Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Армия сделала эволюционный выбор

Дата: 02 февраля 2011 в 22:40

Армия сделала эволюционный выбор

Армия потребовала от оппозиционеров освободить центр египетской столицы после того, как президент Хосни Мубарак пообещал покинуть свой пост после выборов в сентябре. Новые столкновения между сторонниками и противниками Мубарака дают военным больше поводов вмешаться. Новым лидером Египта с большой вероятностью станет как раз военный, считают эксперты «Газеты.Ru».

После заявления командования египетской армии о поддержке военными плана президента Хосни Мубарака остаться на своем посту до президентских выборов в сентябре, но не баллотироваться на новый срок, обстановка в центре Каира вновь накалилась. Армия потребовала от собравшихся на площади Тахрир оппозиционеров разойтись, однако пока манифестанты не расходятся.

Во второй половине дня на площади Тахрир начались открытые столкновения между противниками и сторонниками президента Мубарака. Вооруженные палками, на лошадях и верблюдах, президентские сторонники рассекли толпу оппозиционеров, которых они считают переодевшимися в штатское силовиками.

Телеканал Al Masriya в прямом эфире показал, как сторонники президента перешли в атаку, но быстро потеряли инициативу. Их стали стаскивать с лошадей и избивать. Другая группа сторонников президента сгруппировалась на другом конце площади и стала забрасывать противников президента камнями. Счет раненым исчисляется десятками, свидетельствуют корреспонденты Reuters. Есть и погибшие, сообщила Al Jazeera.

Армейские подразделения, выставленные на площади, как и было обещано, сохраняли нейтралитет.

Происходящее лидер Национальной коалиции за перемены (НКП), бывший глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи прокомментировал для «Би-би-си» как «очередной симптом криминальной природы режима, прибегающего к криминальным действиям». Он отказался идти на предложенный Мубараком компромисс и ждать обещанной им конституционной реформы, которая облегчила бы выдвижение независимых кандидатов в президенты. Аль-Барадеи снова потребовал немедленной отставки президента.

Очевидного плана действий у оппозиции, которая накануне вывела на «Марш миллионов» действительно больше миллиона человек, до сих пор нет. «Национальный комитет по выполнению требований народа», сформированный в прошлую пятницу, пока смог только составить список требований к правящей власти. В Комитет вошли реформистские партия «Вафд», Демократический фронт, движение «Кифайя», движение аль-Барадеи и другие оппозиционные организации, а также представители крупнейшей оппозиционной политической силы – созданного еще в 1928 году исламистского движения «Братья-мусульмане». Официально оно запрещено с 1954 года, поскольку признано экстремистским, но тем не менее его представители участвуют в парламентских в качестве самовыдвиженцев, особенно активизировавшись в 2000-х годах.

«Это патовая ситуация. Понятно, что Мубараку придется уйти, и он уйдет, например, летом. Если же противостояние продолжится, то к акциям вовсю подключатся исламисты «Братья-мусульмане», – полагает член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. Исламисты пережили за последние годы два периода репрессий, в 2003 и 2006 годах. После первой волны репрессий, в 2005 году, им удалось получить на выборах почти 20% голосов. Но повторить успех на парламентских выборах 2010 года им не удалось, их представительство в законодательной власти сильно уменьшилось.

Исламисты отрицают свою причастность к организации нынешних волнений, называя их «народным восстанием». Основными инициаторами акций протеста представляется «Движение 6 апреля», названное так по дате начала забастовки в аль-Кубре в 2006 году. Но роль «Братьев-мусульман» будет расти:

на встрече с американскими дипломатами новый вице-президент Египта Омар Сулейман ручался, что «Братья-мусульмане» будут участвовать в любых форматах переговоров властей с оппозицией.

В светском оппозиционном лагере выделяются две фигуры. Это бывший глава МАГАТЭ, получивший в 2005 году Нобелевскую премию мира, Мохаммед аль-Барадеи и лидер партии «Аль Гад» Айман Нур. Аль-Барадеи, вернувшийся на родину из Австрии накануне начала акций протеста, смог за счет своего международного авторитета возглавить НКП. Нур был главным оппонентом Мубарака на президентских выборах 2005 года, потом приговорен к тюремному сроку за обвинение в коррупции, а в 2009 освобожден под давлением международного сообщества.

