Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Бизнесмен хочет во власть? Отказать!

Дата: 03 февраля 2011 в 07:30 Категория: Новости политики

Асылбек Баянов, www.dialog.kz, 1 февраля

Неделю назад Генпрокуратура Казахстана направила в Великобританию запрос об экстрадиции беглого банкира Мухтара Аблязова на родину. Ответа пока нет, но можно ставить 9 против 1, что он будет, как и в случаях с Борисом Березовским, Акежаном Кажегельдиным, Ахмедом Закаевым и иже с ними, отрицательным. И дело совершенно не в юриспруденции или политике, а в толстой мошне упомянутых и прочих беглецов, позволяющей им получать от превратившегося в отстойник мошенников, воров и террористов всех мастей Лондона статус «политических беженцев».
Тлеющий уже два года скандал вокруг фигуры Аблязова в очередной раз высветил, кроме прочего, проблему, которая в республике не то что бы замалчивается, но освещается редко и робко. Она состоит в том, насколько в принципе целесообразно приглашение во власть успешных бизнесменов, одним из которых был Аблязов до прихода на высокие государственные должности.
Задать этот вопрос и поискать ответ на него заставляет то, что скандальный пример г-на Аблязова — далеко не первый и не последний случай, когда именно выходцы из бизнеса не оправдывали доверие президента Нурсултана Назарбаева, подставляя и предавая его.
Первый оглушительный и, можно сказать, шокирующий звонок в этом смысле раздался задолго до разоблачения Аблязова как мошенника, махинатора и вора миллиардов долларов. Он прозвучал, когда были вскрыты нелады с законом у Акежана Кажегельдина в его бытность председателем правительства страны в 1993-1997 годах.
Акежан Магжанович сколотил свой первый капитал вдали от власти — еще в существовавшей тогда на северо-востоке Казахстана пограничной с Россией Семипалатинской области. И уже став пусть не очень богатым, но вполне состоятельным бизнесменом, он был замечен деловыми кругами и избран главой Союза предпринимателей Казахстана. В этой роли его и приметил Нурсултан Назарбаев, выдвинувший Кажегельдина сначала вице-премьером, а после короткой обкатки в этой должности и премьером правительства.
Увы, начав руководить кабинетом министров «за здравие», премьер-министр № 3 суверенного Казахстана закончил карьеру высокопоставленного госчиновника «за упокой». Почуяв запах жареного, он покинул республику, подложив впоследствии под своей бегство политическую подкладку в виде конфронтации с Назарбаевым. В итоге Кажегельдин был заочно осужден судом за злоупотребление служебным положением премьер-министра в корыстных целях.
Не заставили себя долго ждать следующие характерные примеры — предпринимателей Булата Абилова по прозвищу Бутя и Мухтара Аблязова по кличке Муха. Оба они в середине 90-х годов прошлого века были обласканы президентом Назарбаевым как яркие образцы молодой поросли отечественного бизнеса и в решающей мере благодаря этому оказались во власти. Абилов вступил в президентскую партию «Отан» и был избран депутатом нижней палаты парламента республики. А ее энергетикой и индустрией было доверено заведовать в качестве министра Аблязову. Но итог в обоих случаях плачевный.
Ничем особым не проявив себя на законодательном поприще, Бутя был заподозрен в незаконных операциях в бизнесе, которым он фактически не прекратил заниматься вопреки статусу народного избранника. Кроме того, он поссорился с «соратниками» по партии, вышел из нее и лишился за нарушение партийно-парламентской дисциплины депутатского мандата. А затем неоднократно оказывался под следствием и не нашел ничего лучшего, как примкнуть к антиназарбаевской оппозиции.
Муха тоже и не думал отстраняться от своих бизнес-проектов, используя на всю катушку для их продвижения должность министра. На этой ниве он умудрился разругаться с российскими энергетиками, включая главу РАО ЕЭС России Анатолия Чубайса, и взялся в личных коммерческих интересах финансировать издание одного из казахстанских еженедельников, подпуская в нем шпильки в адрес тогдашнего премьер-министра Нурлана Балгимбаева, а затем и Назарбаева.
