Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Юрий Белановский: Осознанное христианство. Точка входа

Дата: 03 февраля 2011 в 16:20

Основная ответственность новообращенного в том, чтобы честно осмыслить себя и свою жизнь по отношению к Церкви как обществу верующих и Церкви как организации

Темы миссионерской проповеди православных и подготовки новообращенных к крещению и началу христианской жизни мне знакомы с середины 90-х. До недавнего времени я во многом оценивал их как хрестоматийные, то есть такие, где трудно сказать и услышать что-то новое. Последние три года я вплотную занимаюсь организацией православного добровольческого служения, изучаю опыт волонтерских организаций и осмысляю жизнь православного молодежного добровольческого движения «Даниловцы», которое и возглавляю.

И вот как-то неожиданно для самого себя я понял некоторые аналогии между отношением к волонтерам и отношением к новообращенным христианам, к тем, кто, обретя веру в Бога, всерьез задумался о вступлении в православную церковь.

Так сложилось, что волонтерство большей частью – это групповое служение, это дело волонтерских сообществ и организаций. Это и понятно. Чтобы служение было постоянным, тиражируемым, ресурсно обеспеченным, чтобы оно развивалось – лучше всего подходит  группа, где распределяются роли и ответственности, существует среда поддержки, принятия и понимания. Добровольческое служение по отношению к людям не может совершаться кем попало, по какой угодно мотивации, вне каких бы то ни было правил. Чаще всего с учреждениями и непосредственно с благополучателями взаимодействуют волонтерские группы, несущие ответственность за служение, каждый волонтер представляет группу, одиночкам не доверяют, что в подавляющем большинстве случаев правильно. Стать волонтером — это значит войти в группу, стать ее участником. Как правило, точкой входа является анкетирование и собеседование.

Существует ряд стандартных вопросов, ответы на которые дают хоть и поверхностное, но достаточное основание для развития собеседования в правильном русле и последующего принятия решения. Главная тема точки входа — правдивое обоюдное знакомство, взаимопонимание, попытка найти ту область, где желание новичка совпадает с потребностью волонтерской организации и в конечном итоге с запросом от благополучатей. На практике стараются узнать: как человека зовут, где он живет, где территориально и какое служение и по отношению к кому хотел бы осуществлять, какие у него есть личные, временные, профессиональные и материальные ресурсы, на которые он хотел бы опереться в служении, каковы намерения человека, как долго он собирается помогать. Важно прояснить вопрос: какие у начинающего волонтера мотивы и запросы — лечить, помогать, общаться, профессионально расти или что-то еще? Это все важно знать добровольческой организации, в которую входит человек.

Но есть и другая сторона этой встречи, и это не менее важно. Представитель организации, а в его лице и группа добровольцев должны быть честны и предложить человеку некоторые свои данные: как официально называется организация и какими видами служения занимается, сколько людей в организации, какой контингент, какова система управления и кто главный, какие перспективы профессионального обучения и роста, кто непосредственно отвечает за курирование новичка, как можно расторгнуть отношения, каковы правила служения, и т.п.

Я хочу особо подчеркнуть, что решение о вступлении в волонтерскую организацию принимается обоюдно, и у каждой стороны есть свои права, обязанности и область ответственности.

Вероятно, сказанное о добровольцах вполне очевидно. Для кого-то это даже прописные истины. Но в отношении новообращенных христиан нелишним будет еще раз затронуть тему правды и обоюдности взаимного договора, тему ответственности,  поскольку она редко встречается в православной миссионерской и катехизаторской практике. Я очень далек от мысли, что там преобладает неправда, или есть что-то нехорошее. Просто так сложилось, что многие вопросы в православной постсоветской традиции считаются такими, где миссионер «всегда прав», или считаются общеизвестными и решенными по умолчанию, а значит, на практике они являются вопросами непроговоренными, оставленными на произвол судьбы. Но при этом совершенно понятно, что за принятие решения о начале христианской жизни кто-то все же должен нести ответственность и, очевидно, не меньшую, а гораздо большую, чем по отношению к волонтеру, ведь христианами становятся навсегда, христианство — это образ жизни.

По аналогии со сказанным о добровольчестве понятно, что при вступлении в церковь человек заключает тройственный союз, где есть он, церковь, явленная церковной общиной в лице священника и Бог. И каждый не только заключает союз, но и берет обязательства, от исполнения которых зависит христианская жизнь новообращенного. Основная ответственность православных миссионеров и катехизаторов (тех, кто отвечает за обучение человека и его подготовку к самостоятельной христианской жизни) в том, чтобы помочь человеку осознать и осмыслить условия вхождения в церковь и сформулировать волнующие его лично вопросы. Условия не тождественны формальным требованиям, они отражают готовность и человека и церкви встретиться. Основная ответственность новообращенного в том, чтобы честно осмыслить себя и свою жизнь по отношению к Церкви как обществу верующих и Церкви как организации.

Я не стану сейчас говорить о вере. На эту тему мне доводилось писать ранее. Отмечу лишь, что по моему глубокому убеждению, христианином можно стать только лично, без принуждения уверовав в Иисуса Христа и стремясь исполнить Его заповеди.

В этой заметке я говорю о некоторых психологических и педагогических аспектах принятия решения о вступлениии в церковь и начале христианской жизни. Первый этап — знакомство с основными понятиями и нормами христианской жизни. Знакомство не предполагает глубокого личного исследования и принятия, оно вполне осуществимо в рамках традиционной для Русской церкви лекционной (часто морализаторской) системы миссионерства и катехизации (педагогическое сопровождение новообращенного) с минимальной взаимной ответственностью.

