Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Спутник завтрашнего дня

Дата: 03 февраля 2011 в 14:00

Спутник завтрашнего дня

И Россия, и США стоят перед необходимостью качественного рывка. Но американцы хотят инвестировать в науку и образование, русские – в курорты на Северном Кавказе и Сколково.

Январские выступления российского и американского президентов по странному (или, наоборот, закономерному) совпадению отвечали на один и тот же вопрос: как жить дальше?

Два мира – два ориентира

Президент Дмитрий Медведев перед поездкой в Давос дал длинное интервью газете «Ведомости», потом развил тему, выступив на Всемирном экономическом форуме с речью. Президент Барак Обама сказал все в ежегодном послании Конгрессу.

По сути, президенты излагали собственные программы по организации жизни после кризиса. Некоторые пункты совпадали в части описания вызовов сегодняшнего дня. Но рецепты излечения президенты и члены их команд формулировали совершенно по-разному.

Если исходить из президентских посылов, перед Россией и США стоит одинаковая задача – стимулирование инновационного развития. России пора избавляться от сугубо сырьевой экономики и научиться производить что-то, помимо полуфабрикатов. Президент Медведев в беседе с «Ведомостями» выразил надежду, «что основная часть наших граждан осознала: у нас исчерпаны возможности сырьевого роста».

Президент Обама заявил, что американцы переживают переломный момент в своей истории, подобный тому, который наступил в 1957 году, когда Советский Союз опередил Америку с запуском первого искусственного спутника Земли.

И Россия, и США предлагают, в общем, не новые способы решения задачи.

Российская власть предлагает решать проблему отсталости, в том числе, с помощью привлечения заграничных инвестиций. Медведев в Давосе особо подчеркнул, что Россия открыта для «инвестиций в высокотехнологичные проекты». Это понятно. Трудно понять другое: какие именно проекты имеются в виду? «Сколково» — тема отдельная, за или против только ленивый уже не высказался. Но кроме этого проекта в Давосе российское правительство убеждало инвесторов вкладывать деньги в развитие курортов Северного Кавказа. И пять, и десять лет назад так же торжественно презентовались тщательно прописанные программы развития курортного дела там же. Даже вроде деньги выделялись и осваивались. Так же, впрочем, и пять, и десять лет назад говорилось о необходимости соскока с нефтяной иглы, о привлечении инвестиций, и о необходимости развивать российскую фармацевтику (об этом Медведев особо упомянул «Ведомостям»).

Барак Обама обратился к хорошо забытому старому: «Полвека назад, когда Советы опередили нас с запуском спутника, мы и понятия не имели о том, что первыми окажемся на Луне... Но после инвестиций в науку и образование мы не просто обогнали Советский Союз, но и вызвали волну инноваций, приведших к созданию новых отраслей промышленности и миллионов новых рабочих мест… сейчас «момент спутника» наступил для нынешнего поколения американцев».

Бумажные инновации и топливо будущего

По старинной российской традиции,

решение задачи должно начинаться с непременного написания программы действий (чем на практике часто мероприятие и заканчивается).

Вот и Медведев на днях на комиссии по модернизации устроил разнос руководителям госкомпаний за плохое выполнение его поручения подготовить и представить планы инновационного развития. Оказывается, только 9 из 22 компаний написали приличные, по меркам Минэкономразвития, планы. Лучше других – «Роснефть», так как выделяет на инновационное развитие денег больше порога, установленного МЭР в требованиях к планам по инновациям. В этих требованиях сказано еще, что надо вводить в компаниях должности директоров по инновациям. С этим, видимо, проблем не возникнет ни у одной из компаний, после чего подтянуть инновационные расходы ближе к «Роснефти» труда не составит. Есть надежда, что и требуемые меры по энергоэффективности производств компании пропишут, и даже сэкономят какие-то киловатты. Сложнее с выполнением пункта о повышении производительности труда. Недавно вот Михаил Прохоров честно сказал, что купить современное оборудование несложно, но это ведь будет означать сокращение рабочих мест… Читай: кто же нам позволит увольнять людей?

Власти США не ждут от компаний бумажных планов.

Обама предлагает иное: «Мы увеличим инвестиции в медико-биологические исследования, информационные технологии и особенно в экологические чистые энергетические технологии… Таким образом мы укрепим нашу безопасность, защитим нашу планету и создадим бессчетное количество новых рабочих мест».

И в России, и в США, реализация планов перехода стран на инновационные модели, потребует бюджетных денег. В обеих странах есть проблемы с бюджетами, причем у американцев – громадные. И там, и там осознали необходимость экономить на расходах и повышать доходы.

