Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Вашингтон усиливает проникновение в Центральную Азию, — Eurasia Review (Испания)

Дата: 02 февраля 2011 в 10:50 Категория: Новости стран мира

CA-NEWS (TJ) — По мере того как Вашингтон и НАТО укрепляют военные связи с пятью странами Центральной Азии, большая часть членов ШОС и ОДКБ будет переходить из китайской и российской в американскую шеренгу.

Вашингтон усиливает проникновение в Центральную Азию

(«Eurasia Review», Испания)

Рик Розофф (Rick Rozoff)

02/02/2011

В редакционной статье, появившейся недавно на сайте «Голоса Америки», приводится мысль о том, что Соединенные Штаты в прошлом году существенно укрепили свои отношения с пятью бывшими советскими республиками Центральной Азии: Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном.

Одна или даже несколько из этой пятерки стран граничат с Афганистаном, Россией, Китаем и Ираном, а некоторые граничат более чем с одним из вышеперечисленных государств. У Казахстана, например, есть общая граница с Китаем и с Россией.

США и Британия при поддержке Организации Североатлантического договора в октябре 2001 года вторглись в Афганистан, а также распространили свое военное присутствие на Киргизию, Таджикистан и Узбекистан. Сделали они это менее чем через четыре месяца после того, как Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан создали Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) в целях укрепления взаимодействия и интеграции в Центральной Азии и при ее посредстве в таких областях как экономика, безопасность, транспорт и энергетика. В 2005 году в ШОС в качестве наблюдателей вступили Индия, Иран и Пакистан, а афганский президент Хамид Карзай принял участие в пяти последних ежегодных встречах глав государств этой организации.

Сегодня более чем 150-тысячная военная группировка США и НАТО сосредоточена непосредственно к югу от стран Центральной Азии.

Казахстан и Туркмения также расположены на Каспийском море, которое является кладезем нефти и природного газа. Запасы этих энергоресурсов были точно определены лишь за последние двадцать лет, и сейчас американские компании активно участвуют в реализации проектов добычи углеводородов в этом регионе.

После вторжения США в Афганистан Пентагон и его союзники по НАТО в дополнение к советским военно-воздушным базам в этой стране развернули свои силы на базах в Киргизии, Таджикистане и Узбекистане. Первые две страны граничат с Китаем.

Военные США подтвердили, что по состоянию на март прошлого года в рамках афганской войны через киргизский Транзитный центр в Манасе ежемесячно проходит в среднем 50000 американских и натовских военнослужащих. Также в прошлом году американские представители говорили о строительстве новых военных учебных центров в Киргизии и Таджикистане.

В редакционной статье «Голоса Америки» приводится выступление заместителя госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии Роберта Блейка (Robert O. Blake), который два года назад сменил на этом посту Ричарда Баучера (Richard Boucher).

Блейк выступил с речью в Институте государственной политики им. Джеймса Бейкера III (James A. Baker III Institute for Public Policy) при университете Хьюстона, штат Техас. Она называлась «Приоритеты администрации Обамы в Южной и Центральной Азии».

В его речи, лишенной добродушных шуток и обязательной в таких случаях дипломатичности, упор делается на геополитических замыслах и планах США в этом регионе, который Блейк назвал жизненно важным для интересов Вашингтона.

«Центральная Азия лежит на критически важном стратегическом перекрестке, гранича с Афганистаном, Китаем, Россией и Ираном. Поэтому Соединенные Штаты хотят продолжать расширять наше взаимодействие и наше сотрудничество с этим важнейшим регионом».

Этот регион не просто граничит с четырьмя вышеуказанными государствами. Если его возьмут под свой контроль Соединенные Штаты, это воспрепятствует развитию регионального сотрудничества между данными странами, и оно будет осуществляться только при посредничестве внешней силы – Вашингтона, и только в той мере, в какой это будет им позволено. Рассказывая о схемах и планах США в данном регионе, Блейк перечислил три приоритета:

— поддержка международных усилий в Афганистане,

— создание стратегического партнерства с Индией,

— налаживание более прочных и стабильных отношений с центральноазиатскими государствами.

