Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Теракты отчуждают Северный Кавказ // Массовое сознание не освобождается от ксенофобии

Дата: 04 февраля 2011 в 06:50

Большинство граждан уверено, что победа над терроризмом возможна только после многолетней борьбы. Такие настроения по итогам всероссийского опроса выявили социологи «Левада-центра». Под «борьбой» подразумеваются «силовые операции против боевиков». Устранению социально-экономических причин терроризма граждане не придают особого значения. С терактами россияне практически свыклись. Почти половина опрошенных (48%) в той или иной степени уверена, что атаки террористов стали «привычным обстоятельством нашей жизни». Не согласны с этим 47%. Остальные затрудняются с ответом. Это означает, что теракт для россиян «стал рутинным, вполне ожидаемым событием и больше не воспринимается экстраординарным происшествием», пояснил «Ъ» директор «Левада-центра» Лев Гудков. «Терроризм» в массовом сознании воспринимается в прочной связке с «Северным Кавказом». Это, по словам социолога, «доминирующая точка зрения». На вопрос, «кому выгодны теракты», в том числе последний в аэропорту Домодедово, респонденты чаще всего (57%) отвечают, что «террористам Северного Кавказа». В 10% случаев «выгодополучателями» называются США, в 7% — руководство северокавказских республик. Подозрения в том, что теракты могут быть «выгодны руководству России», высказываются редко — 4% (при статистической погрешности опроса 3,4%). Вторыми после «террористов Северного Кавказа» называются «международные или исламские террористы». О причастности «международных террористов» представители российской власти, включая первых лиц, публично говорят со времен второй чеченской войны. Причем сделано это было, напоминает Лев Гудков, как раз для того, чтобы в общественном сознании «была бы разорвана связь между боевиками и Северным Кавказом». Но восприняла эту идею лишь часть населения «с конспирологическим сознанием», склонная обнаруживать «заговоры метафизического зла». Еще одна часть населения придерживается других не менее конспирологических подозрений о связи терактов с российскими спецслужбами. Выгоду для них видят лишь 2%, но их «причастность к организации террористических актов» считают «вполне вероятной» 9% россиян (в 1999 году после взрывов жилых домов в Москве было 12%). В массовом же сознании, считает гендиректор «Левада-центра», связь «террористов» с «Северным Кавказом» так и не разорвалась. Ведь власть через общедоступные СМИ акцентировала внимание на «образе врага». И «образ» был воспринят обществом, в котором к этому моменту стали возникать «претензии русских на доминирующее положение». Как уточняет господин Гудков, в массовом сознании закрепилась ксенофобия, из-за чего «чужими» для большинства россиян стали не только террористы, но и во многом жители Северного Кавказа, которых это большинство воспринимает так, «будто они не граждане России». Именно поэтому большинство — 57% — уверены, что «Россия должна продолжать силовые операции против боевиков, не вступая с ними в переговоры». О том, что следует устранять «социально-экономические причины терроризма», россияне, судя по опросам «Левада-центра», задумываются в последнюю очередь. «Это очень плохо»,— заявил «Ъ» зампред думского комитета по безопасности Геннадий Гудков («Справедливая Россия»). «Операции силовиков — это уже хирургическое вмешательство», которое, считает депутат, «направлено всего лишь против того, кто взял в руки автомат и взрывчатку». А задача настоящей власти — «устранять причины, из-за которых человек хватается за автомат». Решение «социально-экономических проблем» — это, как и «операции силовиков, лишь один из элементов» антитеррористической задачи, заявил «Ъ» первый зампред думского комитета по безопасности Михаил Гришанков («Единая Россия»). Не менее важно «идеологическое противостояние, в котором должна быть мощной работа лидеров духовенства». Решению социально-экономических задач, по мнению единоросса, «препятствует во многом коррупция». Выбор россиян в пользу силовых операций господин Гришанков связывает с тем, что опрос проводился непосредственно после теракта в Домодедово. Однако господин Гудков считает мнение россиян устоявшимся, которое только укрепляется после каждого теракта, в том числе и под воздействием заявлений первых лиц государства. Если же в них акцент постоянно будет делаться на устранении социально-экономических проблем, то массовое сознание, по прогнозу Льва Гудкова, проникнется «пониманием проблем Северного Кавказа, сочувствием к жителям этого региона». Правда, тогда всю ответственность, в том числе за теракты, большинство россиян возложит на «власть как федеральную, так и региональную». Пока, по словам социолога, каждый новый теракт убеждает общество в необходимости жестких мер и в том, что «при этих мерах борьба с терроризмом продлится еще многие годы».

По сообщению сайта Коммерсантъ