом закрываются, далеко не всегда очевидны общественности. К примеру, свежее сообщение «Интерфакса» рассказывает о прекращении уголовного дела в отношении бывшего главы Рыбинска Евгения Сдвижкова. В июне 2009 года он был приговорен к семи с половиной годам колонии строгого режима по делу о получении взятки в 1 млн рублей. В результате нового расследования принято решение о прекращении данного уголовного дела со «сторчаковской» формулировкой — «в связи с отсутствием события». А следственные органы Следственного комитета возбудили уголовное дело по факту фальсификации доказательств, содержащихся в уголовном деле в отношении Сдвижкова.

Однако показателем того, что в этой нескончаемой борьбе кланов за власть, собственность и денежные потоки что-то меняется, стало бы не только возбуждение подобных дел (например, и против тех следователей, которые заводили дело против Сторчака), но и реальное наказание для тех, кто преследовал и держал в заключении невинных людей.

Шансы на это невелики. Особенно когда речь идет о фигурах сколько-нибудь значительных. После закрытия дела Чичваркина появилось сообщение об увольнении его преследователя — начальника бюро специальных технических мероприятий МВД генерал-полковника Бориса Мирошникова. Но буквально через день глава МВД Рашид Нургалиев лично опроверг эти домыслы, заявив, что генерал уволен не из-за Чичваркина, а по возрасту. Более того, «с учетом его безусловного профессионализма, выдающихся заслуг и личностных качеств генералу Мирошникову было предложено продлить контракт. Однако он принял решение уйти на пенсию». А вместо уголовного дела генерал Мирошников получил по указу президента орден «За заслуги перед отечеством» III степени. Собственно,

о том, что происходит с российской властью и судебной системой, вполне доходчиво написал Михаил Ходорковский в письме под названием «Восстановите законность, или страна рухнет», адресованном президенту Дмитрию Медведеву.

Главный российский политзаключенный призвал президента принять экстренные меры для защиты власти закона: «Речь идет не о вмешательстве в судебную систему и не о том, как спасти меня. Происходящий на наших глазах полный распад судебной системы грозит непоправимыми последствиями всем и каждому, всей стране».

Услышит ли призыв на деле, а не на словах реформировать судебную систему Дмитрий Медведев, сказать трудно. Пока он одобрил идею совета при президенте по развитию институтов гражданского общества провести экспертизу по делу против экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и другим резонансным делам, в частности Магнитского. Делать какие-то выводы о «повороте» Медведева пока рано. Но, видимо, у президента есть понимание, что давосских инвесторов, как и собственных граждан, не удалось успокоить ответами вице-премьера Сечина: «Киллеры и жулики сидят, а бардак прекращен, правила игры есть…»

По сообщению сайта Газета.ru