Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Дмитрий Лысенков: «Искусству нужно быть в оппозиции»

Дата: 02 февраля 2011 в 16:40 Категория: Новости политики

Тогда приходится подключать ресурсы организма, сердца и мозга

Недавно актёр Александринского театра Дмитрий Лысенков назван «Лучшим актёром года». Опрос среди 33 экспертов провёл Комитет по культуре. Награда так и называется «Выбор тридцати трёх».

— «АиФ-Петербург»: Дмитрий, ваши взаимоотношения с наградами — особые. Все ваши работы в театре номинировались на премии, но каждый раз конкурентом оказывался какой-нибудь маститый актёр, в возрасте. Ему и доставались лавры. Только «тридцать три» разрушили стереотип. Вы научились относиться к премиям по-философски?

— Хорошо, когда награда достаётся достойному человеку. Я спокойно отношусь к тому, что не получаю награды, ведь как сказал Достоевский: «Человек — такой подлец, ко всему привыкает». Премии — это преходящее.

— «АиФ-Петербург»: Как-то Валентин Гафт сказал, что сейчас все — звёзды, легенды… Поэтому он согласен быть «слабым артистом». А как бы назвали себя вы?

— Профессиональный человек. А вот «легенд» в современном театре, действительно, нет. Остались только от советского времени — тот же Гафт, Басилашвили, Фрейндлих.
— «АиФ-Петербург»: А почему у современного театра нет легенд?
— Природа должна отдыхать. А ещё я уверен, что для искусства полезнее существовать «в оппозиции», тогда работает мысль.
Почему успех современной драматургии, которая назвала себя «новой драмой», прошёл так быстро? Потому что никаких подтекстов, всё только в словах, скучно, мысль не работает, воображение не подключается, фантазия атрофируется. А когда надо лавировать, приходится подключать ресурсы организма, сердца и мозга.

— «АиФ-Петербург»: Сейчас все стремятся развлекаться.

— Пускай. Так всегда было. «Масса» стремится к тому, чтобы не очень много думать, а развлечься, набить живот. Это нормальная потребность. «Хлеба и зрелищ» сформулировано было в начале нашей эры, мы не очень развились за последующее время.
У нас только мобильные телефоны появились, компьютеры, но это тоже из сферы развлечений.

— «АиФ-Петербург»: Вы выходите на сцену едва ли не ежедневно. Тем не менее остаётесь известным, в основном в театральных кругах. А кто-то снимется в сериале — и уже именуется звездой. Не обидно?

— То, что «именуется», — не обидно. Обидно то, что из-за театра у меня нет возможности работать в кино — есть интересные предложения.

— «АиФ-Петербург»: Главный режиссёр Валерий Фокин не отпускает на съёмки?

— Очень туго.

— «АиФ-Петербург»: Он диктатор?

— В театре это и хорошо. Но мы живём в коммерческую эпоху. У меня вот комната в коммуналке, скоро должен родиться ребёнок. Даже роды — дорогое удовольствие. Мы с женой обошлись без свадьбы, а можно было и на это потратиться. Если в кино мне предлагают за два дня заработать месячную зарплату в театре, я иду. Из-за занятости приходится сниматься в эпизодических ролях.

— «АиФ-Петербург»: Вы переиграли всю классику — Достоевского, Гоголя, Чехова, Шекспира, Брехта. Для молодого актёра это уникальная школа?

— К сожалению, зачастую режиссёры эксплуатирует то, что ты умеешь, — это обидно. И в кино это обычная история: я в основном неврастеников играю, всё время плачу. Наверное, потому что в Петербурге не так много артистов, которые плачут настоящими, а не глицериновыми слезами. Но часто для этого даже нет материала — вдруг ни с того, ни с сего сценарист делает ремарку «и тут он заплакал». Или предлагают такой эпизод — человек вбегает, плачет и выбегает. Мне это неинтересно.

— «АиФ-Петербург»: Вы ощущаете, что в зале есть зрители, впервые оказавшиеся в театре?

— Да. Большинство не знает, чем кончится даже классический спектакль. Люди поразительно много чего не знают… Всё начинается в семье, школе, наши театральные потуги не помогут образовать население. Есть массовая культура — это не значит, что она плохая, пусть будет. Но есть и элитарная, она тоже должна быть.

— «АиФ-Петербург»: Только образовался большой перекос: массовая захватила телевидение, радио.

— Когда-то Хазанов пытался делать какие-то серьёзные вещи с эстрады. Не такие бессмысленные, как Петросян со своими «Зеркалами». Наверное, во всех искусствах можно закладывать мысли.

— «АиФ-Петербург»: Есть ли хоть капля мысли в сериалах?

— До сих пор почему-то считается, что тема «ментов» популярна. Её разнообразят сериалы про гаишников, военных, госслужащих — но это то же самое. Даже лирические истории не получаются. А всё потому, что их нельзя сделать впопыхах. Как бы ни был наивен зритель, он не поверит, что Глафира Петровна нашла родимое пятнышко на теле ребёнка и поняла, что это её сын.

В латиноамериканских сериалах или индийском кино это проходит, но к России сложнее приспособить такие сюжеты. Правда, «потерю памяти» на вооружение взяли.

— «АиФ-Петербург»: Что же для вас ценно в театре или кино?

— Для меня как для зрителя важно «правдоподобие чувствований», как сформулировал Пушкин. Мне интересен человек… Могут быть любые проявления — фарс, балет, оперетта, но если исполнители играют что-то человеческое, проживают — буду смотреть. Проблема нашего театра в том, что все плюют в школу Станиславского, потому что по ней сейчас никто не работает, не даёт себе такого труда. Это ведь глубокий процесс: погрузиться, прожить, выстроить отношения, во всём разобраться. Мне кажется, что голливудские артисты работают по этой системе. Успех фильмов и в том, что они понятны. Желание быть понятным, на мой взгляд, неплохое. Для театра и кино.

По сообщению сайта Аргументы и Факты