Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Трагедия, повлекшая гибель беременной женщины в лифтовой шахте, получила неожиданное продолжение

Дата: 03 февраля 2011 в 10:00

Трагедия, повлекшая гибель беременной женщины в лифтовой шахте, получила неожиданное продолжение

Чертов Интернет

 

 Защита авторских прав в Интернете буксует из-за бездействия самих правообладателей

Сотня казахстанцев на одном из популярных отечественных интернет-форумов на вопрос «Зачем вы подключили свой домашний компьютер к Интернету?» ответили одинаково.

На Западе такая откровенность шокировала бы не только прогосударственные структуры, но даже и соседей по дому, узнай они о таком. Казахстанцы же не считают нужным скрывать – Интернет им нужен для того, чтобы скачивать бесплатно фильмы, музыку и софт для компьютера. Кое-кто даже привел цифры: «Я трачу на Интернет 4300 тенге в месяц, а на дисках экономлю около 10000 тенге. Кстати, диски – тоже пиратские». Сколько он сэкономил таким образом, не покупая лицензионку – один Бог ведает. А между тем правообладателей такой расклад никак не устраивает.

Лицензионный фильм у официальных распространителей стоит около 1000-1200 тенге. На базаре у пиратов почти то же самое, пусть и в чуть худшем качестве, можно приобрести максимум за 500 тенге. При этом в качестве бонуса на диске будут записаны еще 8-9 фильмов. Лицензионный музыкальный сборник стоит 800-1000 тенге. У пиратов – 300-400 тенге. Операционная система «Windows» в магазине обойдется почти в 8000 тенге. На базаре можно купить за тысячу. Экономия налицо – почти 200 процентов. Но если у вас дома есть Интернет, этот же самый параметр возрастает на порядок.

Создал ли ты гениальную программу или саунд-трек, снял фильм за немалые деньги, что ты получишь от этого, если почти 80 процентов потребителей уверены, что им незачем платить за это? Все есть бесплатно в Интернете.

На Западе такое – это грубое нарушение закона. У нас – в порядке вещей. По этому поводу на днях в Комитете по правам интеллектуальной собственности состоялся «круглый стол».

Основным вопросом на данном «круглом столе» являлось совершенствование уголовного законодательства Республики Казахстан, в частности ст.ст. 184 и 184-1 УК РК, касающихся уголовной ответственности за нарушения авторских и смежных прав.

Председатель Комитета по правам интеллектуальной собственности Лиза Стамбекова в своем выступлении отмечала чрезвычайную актуальность защиты авторских и смежных прав в связи с тем, что Казахстан готовится вступить в ВТО, а также в связи с распространением данного вида преступлений, несмотря на применяемые меры. Однако примерно тот же текст приходилось слышать и год, и два, и три года назад. Делать же никто ничего не пытался.

В этот раз практически не имеющая отношения к Минюсту доцент Светлана Баймолдина представила вниманию участников «круглого стола» результаты своих научных исследований в сфере прав интеллектуальной собственности, проведенные в рамках подготовки кандидатской диссертации. В своем выступлении она отметила необходимость применения комплекса мер: правовых, организационных, информационных, идеологических и таможенных

К правовым мерам С. М. Баймолдина относит приведение казахстанских гражданско-правовых, административных, уголовно-правовых норм и национальных стандартов в сфере оборота прав интеллектуальной собственности в соответствие с международными стандартами.

К организационным мерам она относит осуществление более тесного взаимодействия по этим вопросам всех субъектов профилактики, участвующих в предупреждении и пресечении «интеллектуального пиратства», в частности государственных правоохранительных органов, с обществами авторов и владельцев смежных прав, с другими профессиональными и общественными организациями, представ-ляющими интересы правообладателей, и самими правообладателями.

К идеологическим и информационным мерам ею отнесены публикации в средствах массовой информации, включая печатные и электронные виды СМИ, законодательные нормы, действующие в сфере интеллектуальной собственности.

Был и еще ряд предложений, которые по логике вещей просто обязаны были применить. Но не применяют. Какова моральная цена такого попустительства? Во-первых, нам наплевать на зарубежных авторов, что бы они там ни сочинили. Поскольку, видимо, им самим это не нужно. Наши более-менее рынок держат. Во-вторых защита в полной мере, или другими словами – полное ее отсутствие. Люди привыкают искать и пользоваться пиратским. Им незачем переплачивать за «качество».

А между тем в той же России за это взялись активно. Пусть даже на первых порах взялись «за вершки, а не за корешки». На днях был сформирован «черный список» интернет-сайтов, где грубо нарушаются права «собственников интеллекта». В нем оказались и такие закоренелые «пираты», как социальная сеть «ВКонтакте», и вполне законопослушные гранды Рунета, включая «Яндекс» и Mail.Ru. Все они, по мнению владельцев прав на видео — и аудиоматериалы, тем или иным способом нарушают закон или способствуют этому. А значит, должны быть наказаны – или уж как минимум обязаны отказаться от привычной практики ведения дел.