Добром эти игры не кончились — с подачи РАО ЕЭС коммерцией Аблязова-министра заинтересовались правоохранительные органы как России, так и Казахстана, он был изгнан с госслужбы, арестован и в итоге также осужден за злоупотребление государственным служебным положением в пользу личного кармана. Попав в тюрьму, Муха покаялся перед Назарбаевым во всех грехах, был помилован, вышел на свободу и вернулся в бизнес, оказавшись вскоре у руля одного из крупнейших в Казахстане и СНГ Банка ТуранАлем (БТА).
Четыре года назад, когда Аблязов в качестве главы БТА восстановил свою влиятельность не только в деловых, но и государственных кругах, поражая их грандиозностью свершений и замыслов, грянул крупнейший в новейшей истории Казахстана скандал вокруг самого известного в стране выходца из бизнеса — Рахата Алиева. На тот момент он был старшим зятем Нурсултана Назарбаева и послом Казахстана в Австрии, а до того занимал целый ряд также высоких должностей в спецслужбах и МИД РК. Именно на них, как установили следствие и суд, он вынашивал и пытался реализовать планы свержения тестя и личного прихода к верховной власти, не говоря уж о перманентном рейдерстве и прочих формах захвата чужого имущества. За что и был впоследствии заочно осужден за измену Родине, попытку госпереворота и прочие злодеяния в общей сложности на 40 лет лишения свободы.
Прошло еще два года, и в 2009-м в центре скандала оказался Аблязов, крупно навредивший не только БТА, но и государству Казахстан. Де-юре Муха увел в оффшоры, а де-факто — украл миллиарды долларов, якобы предназначавшихся на реализацию вышеупомянутых грандиозных проектов в Казахстане, России и других странах. В итоге названный банк оказался фактическим банкротом, а Казахстан — под прессингом иностранных кредиторов БТА, получавшего для крупного зарубежного заимствования государственные гарантии. Спасение БТА стоило государству миллиардов долларов, но восстановлению активов банка и его тяжбам со своими российскими, украинскими, грузинскими и прочими зарубежными отпрысками конца края не видно. Да плюс упомянутые миллиарды долларов в оффшорах, в перспективу возвращения которых специалисты не верят.
Еще одна колоритная фигура, приходившая на казахстанскую госслужбу из бизнеса, — Серик Буркитбаев. Он разбогател благодаря успеху его детища — одной из первых в стране частных телекоммуникационных компаний, а во власти дорос до министра транспорта и коммуникаций. Слухи о жуликоватости этого человека ходили давно, еще с 90-х годов. Но последней каплей для президента Назарбаева стала картина, представшая однажды его взору на сооружении первого отечественного автобана АлматыАстана. Там кроме ужасающего качества строительства обнаружились баснословные приписки, завышение стоимости работ и масса прочих грехов с коррупционным душком. По свидетельству очевидцев, президент был настолько возмущен увиденным и услышанным, что объявил Буркитбаеву о его увольнении чуть ли не прямо на полотне строившейся трассы.
В результате бывшему министру пришлось зализывать раны в непрофильной для него конторе под названием Казахстанский институт нефти и газа. Там он сидел тише воды, ниже травы, что наверняка было обусловлено не только скандалом в Минтранскоме. С лихвой слухи о жуликоватости Буркитбаева подтвердились в ходе расследования деяний Рахата Алиева. Как выяснилось, в ранге министра Буркитбаев в обход правил и инструкций тайком продавал Алиеву дорогостоящую спецаппаратуру — приборы для подслушивания и подглядывания. Результат — этот экс-министр и экс-бизнесмен также осужден судом и отбывает наказание в местах не столь отдаленных.
Чудом избежал похожей участи еще один выходец из бизнеса — финансист Ербол Досаев. В журналистских кругах его признали самым заносчивым и обидчивым министром здравоохранения в новой истории Казахстана. Спросите редактора любой общенациональной газеты республики, — и он расскажет, какие телефонные истерики закатывал г-Досаев после публикации даже маленькой критической заметки в адрес Минздрава.
Расплата за гордыню и обидчивость оказалась специфичной. Именно в бытность министром здравоохранения Досаева на юге Казахстана разразилась ВИЧ-эпидемия среди младенцев в медучреждениях, унесшая жизни более чем сотни малышей. Однако не эта беда сама по себе, от которой не застрахован ни один министр, а реакция г-на Досаева повергла общественность в смятение. Даже после расследования, доказавшего вину Минздрава и его главы в трагедии, на «разборе полетов» в связи с ней у президента Досаев попытался снять с себя ответственность, информация о чем попала в СМИ… Ну что было после этого делать главе государства, кроме как уволить горе-министра? И пусть он еще скажет «спасибо» президенту за то, что отпустил обратно в бизнес вопреки громким требованиям общественности отдать Досаева под суд минимум за халатное исполнение обязанностей шефа отрасли.
Перечень похожих, мягко говоря, конфузов, постигших успешных бизнесменов на госслужбе, можно длить долго. Список вырастет в разы, если приплюсовать к ним господ из руководства государственными холдингами и компаниями типа Нурлана Каппарова. Этот спиртоводочный барон 90-х, перейдя на государственную хозяйственную работу, запомнился несуразными «наездами» на тогдашнего премьер-министра республики профессионального нефтяника Балгимбаева и менее чем за год едва не развалил нефтегазовую отрасль страны.
Однако достаточно примеров. Их роднит одно: успешность в бизнесе еще не является гарантией успеха во власти и пользы для общества. Пожалуй, даже наоборот: чем успешнее и, следовательно, богаче предприниматель, тем менее он пригоден для госслужбы. В этом смысле не выдерживает критики расхожий аргумент в пользу привлечения бизнесменов во власть о том, что на госслужбе якобы только материально «упакованный» человек не будет воровать и не подведет под монастырь. Приведенные примеры убеждают, что и богатые персоны еще как воруют и еще как подводят!
В том числе — президента РК, милосердие которого в случае с Аблязовым ударило бумерангом по самому главе государства. Ведь согласно версии, выдвинутой в казахстанских СМИ отечественным оппозиционером Петром Своиком, «кидалово» Аблязовым в отношении БТА есть не что иное, как месть Назарбаеву и в целом власти Казахстана за то, что однажды, в начале «нулевых» годов, она уже отправляла бывшего министра за решетку. Сейчас его намерен найти и привлечь к ответственности не только Казахстан, но и вновь, как на рубеже 1990-2000 годов, Россия, где Муха тоже много чего натворил.
В подставе бизнесом государства нет никакой казахстанской особенности и специфики. Косвенно указал на опасность проникновения во власть богатых людей не кто-нибудь, а еще такая легенда бизнеса, как Генри Форд-I (старший). На склоне лет он признался: «Я без малейших угрызений совести до единого цента могу отчитаться перед государством и налогоплательщиками за каждый из своих миллионов, кроме самого первого». Это признание бизнесмена, который шел к накоплению своего первого миллиона долларов 10 лет. Правда, было это в начале ХХ века, когда покупательная способность одного миллиона соответствовала примерно миллиарду долларов сегодняшних. Но это мало что меняет в характеристике современных казахстанских бизнесменов, становившихся миллионерами и миллиардерами за считанные месяцы и даже недели, что сделать по-честному априори невозможно.
И что бы там ни говорили, как бы ни пытался крупный капитал «отстирать» свои одежды налогами, благотворительностью и меценатством, но лежащая в основе бизнеса гонка за золотым тельцом — родная сестра эгоцентризма, стяжательства и принципа «Для достижения все средства хороши». А он и названные качества государственному мужу противопоказаны. Бизнес и власть — вещи несовместные в любой конфигурации. По крайней мере на просторах бывшего СССР.

По сообщению сайта Nomad.su