Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Эхо Москвы»: Конфликт Новолипецкого меткомбината и «Макси-групп» — пример развала успешного бизнеса в результате конфликта акционеров

Дата: 02 февраля 2011 в 21:30 Категория: Новости экономики

Передача под названием «Конфликт Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) и «Макси-групп» как пример развала успешного бизнеса в результате конфликта акционеров» прозвучала 1 февраля в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Как рассказал ведущий программы Яков Широков, «в конце января международный коммерческий арбитражный суд при торгово-промышленной палате должен вынести решения по иску Николая Максимова к Новолипецкому меткомбинату. Николай Максимов — это один из основателей компании «Макси-групп» и несколько лет назад было соглашение с НЛМК о передаче контрольного пакета акций «Макси-групп» этой компании, и потом возник конфликт вокруг суммы, которую требуют обе стороны друг с друга. Будет решение в конце февраля, хотя должно было быть вынесено еще вчера. Решение перенесли по заявлению состава арбитража, президиум МКАС продлил срок разбирательства по делу... Следственные органы в ближайшую неделю, как сообщают СМИ, должны закончить расследование в отношении самого Николая Максимова и ряда топ-менеджеров «Макси-групп». Речь идет о практически той же истории, они подозреваются в злоупотреблении при продаже или заключении соглашения с меткомбинатом».

По словам заместителя главного редактора газеты «Наша версия» Вадима Саранова, принимавшего участие в передаче, «суть конфликта сводится к тому, что в 2007 году руководитель «Макси-групп» Николай Максимов, испытывая определенные финансовые проблемы, обратился к НЛМК, к его собственнику Владимиру Лисину с предложением о совместном участии в новых инвестиционных проектах...Условия были достигнуты такие, что Максимов продает Лисину 51% акций, контрольный пакет и Лисин и Максимов солидарно потом вкладывают эти деньги, то есть Лисин помимо денег за акции вкладывает деньги в развитие «Макси-групп», а Максимов, которые деньги получил за акции, также в качестве займа вкладывает в «Макси-групп» на ее развитие».

«Был инвестиционный проект, — рассказал Саранов, — в частности строительство таких заводов в Тольятти, Владимирской области и в ряде других городов. Но потом в конце 2007, начале 2008 года между инвесторами и акционерами пробежала кошка. По версии НЛМК, Максимов предоставил неверные сведения о финансовом состоянии компании, и те деньги, которые ему заплатили за акции, слишком большие, они были переоценены». Между тем, по словам журналиста, согласно версии Николая Максимова, «у него хотят отнять и фактически отняли уже его долю в «Макси-групп»... Когда Максимов получил деньги, 300 миллионов — это первые транши, его весь пакет оценивался в 600 миллионов долларов, он на следующий день перечисляет их в «Макси-групп«». Как это и предусматривало соглашение. То же самое делает и НЛМК — чуть позже перечисляет «Макси-групп» 400 миллионов, которые тоже якобы идут на развитие. Но свой займ НЛМК предоставил на условии того, что под этот займ закладывались основные активы «Макси-групп»... Уже когда пришло время погашения задолженности, менеджмент «Макси-групп» сообщил, что денег нет. Замечу, что на этом этапе менеджмент уже был под контролем НЛМК. Раз денег нет, давайте активы. И проводятся залоговые аукционы, хорошо позабытые и по некоторым данным по цене в 8 раз ниже рыночной активы «Макси-групп» оказались у НЛМК. «Макси-групп» фактически обнулили. Естественно, Максимов, у него же 49% акций, которые фактически обесценились, стал предъявлять претензии к НЛМК. На мой взгляд, совершенно объективные».

«Действительно, — сообщил участвовавший в передаче председатель экспертного совета «Опора России» Никита Кричевский, — в декабре 2007 года господин Максимов, испытывая определенный кассово-финансовый разрыв, обратился к господину Лисину с предложением о стратегическом партнерстве. «Макси-групп» для Новолипецка был активом весьма хорошо изученным. Потому что на одном из трех заводов, которые входили в «Макси-групп», Новолипецк был ведущим поставщиком первичного сырья. То есть они знали, о чем разговор. Более того, у них был один и тот же аудитор — PriceWaterhouse. Аудитор, который занимался отчетностью и НЛМК, и «Макси-групп» и поэтому совершенно естественно, что господин Максимов по простоте душевной обратился к господину Лисину и как говорят даже посредством личных договоренностей они решили действовать совместно. В 2007 году все три завода, которые входили в «Макси-групп», были прибыльные и зарплата там в среднем в полтора раза превышала среднюю зарплату по стране на 2007 год. Более того, все заводы мало того, что получали прибыль на Нижнесергинском метизно-металлургическом заводе, прибыль составляла по итогам 2007 года аж несколько млрд. рублей. То есть это был актив не то что прибыльный, но очень хорошо прибыльный. А 22% продукции одного из трех заводов уходило на экспорт».

