Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Клейкие ласты // Джеймс Кэмерон спродюсировал воду

Дата: 04 февраля 2011 в 06:52

Дайверский триллер «Санктум» (Sanctum) кроме красивого и почти ничего не значащего латинского названия обращает на себя внимание тем, что самый знаменитый из его продюсеров, Джеймс Кэмерон, позволил использовать при его съемках ту же технику, которая помогла кассовому и техническому успеху «Аватара». Более чарующего бесстыдства давно не видела ЛИДИЯ МАСЛОВА. «Санктум» вполне может считаться первым в этом году претендентом на престижную премию «Золотая малина», и если что-то и спасет его, то разве что предстоящий длинный и богатый на аналогичные достижения год, на протяжении которого дайверские неприятности успеют раствориться среди множества подобных недоразумений. Восторги поклонников «Аватара», касающиеся психологической напряженности «Санктума», вполне понятны — со времен «Аватара» действительно в кинематографе не было достигнуто такой глубины характеров и драматизма конфликтов. Безжалостный продюсер Джеймс Кэмерон топит режиссера Алистера Грирсона, как кутенка, в крупнейшей на земле подводной системе пещер где-то возле Папуа—Новой Гвинеи — главный визуальный аттракцион «Санктума» заключается в том, что наиболее плавучие из участвующих дайверов из одной системы пещер пытаются пронырнуть в другую, еще менее известную и более зрелищную. Основной психологический конфликт картины происходит между руководителем экспедиции (неплохой австралиец Ричард Роксбург) и его юным и потому максималистски настроенным сыном (Рис Уэйкфилд). Остальные дайверы наперебой уговаривают сына понапрасну не злобиться на отца, на которого он сгоряча начал точить зуб, и первую половину фильма разговоры персонажей состоят из примирительных фраз типа: «Твой старик — самый уважаемый чувак в мире» или «Твой старик — самый стойкий спелеолог в мире», да и сам сын уважаемого чувака порой нет-нет да и ввернет в разговор байку о том, как его старик сделал фонарик из клыка вепря. Иногда в отцовско-сыновние отношения вклиниваются посторонние проблемы: первая трагедия в «Санктуме» связана с тем, что про одну девушку сразу понятно, что ей нельзя погружаться из-за общей усталости и неустойчивого психического состояния, однако ее слабовольный друг идет у нее на поводу, в результате чего у неустойчивой ныряльщицы в самый неподходящий момент рвется шланг — оплошавший друг сначала честно пытается дышать с ней через одну маску, однако из-за истерического состояния подруги быстро понимает, что в этой ситуации может выжить только один человек, и это, скорее всего, он сам. В дальнейшем другие ныряльщики не упускают удобного случая упрекнуть его, что он просто убил свою подругу, отняв у нее маску (честно говоря, все это именно так и выглядит). Кроме «Золотой малины» за общую тупость «Санктум» вполне может претендовать и на спецприз за бесцельное расходование 3D: визуально и аудиально фильм представляет собой бесформенную мешанину из постоянно льющейся и падающей воды, скрюченных в этой воде в различных конфигурациях человеческих тел, равномерно издающих крики: «Джош, где ты?», «Вик, ты в порядке?», «Да, молодец, малыш, давай, давай!» и «Нет, нет!» Не следует, однако, думать, что к этому сводятся диалоги персонажей,— некоторыми сухопутными местами, когда еще не наступает острая необходимость реагировать на льющуюся за шиворот воду, разговоры героев вполне выразительны, например: «Твое очко так сжато, что только собака сможет услышать твой пердеж». Тема узости анального сфинктера так и сквозит в диалогах: одна из ныряльщиц застревает в подводной расщелине, узкой, «как очко монашки», а когда сына главного ныряльщика риторически спрашивают: «Где еще найдешь девственное, нетронутое место?», он вдруг понимает это буквально и отвечает: «Сейчас покажу!», после чего снимает штаны и действительно показывает собственную задницу. Анальная фиксация тем не менее отнюдь не главный культурный мотив «Санктума» — эту почетную миссию на самом деле выполняют стихи Кольриджа в переводе Бальмонта: «В стране Ксанад благословенной // Дворец построил Кубла Хан, // Где Альф бежит, поток священный, // Сквозь мглу пещер гигантских, пенный, // Впадает в сонный океан». Всякий раз, когда в развитии отношений между персонажами возникает некая заминка, а возникает она, надо сказать, с завидной регулярностью (ввиду не то что бы некомпетентности сценаристов, а скорее из-за их искреннего и справедливого непонимания, зачем и кому в такого рода произведениях могут потребоваться их услуги), кто-нибудь выразительно декламирует про Кубла Хана, и все стремительно встает на свои места.

По сообщению сайта Коммерсантъ