Смысл первого шага — начать говорить на одном языке, ну или, во всяком случае, на языках настолько близких, чтобы не было трагических двусмысленностей и противоречий. Я убежден, что предложенные новообращенному основные понятия должны быть адекватными современности и по своему культурному и философскому выражению, и по своему подбору. Понятно, что для церкви много чего важно, но человеку необходимо предложить сначала знания о том, без чего нет христианства, и в то же время указать на те основополагающие вещи, которые могут быть значимы для него как для человека 21-го века. К примеру, вопросы о монархии, о былой славе православных империй, о русских народных православных традициях, о тонкостях вероучения былых еретиков, никак не отраженных в современной религиозной картине России, вполне могут быть отложены.

Вторым шагом к принятию решения о вступлении в церковь должно быть более глубокое личное знакомство с церковью и прояснение отношений «я» и «Церковь как организация». Задача представителей Церкви – помочь человеку правильно выстроить отношения и даже границы с нею. Для понимания этой темы обратимся к опыту работы с добровольцами.

Со стороны христиан важно прояснить, знает ли человек особенности Церкви как организации, ее цели и ценности. Почему он заинтересовался именно православным христианством? Каковы ожидания новообращенного, связанные с христианской жизнью? Сколько времени он может уделять христианству и исполнению формальных требований и, если есть желание, христианскому служению? Хотел бы новообращенный перед принятием окончательного решения о начале христианской жизни пройти подготовительное обучение и даже некий «тренинг», чтоб знать, как вести себя, как исполнить то или иное предписание? Необходимо заранее выяснить, есть ли у человека какие-либо ограничения, связанные с здоровьем, возрастом, местом и условиями проживания? Это важно выяснить сразу и проговорить, чтобы впоследствии не нарастала неудовлетворенность от невозможности исполнить некоторые требования, хотя, как может выясниться впоследствии, их можно было бы при определенных обстоятельствах и не исполнять. Особенно это касается постов и графика посещения богослужений. Очень актуально для нашего времени доверительно проговорить, есть ли у человека специальные интересы, хобби, или даже зависимости, которые могут мешать христианской жизни. Необходимо понять и что человеку более важно и дорого — быть в группе единомышленников или быть самому по себе, чтоб его поменьше беспокоили?

С другой стороны надо помочь новообращенному прояснить важные для него вопросы, среди которых, к примеру, могут быть следующие. С кем из представителей Церкви (как правило, священников) он может постоянно контактировать, где, на каких условиях, на какое время можно рассчитывать? Будут ли учебные занятия, зачем они и чему будут посвящены? Существует ли группа поддержки начинающих христиан, что в ней происходит и как в нее вступить? Что произойдет, если у человека не будет получаться, если у него будут не только дисциплинарные огрехи, но он не удержится и согрешит в чем-то? Может ли он в этом случае обратиться к кому-либо за поддержкой? Если ему все надоест и он захочет отказаться от христианства, что ему делать? Может ли он покинуть конкретную христианскую православную общину и перейти в другую, что для этого надо сделать? И т.д. и т.п.

В конечном итоге, прежде чем будет принято окончательное решение о вступлении в Православную Церковь и начале христианской жизни, новообращенный призван более глубоко и честно осознать свою мотивацию, уже не первую эмоциональную, но соотнесенную с тем, что ему довелось узнать и пережить;  осознать области  личной ответственности как минимум по отношению к семье, друзьям, работе (учебе); осознать собственные личные, эмоциональные, временные, материальные и другие ресурсы; осознать общественный и внутрицерковный контекст православного христианства в России. Очень важным является знакомство с разными церковными аудиториями и выстраиванием не только  адекватных христианских отношений с ними, но и некоторых границ: речь идет о христианах вообще и прихожанах конкретного храма, куда ходит новообращенный, о младших церковных чинах — алтарниках, чтецах, дьяконах, о женах священников, о священниках и епископах.

В заключение затрону тему правды и честности. Она крайне важна и в контексте знакомства новообращенных с основами вероучения, и в контексте современной церковной жизни. Христианская проповедь не может быть сопряжена с неправдой, причем со всех возможных сторон. Тот, кому благовествуют, прежде всего должен знать, кто к нему обратился с словом Божьим, как его зовут, как он сам живет по вере. Если он готов к разговору, то и сам призван быть искренним, открыть свое имя, свою веру, свои сомнения или недоумения.

Благовестие миссонера должно быть ясно и чисто. При этом, конечно, нельзя забывать о педагогике — науке воспитания и обучения. Все люди разные, каждый по своему образован и воспитан, каждый по-своему смотрит на мир. Главная цель – помочь человеку обрести доверие к Богу, услышать Его Самого и научиться исполнять Его заповеди. В церковном учении и в жизни Православной Церкви есть главное, а есть второстепенное, есть то, что возвещает Сам Бог, а есть то, как Божьи заповеди преломились в человеческой культуре.  Благая весть иерархична в педагогическом плане, но вера во Христа и Его Церковь не может быть предложена кому бы то ни было как система с разными уровнями правды.

Никакие темы, важные для новообращенного или актуальные и волнующие многих, нельзя умалчивать, тем более темы острые и скандальные.  Любой человек может ничего специально не вызнавать и при этом из своего опыта или опыта близких людей знать о чем-то в церковной жизни, что недостойно христианской веры. Наверное, с «острых» тем не стоит начинать разговор о христианской жизни, но и уходить от них, «прятать голову в песок», если они возникнут, не стоит. Я убежден, что миссионеры и церковные педагоги должны не только  уметь говорить о проблемах современных христиан, но и в свое время намеренно затрагивать «острые» темы.

По сообщению сайта Аргументы и Факты