После их перечисления он прокомментировал список следующим образом: «Рассказав об этих приоритетах подробнее, я затем остановлюсь на вопросе энергоресурсов в Центральной Азии, поскольку, как мне кажется, в Хьюстоне это вызывает особый интерес». В этом городе находятся штаб-квартиры таких компаний как ConocoPhillips, Shell и Energy Services Group, принадлежащая Halliburton.

Заместитель госсекретаря также подчеркнул ту роль, которую играет введенная недавно в действие «северная сеть снабжения» (Northern Distribution Network) в переброске с запада на войну в Афганистан предметов снабжения, военной техники и войск. При этом он всячески продвигал мысль о том, что «северная сеть снабжения дает народам Центральной Азии все больше возможностей для продажи товаров и предоставления услуг войскам НАТО в Афганистане». «Мы надеемся, — сказал Блейк, — что это поможет активизации торговли и экономического сотрудничества между Афганистаном и Центральной Азией».

Соединенные Штаты неутомимо работают над тем, чтобы воспрепятствовать усилению китайского, российского и иранского влияния в Центральной Азии, и способствуют интеграции этого региона в сфере экономики, транспорта и безопасности через северную сеть снабжения Пентагона и НАТО. Соединенные Штаты и НАТО хотят, чтобы эта сеть подменила собой ШОС в качестве движущей силы интеграции центральноазиатских стран в вопросах экономики и безопасности. На сегодня 11 из 15 бывших советских республик (за исключением Армении, Белоруссии, Молдавии и Украины) подключены к северной сети снабжения, которая берет свое начало на Балтийском и Черном море.

Вашингтон также использует Афганистан и Центральную Азию, чтобы получить еще больший трофей. Опять же, по словам Блейка, «Южная Азия и Индия в качестве ее преуспевающего символа это регион, находящийся в критически важном районе Индийского океана; и его стратегическая и коммерческая значимость для США постоянно увеличивается».

«В целом в этом регионе проживает более двух миллиардов человек, или примерно четверть населения планеты», — добавил Блейк.

Он подробно остановился на главной стратегической цели афганской войны, когда заявил, что «совместные проекты с Индией в Афганистане составляют небольшую, но важную часть значительного события мирового масштаба – возникновения глобального стратегического партнерства между Индией и США», поскольку «к 2025 году Индия должна стать третьей в мире страной по размерам экономики, уступая лишь США и Китаю».

«Госсекретарь Клинтон и другие члены кабинета отправятся этой весной в Индию для участия в американо-индийском стратегическом диалоге, охватывающем весь спектр нашего сотрудничества».

Блейк также напомнил своим слушателям об инициативе, учрежденной в прошлом году и осуществляемой под его руководством. Речь идет о двусторонних консультациях со всеми пятью странами Центральной Азии. Выступая в Хьюстоне, он заявил: «Я с нетерпением жду начала второго тура ежегодных двусторонних консультаций с Узбекистаном, который состоится в следующем месяце в Ташкенте».

Начальница Блейка госсекретарь Хиллари Клинтон посетила Узбекистан в прошлом месяце. Она стала первой главой американского внешнеполитического ведомства, побывавшей в этой стране со времен поездки туда в 2001 году Колина Пауэлла (Colin Powell). Кроме того, она также посетила Казахстан и Киргизию, а узбекский президент Ислам Каримов только что вернулся из Брюсселя, где он побывал по приглашению НАТО в штаб-квартире этой организации и встретился с ее генеральным секретарем Андерсом Фогом Расмуссеном. Находясь в бельгийской столице, он также провел встречу с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу и еврокомиссаром по энергетике Гюнтером Эттингером (Günther Oettinger). В Узбекистане мало месторождений нефти, однако это одна из крупнейших газодобывающих стран на постсоветском пространстве.

