Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Виген Кочарян: Самоопределяется Нагорный Карабах, а не «бакинские теоретики»

Дата: 02 февраля 2011 в 14:40

29 января на страницах ИА REGNUM была опубликована статья под вызывающим заголовком «Асиф Джавадов: Эдвард Налбандян не знаком с теорией права наций на самоопределение». Может быть к подобной публикации не стоило бы относиться серьезно, так как ее недопустимый тон, сугубо пропагандистский характер и многочисленные подтасовки очевидны всякому, кто знаком с затрагиваемой проблематикой. Однако учитывая, что предпринята попытка ввести читателей ИА REGNUM в заблуждение, считаю все же важным обратиться к этой публикации.

Относительно ее содержания статьи надо отметить, что приведенные в ней упоминания прецедентов в различных регионах мира сводятся к ряду поверхностных утверждений и не имеют никакого отношения к теории самопределения. Подробный международно-правовой анализ проблематики самоопределения представлен на страницах ИА REGNUM еще год назад в статье »Виген Кочарян: Право на самоопределение в современном международном праве», основные теоретические выводы которой в течении последнего года были подтверждены практикой — решением Международного суда ООН и референдумом в Южном Судане.

Опубликованные же г-н Джавадовым «тезисы» являются ни чем иным, как очередными неудачными изысками азербайджанского агитпропа, силящегося опровергнуть принципы современного международного права и реалии карабахского конфликта. Утверждая, что недавний прецедент самоопределения Южного Судана неприменим к Нагорному Карабаху, автор обосновывает это тем, что «в Судане мы имеем дело с согласованным между сторонами самоопределением и признанным со стороны Хартума референдумом». И в этом, по мнению автора, главное отличие южносуданского прецедента от косовского прецедента, где «мы наблюдаем насильственную сецессию против согласия центрального правительства». При отсутствии такого согласия, по логике автора, самоопределения не может быть, оно не будет законным.

Конечно надо признать, что каждый имеет право на свое мнение, включая тех, кто считает себя вправе учить международному праву государственных деятелей других государств. Однако вместе с тем хотелось бы им напомнить, что в данном случае их мнение, мягко выражаясь, не совсем совпадает с позицией Международного Суда ООН, который и является конечной инстанцией, разрешающей разные вопросы теории и практики международного права. Вынося же решение по Косово Международный Суд ни о каком «согласии центрального правительства» почему-то не вспомнил, видимо тоже продемонстрировав, по мнению этих господ, потрясающую неосведомленность в вопросах теории самоопределения.

Другим «аргументом», призванным подкрепить «конструктивную позицию Азербайджана», является то, что оказывается южносуданский конфликт — «это внутригосударственный конфликт, в то время как армяно-азербайджанский конфликт — межгосударственный». И далее по уже накатанной колее азербайджанского официозного агитпропа упоминаются «внешняя агрессия и оккупация». Более того, проявив завидную фантазию и креативность, автор дошел до таких понятий как «Кавказские Судеты» и «гейча-зангезурский народ»... По сути, делается попытка извратить суть конфликта, представив его в формате «Азербайджан-Армения», при которой агрессивная Армения средь бела дня вероломно напала на миролюбивый Азербайджан. Опять таки в рамках плюрализма можно придерживаться и такой точки зрения. Другой вопрос, что она не имеет ничего общего ни с реальностью, ни с международным правом.

Дело в том, что существует такой международный орган, который являет собой высшую и обладающую исключительной компетенцией инстанцию, в ведении которой находятся все практические вопросы, связанные с агрессией, оккупацией и другими столь любимыми азерпропом международно-правовыми понятиями. Этот орган называется Совет безопасности ООН, который в свое время неоднократно обсуждал нагорно-карабахский конфликт, принял ряд резолюций, в которых почему-то забыл осудить Армению как агрессора и оккупанта. Видимо тоже по причине незнания азов международного права.

В своих попытках извратить суть нагорно-карабахского конфликта азербайджанский агитпроп также активно спекулирует тем обстоятельством, что Нагорный Карабах непосредственно не участвует в переговорах в рамках Минского процесса. Не участвует, конечно, из-за категорически «конструктивной позиции» Азербайджана. И в итоге «неконструктивной» Армении, «наступая на горло собственной песне», приходится спасать мирный процесс, соглашаясь вести переговоры об урегулировании в Нагорном Карабахе в отсутствии его представителей.

Не совсем четкое представление у автора относительно Мадридских принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта, одобренных сторонами и поддержанных главами государств-спонсоров Минского процесса Медведевым, Обамой и Саркози. Эти принципы включают в себя принцип мирного урегулирования, принцип самоопределения, принцип территориальной целостности. Так, по мнению автора, существуют «две разновидности» права на самоопределения, и г-н Джавадов, видимо лично самоопределившись, уже окончательно и бесповоротно решил за народ Нагорного Карабаха какой «разновидностью» этого права тот должен воспользоваться. Таким образом, получается, что в вопросе самоопределения можно, как говорится в статье, «быть немножко беременной».

Пишет автор и про не допускающий «разновидностей девственности» принцип территориальной целостности, при этом игнорируя единственный логически обоснованный вариант применения всех указанных принципов к ситуации карабахского конфликта, который состоит в том, что реализация принципа территориальной целостности должна привести к передаче контроля над «поясом безопасности» вокруг Нагорного Карабаха Азербайджану в результате урегулирования конфликта, которое и должно произойти в соответствии с самоопределением народа Нагорного Карабаха. Любые иные толкования соотношения принципа самоопределения и территориальной целостности в контексте урегулирования нагорно-карабахского конфликта действительно граничат с абсурдом, ибо предполагают самоопределение различных бакинских «теоретиков самоопределения» вместо самоопределения самого субъекта этого права — народа Нагорного Карабаха.

В заключение хотелось бы посоветовать новоявленным теоретикам самоопределения, прежде чем давать кому-либо уроки и обвинять в демагогии, самим в удовлетворительной степени освоить материал и наконец понять, что упование на поверхностную пропаганду и игнорирование реальности всегда приводило и будет приводить к нулевым результатам. Виген Кочарян, зав. кафедрой европейского и международного права ЕГУ

По сообщению сайта REGNUM