» Максимов решил разрабатывать и реализовывать большую инвестиционную программу, — отметил Кричевский. — Долгосрочные инвестиции за счет краткосрочных кредитных заимствований. И вот на этом он погорел, потому что пошел кассовый разрыв. С одной стороны он закупает оборудование, модернизирует производство, он добился в этом очевидных успехов. Недаром НЛМК сегодня разрабатывает и реализует те проекты, которые начал господин Максимов. А с другой стороны если у вас горизонт планирования 2012 год, а кредиты дают максимум на год, три, а вы начинаете эту инвестпрограмму в середине нулевых, вы же понимаете, что рано или поздно вы столкнетесь с тем, возникнут проблемы с рефинансированием. И они возникли». «Судя по официальным материалам от НЛМК не совсем понятно, что имеют в виду под искажением, потому что заявляется, что в ней не была отражена дебиторская задолженность, — подчеркнул Саранов. — Дебиторская задолженность это не то, что должна компания, это то, что должны компании. И также судя по выступлениям некоторых экспертов, видно, что они просто взяли то, что должны компании, приплюсовали к тому, что должна компания. И отсюда якобы появилась версия, что цена акций была сильно завышена». «Что касается аудита, — добавил Кричевский, — который провел PriceWaterhouseCoopers, то аудит действительно сумасшедший и все наши слушатели должны знать о том, что оказывается есть инновационное решение в сфере аудиторской деятельности. Оно достойно мне кажется какой-нибудь премии. Когда вы берете то, что должны вам и приплюсовываете к тому, что наоборот должны вы».

«Ввторой дебитор, то есть вторая компания, вторая организация, которая должна была «Макси-групп» и которая тоже находится в «предбанкротном состоянии» и которую нужно было приплюсовать к долгам компании, знаете как называется? — Альфа-банк, — рассказал председатель экспертного совета «Опора России». — У меня в связи с этим вопрос господину Фридману, господину Хану, Авену и прочим учредителям Альфа-банка. Ребята, скажите, пожалуйста, вы как себя финансово чувствуете. Все ли хорошо. Потому что PriceWaterhouseCoopers например считает, что вы в предбанкротном состоянии. И поэтому приплюсовывает то, что «Макси-групп» рассчитывал получить с вас к тому, что «Макси-групп» якобы должна. И из-за этого схлопывается продажная цена».

«Ключевая ошибка господина Лисина, — уверен Кричевский, — состояла в том, что он не просчитал репутационные риски для себя. Потому что это был один из самых незапятнанных российских олигархов, один из самых тихих. Потому что шлейф неприятностей тянется практически за каждым из тех, кто сегодня возглавляет металлургическую отрасль. А вот за господином Лисиным как-то было тихо. А теперь же ситуация такая, что любой, кто захочет делать с Лисиным бизнес и пожмет ему руку, должен будет после того как они разожмут свои объятия, пересчитать пальцы. Потому что конфликт с «Макси-групп» и та ситуация, когда было враждебное поглощение небольшой компании, он останется и через 10 лет и через 15, и до тех пор пока господин Лисин ни отойдет от дел». «Естественно, — отметил он, — в наших условиях сильный и победит маленького, а качество силы я вам могу привести. Активы НЛМК и «Макси-групп» оцениваются, я например, оцениваю как 90 к 1... На мой взгляд шансы минимальные, особенно зная, в какой правовой системе мы живем».

Как подчеркнул Саранов, «НЛМК вопреки требованиям господина Максимова не только не отдает ему недоплаченные 300 миллионов долларов, но и требует вернуть и те 300 миллионов долларов, которые уже заплатили. То есть речь идет о том, что НЛМК получает все активы «Макси-групп», а сам господин Максимов, который основал эту компанию фактически на голом месте, остается вообще ни с чем. Его 50% акций не стоят ничего. Все выведено из «Макси-групп».

«Есть такая материя, как инвестиционный климат в России, — напомнил Кричевский, — есть такое понятие как степень доверия иностранных инвесторов к российским и вообще внутренняя деловая среда внутри нашей экономики. Вот об этом надо говорить, потому что этот конфликт так или иначе разрешится. А другим людям, другим бизнесменам и российским и иностранным ведь жить дальше и работать дальше и с этим возникают проблемы. Потому что с одной стороны мы декларируем, что у нас наоборот все лучше и лучше становится, мы модернизируемся, а с другой стороны ту компанию, которая привносила что-то новое в российскую металлургическую отрасль, банально поглотили. Заметьте, это не рейдерский захват, потому что пока слава богу, все в рамках закона. Пусть и исковерканного, извращенного, но в рамках закона. Как только одна из сторон переступит эту правовую грань, мы будем говорить о противоправном перераспределении собственности, то есть о рейдерстве. А пока это чистой воды враждебное поглощение».

Как резюмировали эксперты, выступавшие в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы», конфликт нанес «очень серьезный репутационный вред Новолипецкому металлургическому комбинату».

По сообщению сайта REGNUM