Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Ужасны школьных лет: детей захлестывает волна жестокости

Дата: 03 февраля 2011 в 11:30 Категория: Общество

Эпидемия жестокости захлестывает средние школы всего мира. Виртуализация и скорость передачи информации делают подростков не просто неспособными к сопереживанию, но циничными.

Времена легендарной киноленты «Чучело» прошли — теперь все и проще, и страшнее. Это уже не бойкоты и издевательства над сверстником за то, что он «настучал» взрослым. Жестокие драки на школьном дворе сверстники, даже не пытающиеся вступиться за жертву, снимают на видеокамеры своих мобильников, чтобы тотчас же продать записанное видео на какой-нибудь веб-ресурс. Причем наиболее частые причины драк — соперничество девочек за мальчика, как это показано в картине Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь», либо же несоответствие социальных статусов одноклассников. Избиение десятиклассницы ее подругами за то, что она «приносит мало денег» в одной из школ Донецкой области — увы, почти обыденное явление.

И Украина здесь не одинока. По Японии, Великобритании и другим развитым странам в последнее десятилетие прокатываются волны подростковых самоубийств, первопричина которых — унижение и насилие со стороны сверстников. А в России нередки убийства на этой почве. Тем не менее, в нашей стране эта общемировая тенденция отягощена катастрофическим состоянием образовательной системы. Сами педагоги не устают называть это «духовным кризисом», который, по их словам, предшествовал экономическому.

Чтобы проанализировать причины этого явления в Украине и отыскать рецепты преодоления эпидемии насилия, «АиФ» собрал круглый стол под названием «Школа жестокости».

Педагогам, психологам и экспертам удалось отыскать две основные причины детской жестокости — несостоятельность школы с полностью дезориентированной фигурой учителя и неэффективность семейного воспитания с практически полной неосведомленностью родителей, как уберечь своих детей от насилия — неважно, в роли палача или жертвы. Третья причина имеет намного более мощный эффект, однако она — следствие первых двух. Это — транслируемые по ТВ и в Интернете продукты мульт — и киноиндустрии с многочисленными сценами насилия, въедающимися в мозг только еще растущих личностей.

В мире признано: и агрессия, и депрессия подростка — признак того, что он чувствует себя никому не нужным. «И состоятельные, и малообеспеченные родители пропадают с утра до ночи на работе. Ребенок либо задыхается от обилия кружков, либо предоставлен самому себе, идет на улицу или сидит за компьютером. С ребенком никто не разговаривает. А учителя, отчитав уроки, бегут домой. И у них есть оправдание: как им платят, так они и работают», — констатирует Ирина Козина, директор лицея № 38 Киева, вице-президент Ассоциации руководителей школ Украины.
Это факт: учитель недоволен собой, потерей собственного авторитета как в школьной среде, так и в обществе в целом. «Он вышел из СССР, а там к нему прислушивались, особенно в селе. Сегодня учитель психологически выгорает. Даже такая деталь: он видит несоответствие собственного уровня жизни и жизни своих учеников. Кроме того, учителя поглощены избыточным бумагооборотом. Но это ведь не основная функция школы. Обязанность продуцировать избыточное количество отчетов и бумаг отвлекает нас от основной функции», — утверждает Юрий Шукевич, глава Ассоциации руководителей школ Киева, директор столичного Финансового лицея. Он подчеркивает, что ни одна из европейских школ не выполняет, как украинская, еще и социальных функций. «Школа перегружена. Мы даже вынуждены заниматься обуст-ройством избирательных участков», — говорит педагог.

 

ДИАГНОЗ

Владимир Никитин
«В украинском обществе идет игра на понижение в культуре. У нас исчезает эмпатия, или сочувствие. В виртуальном мире сочувствие не нужно, воспитывается безотносительность.

Кроме того, заявляю со всей ответственностью, что украинское общество принципиально антиинтеллектуально: ни в политике, ни в обществе идея поддержки интеллекта не является ведущей. Как следствие — униженная позиция учителя в обществе.

Закон о всеобщем и равном образовании способствовал уничтожению школы. В школе скучно. Ученики, не способные или не желающие хорошо учиться, занимаются издевательствами над другими учениками и учителями. Школа же не способна дифференцировать, отбирать и направлять учеников по разным потокам, менять коллективы. Она вынуждена работать в замкнутых группах, в которых невозможно преодолеть насилие, сопротивление, борьбу за статусы. Когда такова школа — общество получается соответствующим.

Система образования должна отойти от парадигмы передачи знаний насильственным путем. Если мы заставляем всех — и учеников, и учителей — находиться в условиях, когда нет выбора, насилие неизбежно.

Из этой парадигмы есть два выхода: один — в информационное общество, второй — в интеллектуальное. В первом случае мы работаем с огромными, постоянно меняющимися массивами информации, и нас заставляют быть текучими, ненормативными. Во втором в нас воспитывают способность к независимому мышлению. Украинская школа не занимается этим вообще. В самих учителях не воспитывается способность к рефлексии».