Аль-Барадеи, проживший много лет за границей (его семья и сейчас живет в Амстердаме), многими воспринимается как чужак, он слишком богат и по-западному буржуазен. Нур же, наоборот, «слишком свой» для египетской политики, что заставляет египтян сомневаться в его политической чистоплотности. «Оба они не смогут справиться с ситуацией, – уверен эксперт Института Ближнего Востока Сергей Серегичев. – Каждый из них, приди он к власти, через полгода будет назван «предателем революции», когда перед президентским дворцом выстроится толпа из просителей, которым они не смогут ничего ответить».

После того, как армия однозначно выступила на стороне Мубарака, эволюционный путь развития выглядит куда более вероятным, чем революционный. Однако режим любого преемника будет авторитарным, уверены эксперты.

«Кто бы ни стал следующим президентом, он будет втором изданием Мубарака», – уверен Малашенко из центра Карнеги. Ключевую роль сыграют представители нынешних элит, выдвинувшиеся в дни этого кризиса, уверен он. «Армия – это крупнейшая и самая дисциплинированная политическая сила в Египте», – утверждает Серегичев. «Братья-мусульмане», конечно, могут могут заартачиться и не согласится с предложенным компромиссом, но тогда армия с удовольствием возьмет на себя роль спасительницы Египта. Она будет стрелять по кому угодно – по сторонникам Мубарака, аль-Барадеи или «братьям-мусульманам», если те не будут соблюдать правила игры», – считает эксперт.

Чаще всего в качестве «силового гаранта» перехода власти от нынешнего главы государства называют вице-президента Сулеймана, назначенного 29 января на пост, остававшийся вакантным все время правления Мубарака. Относительно неизвестный широкой публике, он возглавлял египетскую разведку с 1993 года. Названный британской газетой The Daily Telegraph «одним из самых влиятельных шпионов мира», Сулейман неоднозначно воспринимается в стане египетской оппозиции. С одной стороны, он зарекомендовал себя как верный сторонник президента, но с другой, новая должность предоставляет ему значительные полномочия, позволяющие диктовать свои условия.

Он был упомянут как кандидат от правящего режима в «попечительский совет», о котором говорил накануне соратник аль-Барадеи по НКП Мустафа Наггар. По его словам, в этот совет – подобие переходного правительства – — помимо Сулеймана мог бы войти и глава египетского генштаба Сами Анан. Серегичев не верит в эффективность работы совета: «Нынешняя оппозиционная коалиция расколется, как только начнется предвыборная кампания».

Гораздо более перспективной эксперт считает вариант с созданием египетского «тандема»: «президента-открытки» аль-Барадеи и его всесильного вице-президента, которым может стать Сулейман или кто-то из силовиков. «Не будем романтиками: реальность Египта – это диктаторский режим, и было бы лучше, если бы этот режим был светским», — заявил аналитик «Газете.Ru».

Накануне британский телеканал Channel 4 News сообщил, что, по его данным, Вашингтон продвигает главу генштаба Анана в посредники между оппозиционерами и сторонниками Мубарака. Однако в военной элите Египта есть и другая влиятельная фигура, генерал-фельдмаршал Мохаммед Тантауи, занимающий в только что утвержденном правительстве Ахмеда Шафика пост вице-премьера и министра обороны. Впрочем, Шафик как очевидный сторонник Мубарака практически не рассматривается наблюдателями в качестве серьезного претендента на власть. Кроме него, в пуле сторонников Мубарака есть еще один влиятельный кандидат, бывший глава МИДа и нынешний генсек Африканского союза Амр Муса. Его уже успели спросить, будет ли он участвовать в выборах. «Да, у меня есть право (выдвигаться), заявил он CNN, добавив, что «будет серьезно думать об этом две следующие недели».

По сообщению сайта Газета.ru