Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Когда победит коррупция?

Дата: 02 февраля 2011 в 03:21

«При ворующем «крупняке» в обществе невозможны честные средний и нижний слои», — уверен писатель Михаил Веллер

Борьба с коррупцией объявлена в стране чуть ли не задачей номер один. На очередном заседании Совета по противодействию коррупции президент предупредил: законы будут ужесточаться, за взятки можно будет схлопотать 15 лет тюрьмы, а декларации чиновников изучат чуть ли не под микроскопом. Помогут ли эти меры? Сможет ли Россия победить коррупцию или коррупция в конце концов победит её? Об этом рассуждает писатель Михаил Веллер.

— Для начала — что такое коррупция? Коррупция — это победа рыночной идеологии над государственной в отдельно взятом случае. Коррупция — это подчинение закона конкретному интересу.

Вероятно, когда в 1992 г. проводились реформы, условно названные «гайдаровскими», авторы реформ не думали, что они закладывали фундамент коррупции, который позднее станет невозможно сдвинуть. Авторы реформ шли на прямые нарушения законов, которые, собственно, ещё даже не были созданы, для того чтобы заложить фундамент рыночной экономики. Они исходили из простейших положений: мы создадим класс крупных собственников скорейшим и прямейшим путём, и они уже всё пространство страны организуют по рыночному принципу. Поэтому не важно даже, кому именно достанется крупнейшая собственность. Лучше, чтобы она досталась всё-таки своим ребятам, которых мы уже знаем, с которыми можем иметь дело, на которых как-то можем рассчитывать. А кроме того, поскольку серьёзные политико-социальные и экономические реформы связаны с неизбежным обвалом жизненного уровня на какое-то время и неизбежной политической реакцией, мы должны создать класс крупных собственников, чтобы они могли противостоять вероятной попытке коммунистической реставрации. Чтобы они могли аккумулировать крупные деньги и вбросить их в борьбу.

Примерно так всё и произошло. Расстрел парламента 1993 г. навсегда останется событием неоднозначным. На чьей стороне был закон? На чьей стороне была правда? Можно спорить. Но то, что у победителей было намерение создать счастливое, новое, демократическое, процветающее, рыночное государство, — это намерение не вызывает сомнений.

Следующая дата — выборы 1996 г. Стало уже общим местом, что при равном доступе к СМИ, при равных финансовых ресурсах, при полной прозрачности всех предвыборных и выборных процедур побеждал Зюганов. Что вышло бы из победы Зюганова, сказать трудно. Мы отнюдь не проповедуем коммунизм. Но поскольку победа Ельцина была продавлена, строго говоря, коррупционным путём, после этого пути назад уже не было. После этого Березовский сказал: «Мы обязаны любым путём обеспечить преемственность власти, иначе все мы далеко полетим». И полетел — чуть позднее. Вот в 1996-м власть обеспечила преемственность себя себе самой, в 2000-м это повторилось, в 2004-м повторилось, в 2008-м — повторилось. А коррупция, меж тем, нарастала, мельчала, опускалась от самого верха до самого низа. И вот мы уже живём в этом пространстве. Ибо класс крупных собственников готов пойти на всё, чтобы сохранить себя. А социум устроен по такому закону — это закон вселенской неотвратимости, — что рыба гниёт и тухнет с головы, что поведение матрицируется, копируется сверху вниз, что модель действия копируется сверху вниз. И при ворующем «крупняке» невозможен на уровне физического закона честный средний и нижний слой. И когда наши таксисты заламывают цены у вокзалов, и когда наши торговцы вместо еды кормят нас отравой, и каждый старается набить свой карман, как умеет, то самый мелкий жулик принципиально ничем не отличается от олигарха. Он ворует, как может.

Поэтому мы можем не напрягаться в прогнозах, что будет, если в России победит коррупция. И какой будет Россия, если коррупция победит её окончательно. Она уже победила её окончательно.

Рынок может существовать только в условиях государства. Ибо без государства сильный грабит слабого и заставляет работать на себя. Когда наши реформаторы решили, что рынок сам всё организует, рынок молниеносно подчинил себе и государство, и идеологию, и людей. И сейчас мы живём в пространстве, где коррупция есть единственный возможный способ решения всех проблем. Когда власти предержащие говорят, что рост тарифов ЖКХ необходимо ограничить 15%, это означает окончательный провал рыночной экономики. Это означает, что проповедники и апологеты рынка говорят: пора ограничивать его государственными способами, ибо ничего не получается! А рынок даёт взятки государству и говорит: «Ничего-ничего, родное государство! Ты же воруешь ещё больше, чем мы. Ты, государство, обслуживаешь меня, рынок». Вот эта система обслуживания рынка государством и есть всеобщая коррупция.

По сообщению сайта Аргументы и Факты