Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Политический кризис на Ближнем Востоке

Дата: 03 февраля 2011 в 17:30

Ботагоз Сейдахметова
В Египте продолжаются акции протеста, которые из столицы перекинулись в другие крупные города Египта. Главное требование демонстрантов об отставке президента Хосни Мубарака пока не выполнено. Вчера Мубарак пообещал, что к осени покинет свой пост, но оппозиция в этом сильно сомневается.
Но большинство наблюдателей уже сегодня дают печальные прогнозы о будущем Египта: экономику страны ждут тяжелые времена, а в ближайшее время — продуктовый кризис, который усилит кризис политический. Возможен вообще паралич всей финансовой системы. Пугает возможность прихода к власти исламистов и откат в средневековье. Кроме того, вызывает опасение, что политическая нестабильность в Египте перекинется на соседние государства региона

На сегодняшний день можно рассматривать несколько версий того, что происходит в Египте с прошлой пятницы. Первая версия как бы находится на поверхности — народ устал от деспота и тирана, который правит страной уже три десятка лет. Вторая версия — собственно продолжение первой, а именно, то, что Египет переживает в эти дни то, что в новейшей истории планеты уже получило имя «цветная революция», термин, означающий внешнее влияние на события в стране.
Обе версии можно подвергнуть некоторому сомнению, если учесть, что вчера в городах Египта начались серьезные столкновения между противниками и сторонниками президента Мубарака.
Третья версия отрицает внешнее вмешательство на нынешние события в стране. Совсем наоборот. Все, что происходит в Египте — это запланированный политический ход, завуалированный под стихийные демонстрации с участием простого народа, студентов и интеллигенции. Вопрос лишь в том, кто из «своих» стоит за волнениями в стране?
Если военные, то речь идет о военном перевороте, и тогда можно объяснить лояльное отношение к демонстрантам со стороны солдат и армии. Армия официально на стороне опальной власти, а на деле сочувствует толпе.
Если оппозиция, то логично возникает, с одной стороны, имя бывшего главы МАГАТЭ Мохаммада аль-Барадеи, а с другой — вариант с исламистами, прихода которых к власти страшно боятся не только в соседнем Израиле, но и за пределами ближневосточного региона не очень такому исходу будут рады.
Возможность прихода к власти религиозной организации «Братья мусульмане» аналитики видят по-разному. Так, западная пресса приводит слова израильского премьер-министр Биньямина Нетаньяху о том, что «когда существуют не все фундаментальные основы для демократии, это может привести к возникновению репрессивного режима, вдохновленного экстремистским исламом, который будет попирать гражданские права, отрицать свободу слова и прессы, угрожать миру и стабильности».
Солдаты египетской армии — выходцы из народа. А потому — с народом... В то же время одна из главных испанских газет публикует интервью наследного принца Марокко Мулая Хишама, который уверен, что «манифестации в Тунисе и Каире лишены религиозного символизма, и таким образом опровергают тезис о какой-то арабской исключительности». При этом марокканский принц считает, что «ни Европа, ни Запад в целом не играют решающей роли» в нынешних событиях, и призвал Запад перестать поддерживать нежизнеспособные диктатуры, запугивая всех исламизмом. При этом добавил, что «это не означает, что политический ислам не будет играть роль в будущем этих обществ, стремящихся к демократизации».
Четвертая версия политического кризиса в Египте имеет очень современный характер, эдакий новый способ революции, опробованный недавно в Тунисе — коварное влияние Интернета. В египетском варианте на умы демонстрантов повлияли вредные социальные сети, такие как Facebook, сервис микроблогов Twitter, а также сотовая связь. Собственно, ни о каком Марше миллионов без оперативной сетевой связи и речи быть не могло. Власти Египта, к слову, очень быстро отключили Интернет и сотовую связь.
Четвертая версия может быть дополнена соображением о том, что события в Египте — это заразная волна из Туниса, где народ в одночасье добился отставки и побега президента из страны. Так что Интернет, телевидение и сотовая связь — это катализаторы эскалации акций протеста в Египте, но не главная причина. И в этом случае можно говорить и о внешнем, западном влиянии на события. В пользу этого соображения говорит тот факт, что египетским пользователям Twitter помогла западная Google после того, как власти отключили Интернет.