Игорь Марцинковский
«Нужно различать проявления агрессии и насилия. Агрессия может отображать глубинные процессы, интернализироваться, т.е. подавляться или трансформироваться в приемлемые соревновательные формы поведения. Но может и выплескиваться, экстернализироваться, т. е. проявляться в насилии. И первый и второй пути для ребенка достаточно физиологичны. Другой вопрос, в какой степени общество, школа, семья могут этим процессом управлять.

Проблема не в том, что дети стали агрессивнее, а в том, что они не умеют выражать агрессию, управлять ею. Общество может и должно выставить здесь рамки. Но оно их не выставляет.

У агрессии есть две основополагающие причины. Первая — психологическая травма в раннем детском возрасте, что приводит к эмоциональной нестабильности в процессе взросления. Ее могут спровоцировать запущенность, ненадлежащий уход, жестокое отношение к ребенку в семье, зачастую сексуально жестокое. Но на официальном уровне и сейчас об этом говорить не принято.

Вторая причина — нарушение активности и внимания, повышение импульсивности. Таких детей мы сейчас называем гиперактивными. То, что мы называем проявлением агрессии в младших классах, — следствие поведения именно таких детей. Если им не помочь, их очень хорошо интегрирует антисоциальная среда. Почему? Любой ребенок хочет быть хорошим. Если у него нет ни малейших шансов стать хорошим в своей среде, он найдет среду, где будет пригрет, поддержан и использован».

Но основная причина как профессиональной и психологической, так и нравственной деградации школьных учителей в основной своей массе — утрата контакта с учениками. «Учитель продолжает по привычке давать информацию ученику. Но хочет ли ученик ее получить? Важна ли, интересна ли, нова ли она для него? Учитель перестал быть для детей главным источником знаний, основным носителем информации, но этот факт ему очень тяжело осознать. Поэтому учитель и ученик сегодня — жители разных планет: один по-прежнему желает доминировать, второй уже не позволяет ему этого», — уверена Зинаида Хоменко, практический психолог киевского Финансового лицея.
 

С одной стороны, это не так плохо. Мы растим поколения независимых, уверенных в себе детей, умеющих понять, чего им хочется, и пытающихся отстоять свою позицию. Однако обратная сторона медали страшна: в отсутствии доверия и уважения к учителю нет и передачи базовых нравственных ценностей. А это значит, что уверенность в себе оборачивается вседозволенностью и использованием насилия как целиком приемлемого сред-ства. На этом этапе, кажется, и должна была бы подключиться семья. Но не тут-то было.

Игорь Марцинковский, главный детский психиатр Минздрава Украины, утверждает, что у его маленьких пациентов часто обнаруживаются отстраненные родители либо отсут-ствие нормального эмоционального контакта ребенка с матерью. Это и понятно: начиная с 1990-х годов украинские мамы заняты каким-никаким обустройством и «вытягиванием» семьи на пристойный уровень благополучия. Времени и сил на ребенка просто не хватает. Как не хватает денег и желания посещать дополнительно курсы для родителей.

«Я лично готова была читать такой курс, предлагала нескольким школам, везде мне сказали, что им это не нужно. То есть сама школа не заинтересована в образовании родителей, а школьная система построена так, что в ее рамках психолог не может помочь и ребенку», — констатирует Елена Вознесенская, старший научный сотрудник Института социальной и политической психологии АПН Украины, руководитель проекта «Родительская педагогика».

Между тем, именно от осознанной позиции родителей, и особенно матери, зависит как склонность ребенка к насилию вообще, так и его способность адекватно реагировать на проявление агрессии со стороны сверстников. Излишне напоминать, что для этого между родителем и ребенком должны существовать доверительные отношения. Восстановление доверия учеников и их родителей к институту школы — процесс куда более затяжной и сложный.

Но эксперты призывают не забывать и о любви. Обычной родительской любви. «Мужское общество по сути своей — инфантильное, а значит, жестокое. Пока женщина не возьмет на себя ответственность за то, что происходит в ее семье и обществе в целом, пока она продолжит играть навязанную ей мужским обществом роль, пока она не станет главным носителем любви, с нашими детьми не произойдет позитивных перемен», — резюмирует Владимир Никитин, эксперт Украинского института публичной политики.

ЯЗЫКОМ ЦИФР

►В Украине нет ни официальных, ни неофициальных статистических данных о проявлении физического и психологического насилия в средней школе.

►Исследование, проведенное в 2008-2009 гг. в 300 польских школах, показало, что от 18 до 31% школьников в возрасте 11-19 лет были или считались жертвами физического или психологического насилия.

►Психологи подсчитали, кто к 14 годам ребенок успевает увидеть на экране телевизора около 40 тыс. сцен насилия.

►В 70-80% случаев дети, охарактеризованные семьей и школой как агрессивные, оказываются просто гиперактивными.

 

ВЫХОД ЕСТЬ?

Владимир Никитин:


Ирина Козина:


Елена Вознесенская:


Юрий Шукевич:

Игорь Марцинковский:


 

По сообщению сайта Аргументы и Факты