Узбекистан, как и его соседи, приобретает растущее значение для военных действий США и НАТО на юге Азии. Аэропорт в узбекском городе Навои стал ключевым звеном в северной сети снабжения, куда входят железные, автомобильные дороги Центральной Азии и ее воздушные маршруты, по которым осуществляется снабжение американских и натовских войск в Афганистане. Большая часть грузов, идущих в Афганистан, проходит через узловую железнодорожную станцию Термез на узбеко-афганской границе. В Термезе, а также по ту сторону границы в афганской провинции Кундуз размещаются немецкие войска.

Находясь в Киргизии, Клинтон, не предлагая даже подписать официальное соглашение, заявила о возможном продлении прав аренды на находящуюся там американскую авиационную базу. Она сказала: «Вашингтон в 2014 году снова проведет анализ того, нужна ли ему база Манас».

Клинтон сказала, что Манас это основной транзитный пункт переброски войск из 49 стран в Афганистан.

В своем выступлении в университете Хьюстона ее подчиненный Блейк также поднял вопрос о стратегической роли Центральной Азии в добыче и транспортировке углеводородов. Согласно его утверждению, на долю самого крупного и самого богатого центральноазиатского государства Казахстана «в следующие 10-15 лет будет приходиться одно из крупнейших увеличений в объеме поставок на мировой рынок из числа стран, не входящих в ОПЕК, так как к 2020 году добыча нефти там удвоится, достигнув объема в 3 миллиона баррелей в день». США и их союзники из ЕС и НАТО давно уже планируют перекачивать казахскую нефть и газ на запад в Европу через Южный Кавказ в обход России, чтобы лишить ее роли главного поставщика энергоресурсов на европейский континент.

Среди западных проектов строительство газопровода Nabucco и трубопровода по дну Каспийского моря, чтобы по нему перекачивать казахскую нефть в Азербайджан. Оттуда она пойдет по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан (Азербайджан-Грузия-Турция) с ответвлением в сторону трубопровода Одесса-Броды — Полоцк-Гданьск, который идет с Украины на балтийское побережье Польши. Оттуда нефть будет поставляться в остальную часть Европы.

Таким образом, это будет инициированный Западом Южный коридор, составляющий конкуренцию российскому газопроводу «Южный поток», который пойдет через Черное море на Балканы.

В 2009 году спецпредставитель Госдепартамента по вопросам евразийской энергетики Ричард Морнингстар (Richard Morningstar) выступил в Чехии на саммите ЕС, который назывался «Южный коридор – новый Шелковый путь», где заявил: «Президент Обама и госсекретарь Клинтон разделяют вашу поддержку идее создания Южного коридора и считают крайне важными энергетические вопросы Евразии».

Его коллега по Госдепартаменту Блейк на прошлой неделе также высказался на эту тему: «На Узбекистан часто не обращают внимания как на источник энергоресурсов, однако он обладает значительными запасами углеводородов и добывает почти столько же природного газа, сколько Туркмения. Через находящийся в самом сердце Центральной Азии Узбекистан проходит значительная часть инфраструктурных линий этого региона – автомагистрали, железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы. Таким образом, у Узбекистана имеется уникальная возможность для увеличения экспорта без особых вложений в новую инфраструктуру».

Однако больше всего внимание Блейка привлек энергетический проект, соглашение о реализации которого было заключено 11 декабря прошлого года. Это проект строительства газопровода ТАПИ (Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия), по которому газ пойдет из прикаспийской Туркмении в Индию. С заключением этого соглашения был подписан смертный приговор конкуренту – «трубопроводу мира» из Ирана в Пакистан, а затем в Индию и Китай. Этот трубопровод стоимостью 7 миллиардов долларов и длиной более двух тысяч километров, носящий название ИПИ (Иран-Пакистан-Индия), планировался к строительству уже давно. Но против него выступал Вашингтон, который поддержал более ранний проект ТАП (Туркмения-Афганистан-Пакистан), а позднее – ТАПИ.

Длина этого трубопровода составит более 10000 миль (так в тексте, проектная длина ТАПИ 1735 км – прим. перев.), и по нему ежегодно будет перекачиваться 33 миллиарда кубометров газа.

