Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Из жизни беглых олигархов

Дата: 02 февраля 2011 в 06:10

Сауле Карибаева, ЦентрАзия.Ру, 1 февраля

Люди во все времена уезжали из своей родной страны на чужбину. Порой это было связано с тем, что страна становилась проблемной для целой группы своих граждан. Из Франции после революции бежали роялисты, из фашистской Германии – евреи, из Советской России – все, кому было не по пути с большевиками.
По данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, в последние три года число лиц, ищущих убежище в промышленно развитых странах, остается примерно на одном уровне – около 370 тыс. человек. Среди стран, откуда люди бегут, продолжают лидировать те, где идет процесс ускоренного построения демократии под руководством Вашингтона – Афганистан на первом месте (26800 человек в 2009 году), Ирак на втором (24000 человек).
Порой отъезд за границу связан с проблемами самих беженцев. Американский писатель Уильям Берроуз любил наркотики сильнее, чем то позволяли законы США, а потому был вынужден уехать в Танжер. Режиссер Роман Полански вынужден жить за пределами США, чтобы не сесть в тюрьму за изнасилование.
Нередко вынужденными эмигрантами становятся бизнесмены. Марк Рич, американский бизнесмен-авантюрист, глава одноименной компании, торговавшей со странами, на которые США наложила торговое эмбарго (Иран, Куба, Ливия, СССР после вторжения в Афганистан) привлек внимание американской юстиции. В 1983 году Рудольф Джулиани, тогда еще не мэр Нью-Йорка, а прокурор, выдал ордер на его арест. Помимо прочего, его обвинили в неуплате налогов на сумму 48 млн. долларов. Марку Ричу пришлось бежать из США, он принял испанское гражданство, а затем и израильское, активно работал в Советском Союзе, а после его распада – в России и Казахстане, контролируя большую часть торговли алюминием. Его компания поменяло имя с Марк Рич на Glencore, сам Марк Рич был вынужден уйти из нее. Но самое интересное случилось в январе 2001 года – президент Билл Клинтон, прежде чем уйти из Белого дома, буквально за час до истечения своих президентских полномочий подписал указ о помиловании бизнесмена, обвинявшегося не только в уклонении от уплаты налогов, но и в государственной измене. Говорят, этому сильно способствовали пожертвования бывшей жены Марка Рича на президентскую библиотеку Клинтона (450 млн. долларов), а также просьбы Эхуда Барака, Шимона Переса и других видных израильских политиков.
Но есть особая разновидность эмигрантов – политические. Их же часто именуют узниками совести, что не совсем правильно. Термин узник совести используется с 1961 года. Его придумал и сделал частью правозащитного бизнеса основатель организации Amnesty International британский юристом Питер Бененсон. Он объявил узниками совести тех, кто содержится под стражей или в заключении по политическим мотивам. С тех пор по всему миру Amnesty International признала узниками совести более 47 тыс. человек. Так вот, звание узника совести присваивают тем из фактических эмигрантов, на кого перед отъездом было заведено уголовное дело, и кто порой в тюрьме не просидел и дня.
Среди стран, куда бегут люди, первое место занимают США, на втором месте – Франция, на третьем – Канада, на четвертом – Великобритания, на пятом – Германия. Великобритания стоит особняком. Если в Канаду или США едут все подряд, то Лондон считается Меккой для политэмигрантов. У Британии, в 18 веке являвшейся на фоне консервативной Пруссии и нестабильной Франции бастионом либерализма и стабильности, сложились давние традиции невыдачи преступников, объявивших себя политическими. Там обосновались Александр Герцен и Николай Огарев. В Лондоне подолгу жил Михаил Бакунин. Там же нашла приют дочь Сталина Светлана Аллилуева. В советское время в Британию бежали офицеры КГБ и ГРУ – Олег Гордиевский и Владимир Резун, позднее прославившийся как писатель под именем Виктор Суворов.
