Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Николай Губенко: «Скоро и Байкал продадут»

Дата: 02 февраля 2011 в 03:20

Художественный руководитель театра и заместитель председателя Московской городской думы рассказал, почему он считает написанное классиком полтора века назад по-прежнему актуальным...

Такого корреспондент «АиФ» не видел в театре давно! На многие реплики артистов зрители то и дело громко отвечали: «Правильно! Так и есть!» Новый злободневный спектакль «Содружества актёров Таганки» «Арена жизни» по произведениям М. Салтыкова-Щедрина проходит с аншлагом. «Народ безмолвствует, а власть на протяжении веков делает всё, что хочет», — говорит Народный артист России Николай Губенко.

«АиФ»: — Николай Николаевич, своей «Ареной жизни» вы «наехали» буквально на всех власть имущих. Это вызов? Хотя постановка заявлена в афишах как феерическая театрально-цирковая мистерия, ваш новый спектакль многие считают открыто политическим.

  Н.Г.: — Нет, он исторический. Во властных структурах государства Российского за 160 лет — с момента, когда Салтыков-Щедрин написал своё произведение, — почти ничего не изменилось. Меняются названия: монархия, диктатура, капитализм... А властные структуры как были, так и остаются: а) коррумпированными, б) соподчинёнными по вертикали. Есть народ, который безмолвствует, и власть, которая делает всё, что хочет, пока она у власти. А потом с ней делают всё, что хотят, когда она низвергнута. Михаил Евграфович описал унижение писателя, неприязнь к нему сумасшедшего дома власти, наше отношение к понятиям «свобода» и «демократия». Для людей разных убеждений новый спектакль «Содружества актёров Таганки» — глоток свободы, которой сейчас нет. Я считаю, что настоящая свобода действительно отсутствует. А вот свобода экстремизма во всех сферах нашей жизни, свобода насилия, когда слабый всегда в проигрыше, а сильный бьёт по темени или в лоб стреляет, есть. Свобода жестокости — да, присутствует. Свобода растления молодого ума.

Так что я попросил бы не акцентировать, что наш спектакль политический. Слово «политика» сразу отпугивает, вызывает у потенциального зрителя неприязнь. Политики последних времён часто обманывали людей, в результате чего народ обнищал до изнеможения. И, как говорят у Щедрина персонажи, сейчас за наш рубль полтинник дают, а скоро будут давать по морде. Потому что покупательная способность этого рубля не соответствует жизненным потребностям русского человека.

«АиФ»: — Поэтому такие люди, как Мавроди, тут как тут. Не успел выйти из тюрьмы, воскрешает пирамиду «МММ», обещая золотые горы доверчивому вкладчику.

Н.Г.: — Такие, как Мавроди, хорошо вписываются в нынешнюю систему. Он практически не нарушает законодательство. Объявляет свободный выбор вклада людей в дело, которым он не будет руководить. Я лично не пойду в эту структуру. У меня есть другая пирамида — государственная, которая каждый год меня наказывает процентами инфляции и повышением цен, которые просто необузданно велики. Компенсации прибавками к зарплатам и пенсиям смехотворны. У меня с женой лекарства отнимают в месяц порядка  6 тысяч рублей. Это то, что нам, пожилым людям, прописано врачами. Но я лицо высокооплачиваемое, я депутат. А что делать пенсионеру?!

«АиФ»: — «Нынче предпринимателей завелось много, торгуют отечеством на каждом углу». Это слова одного из персонажей вашего спектакля.

Н.Г.: — Дальше такой текст: «Возьму, разорю да убегу за границу. И действительно, в 2-3 года всё разорит, кирпич — и тот выломает и вывезет». Нефть вывозят, лес вывозят. Слава богу, ещё с Байкала не провели трубо-
провод питьевой воды за рубеж. Скоро у нас и чернозём будут экспортировать, если за него дадут хорошие деньги. Кстати, это делали фашисты во время Великой Отечественной.

А сейчас это делают наши русские люди, которых за их доброжелательность, способность подпереть плечом друг друга прославляли Достоевский, Толстой, Чехов, Гоголь. Стыд и позор! Как у Салтыкова: «Поначалу воровать действительно страшно: всё кажется, что чужой рубль жжётся. А потом, как увидит человек, что чужой рубль легче всего обращается в собственный, станет и походя поворовывать».

  «АиФ»: — Я задам вечный для России вопрос: кто виноват?

Н.Г.: — Те, кто провозгласил, что у государства не должно быть идеологии. Это  разрушительный тезис «идеолога перестройки» А. Н. Яковлева. Полный разброд и так называемая деидеологизация привели к появлению другой идеологии — идеологии неприязни, ненависти, повального воровства, к постыдному наплевательскому отношению к могилам предков, отдавших свои жизни за лучшее будущее нашей Родины, расчленению народа на богатых и бедных. Извините за пафос. Всё, что связано с понятием «советский», сегодня оплёвывается. Всё американизированное идеализируется и подаётся как эталон.

Я уже не говорю о нынешнем отношении к труду. Раньше труд считался благородным делом. Крестьянину, труженику воздавали хвалу на первых страницах газет за ратные подвиги. Согласны?

«АиФ»: — Не совсем. Моя бабушка-крестьянка работала в поле от зари до темна за «палочки»-трудодни, денег им не давали. У деревенских не было паспортов, они никуда не могли уехать.

Н.Г.: — В Америку точно не могли уехать. Но назовите мне хоть одну деревню, где бы председатель колхоза не помог пенсионерке дровами, хлебом, вспахать огород. Это было всегда! Сейчас обратитесь к кому-нибудь! В деревне 12 стариков, 80 домов. Дай бог, придёт пьяный сын, сожжёт, ударит топором, вот и всё веселье.

«АиФ»: — «Веселье» в России усугубляется ещё и тем, что дети бедных тоже, за редчайшим исключением, будут бедными. Молодёжь не может получить достойного образования, которое нынче стоит безумных денег.

Н.Г.: — Считаю, что платное образование — государственное преступление, за которое нужно судить. Я — мальчик без родителей. Из Одессы по собственной инициативе приехал поступать во ВГИК. Конкурс на одно место актёрского факультета — 3 тысячи человек. И я поступил! Рядом на факультете режиссуры учились Шукшин — выходец из алтайской глубинки и Тарковский — сын рафинированных интеллигентов. Сейчас это можно представить?! Пройдите по улице Петровка мимо магазина «Азбука вкуса». На тротуаре — рекламное объявление: «Продаю главные роли в фильмах». И телефон. Талант не нужен! Можно купить главную роль, можно — целый фильм, можно купить и продать всё что угодно.
Элитные школы — что это такое? Там учатся отпрыски богатейших людей, которые стали богатыми только благодаря тому, что ограбили собственный народ. Они посылают своих детей в ультракомфортные концентрационные лагеря, оставляя всех остальных в нормальных концлагерях на похлёбке. Но, как только кончатся деньги, этого ребёнка не станет, он не выживет в обычной жизни. Он не личность. За ним стоит только капитал его родителей, больше ничего.
В чём вижу выход, спрашиваете? Не нужно всё реформировать повально. Всё тот же Салтыков-Щедрин: «У нас из всех реформ наилучшим образом привилась одна — это буфеты при собраниях». Если в СССР была, по признанию мировой общественности, одна из лучших систем образования, зачем её реформировать?

Наш народ нуждается в жёсткой дисциплине. Всё тот же Салтыков-Щедрин: «Многие утверждают, что в основе современных напастей непременно лежит воровство». Надо карать за воровство, тунеядство, преступное предпринимательство — карать, а не пугать. Если ты совершил государственное преступление, особенно в крупных размерах, то всё твоё имущество, включая записанное на жену и близких, — всё должно быть отдано государству. Для нашей страны недопустимо расслоение на сверхбогатых и безумно нищих. Мы должны исповедовать идеологию достатка для всех. Значит, достаточности.

Николай Губенко родился в 1941 г. в Одессе. Народный артист России. Режиссёр, сценарист, общественный деятель. С 1992 г. руководит театром «Содружество актёров Таганки». Поставил фильмы «Пришёл солдат с фронта», «Подранки», «Из жизни отдыхающих», «И жизнь, и слёзы, и любовь...», «Запретная зона». Жена — актриса Жанна Болотова.

По сообщению сайта Аргументы и Факты