Блейк отметил: «Существенные запасы полезных ископаемых этой страны могут вывести Туркмению в первую пятерку стран мира по объемам газовых резервов … а это привлекает внимание многих стран, заинтересованных в получении туркменского газа для различных трубопроводных проектов». Далее Блейк объявил, что «Соединенные Штаты приветствуют возобновившийся интерес к ТАПИ». На самом деле, это была главная движущая сила проекта, поскольку США оказали влияние на Азиатский банк развития, который согласился профинансировать строительство трубопровода.

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов «почти единолично возродил проект Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия, который, в случае его успешного осуществления, свяжет, наконец, ресурсы Центральной Азии с рынками юга», отметил Блейк.

В середине января афганский президент Карзай и президент Индии Пратибха Девисингх Патил (Pratibha Devisingh Patil) направили послания своему туркменскому коллеге, «выразив уверенность в том, что газопровод ТАПИ (Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия) будет построен в недалеком будущем».

Вскоре после этого Бердымухамедов встретился в туркменской столице с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу, который во время своей поездки в регион также встречался с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, а затем в Брюсселе – с узбекским руководителем Каримовым. По завершении этой встречи Бердымухамедов объявил, что его правительство готово тиражировать проект ТАПИ в виде поставок каспийского газа в Европу за счет «строительства трубопровода по дну Каспийского моря и перевозки природного газа через него специальными судами, танкерами». Затем Туркмения подключится к Южному энергетическому коридору (в том числе, к газопроводу Nabucco), чтобы поставлять каспийский, а также ближневосточный газ (включая иракский) в Европу.

Пока Туркмения заключает сделки на поставку природного газа в основном с Россией, Китаем и Ираном. И Россия, и Китай проявляют интерес к участию в проекте ТАПИ, но США обязательно сделают так, чтобы этого не произошло. «Суть заинтересованности Вашингтона в строительстве ТАПИ заключается в том, что он хочет обеспечить создание альтернативного маршрута поставок газа из Центральной Азии, который пойдет в обход российской трубопроводной сети».

Вдобавок к этому Индия возражает против предоставления любых контрактов любой китайской фирме или консорциуму на строительство газопровода ТАПИ.

Согласно сообщению Central Asia Newswire, «Соединенные Штаты поддержали ТАПИ, а также туркменские усилия по удалению из этого проекта России, чтобы разрушить российскую и китайскую монополию на экспорт каспийских энергоресурсов».

Еще несколько лет тому назад бывший помощник госсекретаря по европейским и евразийским делам и всесторонний специалист по постсоветскому пространству Мэтью Брайза (Matthew Bryza), назначенный недавно послом США в Азербайджане, отмечал, что транспортный коридор, созданный в 90-е годы Соединенными Штатами и их западными союзниками для поставки энергоресурсов на Запад, с началом афганской кампании в 2001 году используется для переброски войск и техники на восток. То, что США и НАТО несколько лет называли Новым шелковым путем, на самом деле является маршрутом для транспортировки оружия и энергоресурсов.

Но до недавнего времени Туркмения стояла в стороне от этого двустороннего транзита. Это единственная страна в Центральной Азии, не вошедшая в ШОС и в Организацию Договора о коллективной безопасности (куда в качестве членов также входят Армения и Белоруссия).

Журналистка Дейрдре Тайнан (Deirdre Tynan) предоставила ценную информацию о том, в какой мере Туркмению исподтишка втягивают в масштабные схемы афганской войны США и НАТО. Два года назад она рассказала о том, как Туркмения «потихоньку превращается в крупный транспортный узел» в рамках северной сети снабжения, обеспечивая поставки в Афганистан в интересах действующих там войск США и НАТО.

Тайнан также сообщила:

«Пентагон подтвердил, что небольшой контингент американских военных работает в настоящее время в Ашхабаде [столице Туркмении], обеспечивая операции по дозаправке».

«Соединенные Штаты заключили соглашение, позволяющее транспортным самолетам совершать посадку и осуществлять дозаправку в аэропорту Ашхабада, о чем сообщило Министерство обороны США. НАТО также хочет открыть наземный коридор для снабжения войск в Афганистане».