Впрочем, вполне достойная уважения, на первый взгляд, позиция правообладателей, подкрепленная лозунгами о борьбе с пиратством в Интернете, при ближайшем рассмотрении весьма напоминает чуть ли не крестовый поход. Тем более что врагами законности назначены не только истинные нарушители, но и рядовые пользователи. Кроме того, трудно не признать, что развернувшаяся баталия уже продемонстрировала очевидную противоречивость попыток директивного переноса на виртуальное пространство Интернета подходов и методов, применяемых правообладателями в офлайне.

О том, что у нас воруют все, что плохо лежит, не говорит только ленивый. Причем «выносу» подлежит не только физическая, но и интеллектуальная собственность – результаты труда композиторов и музыкантов, режиссеров и сценаристов, писателей и издателей, художников и, разумеется, программистов. Проблема софтверного пиратства встала во весь рост уже на заре развития электронного бизнеса. Объемы контрафактного программного обеспечения, прежде продававшегося на лотках и радиорынках, а с развитием Интернета перекочевавшего на торрент-трекеры, вряд ли превышают количество нелегально скачанных фильмов, музыкальных произведений и книг, представленных в цифровых форматах. Но именно вендоры ПО (и прежде всего зарубежные) одними из первых всерьез озаботились освоением восточного рынка. А оценив очевидные перспективы, принялись всеми доступными способами защищать свою продукцию, развернув борьбу с софт-верным пиратством. Если верить цифрам, которые ежегодно публикует Ассоциация производителей программного обеспечения (BSA), некоторых результатов действительно удалось добиться: в период с 2008 по 2009 год количество инсталляций нелицензионного программного обеспечения на персональных компьютерах в СНГ снизилось на 1 процент, что не так уж мало.

Казалось, вот-вот переломный момент будет пройден – и вакханалия, царящая в сфере распространения интеллектуальной собственности, наконец-то утихнет, а граждане (да и компании) станут абсолютно законопослушны. Однако стоило только ведущим разработчикам программных продуктов перевести дух, как выяснилось: все то же самое происходит и в других сегментах. Все, что может быть представлено в электронном виде — звук, тексты, видео и изображения, – распространяется без оглядки не только на международное законодательство, но и на Гражданский кодекс, призванный охранять результаты интеллектуальной деятельности. Вот тут-то в бой и ринулись как представители индустрии видео, так и их многочисленные оруженосцы, охваченные, в отличие от реальных владельцев прав, не столько праведным гневом, сколько жаждой наживы.

Первым наиболее заметным столкновением в этой войне, напоминающей ныне настоящую драку, стало противостояние ВГТРК и популярной социальной сети «ВКонтакте». Крупнейший российский медиахолдинг обвинил интернет-компанию в незаконном распространении фильмов, копиями которых обменивались пользователи ресурса. Это дело, длящееся вот уже несколько лет, не закончено и по сей день. Суд отказался признать вину администрации социальной сети, что совершенно не устроило ВГТРК, ответившую апелляцией.

В 2010 году подобные разбирательства уже не сходили с первых полос СМИ. Вот как видят проблему правообладатели. Пользователи выкладывают на онлайновые площадки чужой контент, при этом сами же интернет-ресурсы не только потворствуют им, предоставляя такую возможность, но и не желают собственноручно расчищать авгиевы конюшни контрафакта — удалять спорное содержание, переполняющее серверы. Именно интернет-компании, уверены владельцы прав и их союзники, должны тратить время и любые другие ресурсы, чтобы пресечь противозаконную деятельность несознательных граждан.

Как и следовало ожидать, представители ресурсов придерживаются прямо противоположной точки зрения. Суть ее сводится к следующим постулатам: любые сетевые сервисы — лишь передающая среда, а значит, никоим образом не могут привлекаться к ответственности за действия пользователей. Нет, разумеется, представители популярных проектов Рунета вовсе не против удаления контрафактных файлов. Но они готовы делать это лишь после того, как законные владельцы содержания в установленной форме заявят о замеченных нарушениях. А по доброй воле и за свой счет контролировать деятельность посетителей администрации порталов не собираются.

Как и в любом хорошем спектакле, публика оказалась одним из непосредственных участников действа. Ведь миллионы пользователей ежедневно пожинают плоды интеллектуальной деятельности других людей, совершенно не задумываясь о вознаграждении, по логике вещей причитающемся авторам.

Стоит ли пытаться переломить сложившиеся традиции? И, может быть, следует сделать скидку для Интернета как особой среды, формирующей в процессе органического развития собственные законы и обычаи?

 

Алексей ХРАМКОВ, Алматы

По сообщению сайта Zakon.kz