Кроме того, такой сценарий стихийной цепи событий — из Туниса в Египет, на мой взгляд, характерен особенно для восточных стран. Менталитет Востока предполагает долготерпение, которое может завершиться таким взрывом гнева, который потом бывает трудно остановить без жертв. Так что у меня создалось впечатление, что народные волнения, которые охватили главные города Египта, не прекратятся даже в случае официальной отставки президента Хосни Мубарака. И, при всем моем уважении к тем, кто пришел с адекватными и грамотными требованиями на главную площадь Каира — Тахрир, все же не удивлюсь, что большая часть демонстрантов из числа зевак и не особо в курсе того, что они требуют от властей.
Со мной не согласен известный российский востоковед, профессор Владимир Пластун. «Именно отталкиваясь от менталитета, полагаю, что если Мубарак подаст в отставку, то волнения прекратятся. Но если... в чем я не совсем уверен. Не согласен, что на Востоке долго терпят, а потом взрываются и это вроде бы одна из характерных черт арабского менталитета. А русские не такие ли?!»
К слову, я всегда относила Россию и русских скорее к Азии. Страшно подумать, что будет, если взорвется народ в России и странах Центральной Азии. Вот уж где откат в средневековье не заставит себя долго ждать. Увы. Мы уже сегодня потеряли многие достижения советской системы.
Остается надеяться, что лидеры нашего региона с умом используют печальный опыт коллег на Ближнем Востоке.
По мнению Владимира Пластуна, события в Египте имеют как внутреннее (гораздо сильнее), так и внешнее происхождение. «Все-таки Мубарак, хоть и выпускник советской академии, но линия его — прозападная, — говорит Владимир Пластун. — С другой стороны, исламисты, как видите, действовали давно и успешно (Ихван уль-Муслимин). Они сохранили свою организацию и после казни Саида Кутба. И думаю, не без помощи или не без содействия с «Аль-Каидой» и с другими экстремистскими группировками. Обратите внимание: американцы очень осторожны, поскольку они хорошо закрепились на Ближнем и Среднем Востоке. Да и в Центральной Азии тоже. Нефть под их контролем. А на сегодня это главное для Запада и США. А кто будет президентом Египта — это детали».
При этом он добавляет, что все же главная причина кризиса в Египте — это более сильное обнищание населения по сравнению с другими странами арабского мира. Так что для нынешних протестных настроений только «нужна была спичка», считает востоковед.
Я обратилась с просьбой прокомментировать возможный уход и его последствия у Германа Крылова, который долгое время работал в Каире в качестве собственного корреспондента ИТАР-ТАСС. Он считает, что шансы президента Хосни Мубарака, «к сожалению, очень малы». «К сожалению, потому что он хранил в стране относительное спокойствие и с его уходом возникнет хаос — в Египте слишком много противоречий, — говорит Герман Крылов. — Его случай похож на случай Саддама Хусейна, только Мубарак гораздо мягче. Саддам ушел, и в Ираке все начали тянуть одеяло на себя. Мубарак уйдет, будет еще хуже, учитывая плотность населения, пестроту его состава и наличие важных стратегических объектов».
По поводу цепной реакции на события в Тунисе он ответил, что «события в Тунисе, безусловно, повлияли, но если бы их не было, причиной послужило бы что-нибудь другое». «То, что случилось, было вполне закономерным. Когда я уезжал из Египта в 2006 году, мне казалось, что это должно произойти гораздо раньше», — говорит Герман Крылов.
Восточные тираны добровольно свой пост не покидают.

О роли египетской армии
Армия Египта по численности, а это 1 миллион 109 тысяч военнослужащих, занимает седьмое место в мире.
Сегодня большинство экспертов отмечают особую роль египетской армии как значимой движущей силы. И в качестве примера приводят свержение армией монархического режима в Египте в 1952 году.
Кроме того, сегодня она защищает государственные институты, но не выступает против восставшего народа. Общая картина: только армия способна обеспечить безопасность в государстве после того, как полиция в этом не преуспела.
И именно в эти дни, когда страна охвачена волной массовых демонстраций, армия — это та сила, которая может удержать страну, не допустить разъединения в момент, когда оппозиция достаточно слаба и децентрализована.

По сообщению сайта Новое поколение