Журналистка привела слова представителя Министерства обороны, который заявил: «У США есть небольшая команда техников ВВС, обычно семь человек, которая обеспечивает дозаправку американских самолетов в аэропорту Ашхабада».

В недавно опубликованной статье Тайнан написала:

«Несмотря на давние заявления о статусе нейтрального государства, Туркмения играет важную вспомогательную роль в обеспечении войск США и НАТО, воюющих в Афганистане. Вашингтон и Ашхабад старательно скрывают стратегическую роль Туркмении, в особенности финансовые аспекты такого сотрудничества».

«Страна обеспечивает американские и натовские войска в Афганистане топливом, «поставляя его беспошлинно и без уплаты всяких сборов и налогов».

«Топливо не облагается местными налогами и пошлинами, поскольку Туркмения и Азербайджан участвуют в программе НАТО «Партнерство во имя мира». Такая же схема действует в Узбекистане, Казахстане и Таджикистане. Американские военные самолеты используют воздушное пространство Туркмении и ее объекты как минимум с 2002 года, а Ашхабад является транзитным центром, через который летают транспортные самолеты С-5 и С-17».

Представительница управления тыла Министерства обороны США рассказала Тайнан следующее:

«Управление тыла исходит из того, что Туркмения и Азербайджан являются участниками программы «Партнерство во имя мира». Будучи партнерами, они дают согласие соблюдать условия соглашения о статусе вооруженных сил НАТО. А это соглашение в соответствующей его части предусматривает, что страны-члены НАТО заключают специальные договоренности об использовании военным и гражданским персоналом других стран-членов альянса топлива и горюче-смазочных материалов, которые поставляются беспошлинно и без уплаты сборов и налогов».

Таджикистан, граничащий на востоке с Китаем, а на юге с Афганистаном, принял у себя французский воинский контингент из ВВС численностью не менее 200 человек. С начала 2002 года там базируются транспортные самолеты С-160 и многоцелевые истребители четвертого поколения Mirage.

На прошлой неделе государственная железная дорога этой страны проинформировала, что в 2010 году «в соответствии с условиями соглашения, заключенного правительством Таджикистана, республиканские железные дороги доставили свыше 160 тонн коммерческих грузов, которые затем доставлялись грузовым транспортом в Афганистан для нужд НАТО».

В 2007 году инженерные войска армии США профинансировали строительство моста через реку Пяндж, который соединил Таджикистан и Афганистан.

17 января помощник госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии Сюзан Элиот (Susan Elliott) побывала в Киргизии, где договаривалась о возобновлении двусторонних консультаций, которые были приостановлены в прошлом году после второго за пять лет силового свержения правительства.

Спустя неделю госсекретарь и министр иностранных дел Казахстана Канат Саудабаев посетил Вашингтон с двухдневным визитом. Перед встречей со своей коллегой госсекретарем Клинтон он провел переговоры с Колином Пауэллом, Брентом Скоукрофтом (Brent Scowcroft), Збигневом Бжезинским, председателем и главным управляющим ConocoPhillips Джеймсом Малвой (James Mulva), а также с Дэвидом Лезаром (David Lesar), возглавляющим компанию Halliburton Energy Services.

Клинтон и Саудабаев подчеркнули «важность своевременного выполнения соглашений», заключенных президентом Бараком Обамой и президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым во время проведения в апреле прошлого года в Вашингтоне глобального саммита по ядерной безопасности. Эти соглашения, по словам старшего директора по российским и евразийским делам в Совете национальной безопасности Майкла Макфола (Michael McFaul), «позволят войскам летать напрямую из Соединенных Штатов через Северный полюс в этот регион». В августе прошлого года американские и британские войска провели в Казахстане учения в рамках программы НАТО «Партнерство во имя мира» под кодовым названием «Степной орел 2010». После этого Казахстан направил своих военнослужащих в состав Международных сил содействия безопасности в Афганистане.

По мере того как Вашингтон и НАТО укрепляют военные связи с пятью странами Центральной Азии, большая часть членов ШОС и ОДКБ будет переходить из китайской и российской в американскую шеренгу.