Профессиональный облик политэмигранта после распада СССР сильно изменился. Если революционная волна в начале 20 века выбросила за пределы России не только офицеров белой армии, но и писателей, философов, художников, инженеров, композиторов, то сегодня из стран СНГ бегут в основном олигархи и журналисты, входящие в группу обслуживания олигархов.
Те, кто знаком с жизнью политических эмигрантов по кинофильму «Бег», рассказам Набокова или песням Вилли Токарева, считают, что на чужбине эмигрантам приходится резко менять свою работу, привычки и вообще весь уклад жизни. Это не вполне верно. Даже эмигранты из Советской России продолжали за границей заниматься тем же, чем на родине. Бунин писал рассказы, Рахманинов сочинял музыку, Шаляпин пел, Кандинский писал картины, Алехин играл в шахматы, а Сикорский строил вертолеты.
Нынешние эмигранты — политбизнесмены пытаются более или менее успешно и точно воссоздать за границей свой бизнес в том виде, в каком он существовал у них на родине. И если в финансовой и корпоративной сфере это сделать бывает нелегко, поскольку суть бизнеса составляли хищения и уклонение от налогов, то в медийной сфере они изо всех сил пытаются сохранить хоть какие-то позиции. Самым страшным для олигарха оказывается не утрата части своего бизнеса (обычно они достаточно предусмотрительны для того, чтобы увести часть денег за границу), а утрата внимания публики.
Владимир Гусинский – в прошлом российский медиа-магнат, владел телекомпаниями НТВ, НТВ+, ТНТ, газетой «Сегодня», журналами «Итоги», «Семь дней», радиостанцией «Эхо Москвы». Сейчас он живет в Израиле и является совладельцем местного русскоязычного телеканала (9-й канал) и международного телеканала RTVi, был совладельцем одной из ведущих газет Израиля «Маарив».
Борис Березовский к 2000 году контролировал газеты «Коммерсант», «Независимая газета», «Новые Известия», журналы «Власть», «Деньги», «Огонек», телеканалы ОРТ и ТВ-6. Он продолжал контролировать свою медийную империю и после того, как уехал в Лондон, где в 2003 году получил политическое убежище, хотя к концу 2000-х был вынужден продать свои активы в России. Впрочем, Борис Абрамович настолько активен и экстравагантен в своих поступках, что постоянно оказывается героем и политических, и бульварных новостей.
Рахат Алиев тоже питал слабость к средствам массовой информации. Оказавшись в Швейцарии без милых сердцу телеканала КТК и газеты Караван, он пытается получить поддержку у оппозиционных изданий Казахстана – газет «Республика», «Взгляд», «Свобода слова», «Тасжарган». Но редактора и владельцы этих изданий готовы сотрудничать с бывшим зятем президента лишь в той степени, в какой это выгодно им самим. Фактически они используют Рахата Алиева в своих целях. Тогда он уходит в виртуальное пространство и там создает свои сайты и блоги. Его мысли и чувства переводят на литературный язык верные литераторы – братья Шуховы. Даже за границей бывший олигарх, экс-посол и разжалованный генерал КНБ меняет место жительства, жену и фамилию, но от привычек своих отказаться не может. Ему нужна слава, пусть сомнительная, пусть Ггростратова, лишь бы быть в центре внимания.
Мухтар Аблязов, сделавший состояние на банковских махинациях и операциях с недвижимостью, всегда с особым трепетом относился к СМИ. В Лондоне ему явно недостает любимого телеканала ТАН, и он создает новый телеканал К+, где часто и подолгу выступает и в прямом эфире, и в записи. И, разумеется, он смог отказаться от БТА банка, но только не от газеты «Республика».
Конечно, эта невинная слабость к электронной и печатной журналистике приносит беглым олигархам определенную пользу. Ведь через подконтрольные СМИ они рассказывают про то, как они борются с тоталитарными режимами у себя на родине. Организации, специализирующиеся на защите узников совести, эти рассказы используют как основание для присвоения им звания узников совести.
Оказавшись за границей, политические бизнесмены вынуждены пересматривать отношения со своими вчерашними соотечественниками, а ныне – собратьями по эмиграции. Порой эти отношения меняются радикально. Но об этом – в следующий раз.

По сообщению сайта Nomad.su