В России повышаются налоги, прежде всего – для малого и среднего бизнеса.

Для экономии же объявлено о скором сокращении аппарата правительства. Ради этого председатель правительства Владимир Путин распорядился создать в этом самом аппарате новый, 20-й, департамент – госслужбы и кадров.

Расходы бюджета нарастают, в том числе, за счет финансирования ряда мега-проектов, которые мало похожи на проекты инновационные – олимпиада и другие спортивные мероприятия, ребрендинг милиции…

В США Обама объявляет о скором снижении корпоративного налога с нынешних 35%. Это должно помочь малому и среднему бизнесу.

Компенсировать потери американцы намерены массовой отменой налоговых льгот крупному бизнесу, который, по словам Обамы, успешно пролоббировал изменения в налоговое законодательство, чтобы почти и не платить налоги.

Прежде всего, президент США предлагает убрать льготы для корпораций на доходы за рубежом и сократить льготы для нефтяных компаний на $4 млрд: «Вместо субсидирования энергетики вчерашнего дня надо инвестировать в топливо будущего».

Обама точно называет сумму, которую американское правительство намерено инвестировать в разработку и внедрение чистых технологий – $8 млрд. Чтобы к 2015 году на дорогах был 1 млн автомобилей с высокотехнологичными двигателями, чтобы к 2030 году 80% американской энергии производилось из чистых источников (еще «мелочи» — через пять лет 80% американцев должны получит доступ к высокоскоростному железнодорожному сообщению, 98% населения – к высокоскоростному интернету). Кстати, прошлую свою программу этого века по замещению части углеводородного топлива биологическим, американцы уже перевыполнили…

О сокращениях госчиновников в США пока не слышно, но президент объявил о необходимости на пять лет зафиксировать на текущем уровне основные внутренние расходы бюджета. Чтобы уменьшить дефицит до 2020 года на $400 млрд (от нынешних $1,32 трлн). Сокращения коснутся 12% расходов бюджета. Замораживание не грозит расходам на национальную безопасность, на социальное страхование и медицинское обслуживание.

Надо отметить, что и в России идет дискуссия о льготах для нефтяников. В ближайшее время Путин должен либо поддержать министра финансов Алексея Кудрина, который против продления льгот по экспортной пошлине для Ванкорского месторождения «Роснефти» в Восточной Сибири после 1 мая. Либо вице-премьера и председателя совета директоров «Роснефти» Игоря Сечина, который настаивает на пролонгировании льгот.

Конфетки или гранит науки

Вообще России в ближайшее время придется более конкретно определиться с планами жизни после кризиса. В Давосе, кстати, четко обозначились три стратегии развития.

Британский премьер Дэвид Кэмерон, рекламируя достижения своего кабинета, привел свой вариант выживания (обозначим его номером 1): тратить меньше и жить по средствам. Как показывают события последнего времени в ряде европейских и других стран, многие народы с этим не согласны. И правительства этих стран будут вынуждены как-то так изворачиваться, чтобы если и жить по средствам, то по тем, которые якобы будут лет через пять-десять-пятнадцать. А пока где-то денег перехватывать. Назовем это условно вариантом номер 2.

Кэмерону в интервью «Евроньюс» возразил глава американского казначейства Тимоти Гайтнер. Он говорит: «Основы роста закладываются, и я полагаю, что это общеизвестно, образовательной системой страны, ее способностью выпускать талантливых специалистов.

Рост также опирается на инвестиции правительства в те отрасли, которым без поддержки властей не обойтись. Потому что сам по себе рынок не может обеспечить достаточных вливаний в развитие фундаментальных наук и исследований». Это – третий вариант.

Только в горячечном сне можно представить, чтобы российские власти выбрали вариант номер 2. Но и первый по ряду причин не годится. К тому же все слова российских лидеров последних лет можно истолковать в пользу варианта номер три (только дел не хватает, кажется).

Попросту говоря, выбор России напоминает банальную ситуацию в семье, которая решает, на что потратить деньги – покупать хорошую еду и модную одежду или оплачивать учебу дочери, в приличном вузе. Вот соблазн – еда и шмотки выглядят как-то надежнее, ведь черт ее знает, девку, вдруг ничему не обучится и деньги пустит по ветру…

Если российская власть уверена, что народец у нас никудышный, то тоже рисковать не будет. Все блага получим конфетами и сразу. Но пока еще возможен другой вариант.

По сообщению сайта Газета.ru