Индийский аналитик и бывший дипломат М.К. Бхадракумар (M K Bhadrakumar) написал статью спустя месяц после проведения натовского саммита в Лиссабоне. В ней он заявил, что «альянс идет по пути превращения в механизм, играющий глобальную военно-политическую роль», и что «НАТО сегодня это самый могущественный военно-политический альянс в мире».

Бхадракумар добавил: «Различные программы партнерства НАТО в Центральной Азии, в Совете по сотрудничеству стран Персидского залива, а также в средиземноморском регионе можно рассматривать как часть общего подхода, предусматривающего обращение к другим государствам и группам государств с целью продвижения евроатлантических интересов в общемировом масштабе».

«С видимым нежеланием прибыв семь лет тому назад в Афганистан по решению ООН для проведения операции «за пределами зоны ответственности» в рамках Международных сил содействия безопасности, и имея ограниченные полномочия, НАТО по собственной инициативе выходит сегодня за рамки этих полномочий, усиливает свое присутствие и видоизменяет свои задачи и характер деятельности на долговременной основе».

«Нельзя исключать, что НАТО когда-нибудь в будущем развернет элементы американской системы противоракетной обороны в Афганистане. Эта система, по всей видимости, направленная против расположенных неподалеку «стран-изгоев», бросит вызов стратегическому потенциалу Китая».

Нынешние геополитические реалии в Центральной и Южной Азии «очень тесно связаны с будущей ролью НАТО в Афганистане. Американская стратегия афганского урегулирования предусматривает функцию НАТО как организации, обеспечивающей безопасность «Шелкового пути», по которому минеральные ресурсы стоимостью во много триллионов долларов потекут из Центральной Азии на мировые рынки через пакистанский порт Гвадар».

«Реанимацию проекта «Шелковый путь» по строительству нефте — и газопровода, связывающего Туркмению, Афганистан, Пакистан и Индию (ТАПИ), следует рассматривать как нечто большее, нежели пример регионального сотрудничества».

«Этот трубопровод предвещает громкий успех давним попыткам Запада по выходу на сказочные минеральные богатства прикаспийского и центральноазиатского регионов. Вашингтон выступает в роли покровителя и заступника проекта ТАПИ с начала 90-х годов, когда зачали Талибан, который должен был исполнять роль его проводника».

«На карте в качестве пункта назначения ТАПИ ложно указана Индия. Но мало кто обращает внимание на то, что маршрут легко можно изменить, доведя трубопровод до пакистанского порта Гвадар и соединив ветку с европейскими рынками, что и является его конечной целью».

«Каждая из стран-транзитеров будет нести ответственность за обеспечение безопасности трубопровода. Часть афганского участка пройдет под землей, чтобы защитить трубу от нападений, а местным общинам будут платить за ее охрану. Но в таком случае само собой разумеется, что Кабул будет рассчитывать на натовское военное прикрытие. А это, в свою очередь, неизбежно влечет за собой сохранение долгосрочного военного присутствия Запада в Афганистане.

«В общем, ТАПИ это конечный продукт американского вторжения в Афганистан. Он ведет к усилению политического и военного присутствия НАТО на этом стратегически важном высокогорном плато, которое возвышается над Россией, Ираном, Индией, Пакистаном и Китаем. ТАПИ является идеальной декорацией для будущего проецирования военной силы в Центральной Азии с целью «урегулирования кризисов».

Сразу после подписания соглашения о строительстве ТАПИ в столице Туркмении президентами этой страны, Афганистана и Пакистана, а также министром энергетики Индии, правительство Хамида Карзая объявило, что 7000 афганских военнослужащих (а армию готовят в рамках натовской учебной миссии) будут задействованы на охране трубопровода.

После окончания холодной войны и распада Советского Союза Центральная Азия (вместе с каспийским морским бассейном на западном фланге) превратилась в шахматную доску, на которой происходит интенсивное развертывание стратегических сил. Но эта доска вполне может превратиться в поле битвы 21-го века, на котором столкнутся противоборствующие геополитические интересы.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба