Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Работу по Каспийскому проекту считаю своим звездным часом

Дата: 04 февраля 2011 в 07:00

Гани Карин, «Огни Мангистау», 3 февраля

Сегодня наш собеседник Балтабек Куандыков – известный казахстанский нефтяник, доктор геолого-минералогических наук, президент нефтяной компании «Меридиан Петролеум». Балтабек Муханович родился 21 августа 1948 года в поселке Макат Атырауской области. По образованию инженер-геолог-нефтяник. В 1971 году окончил Казахский политехнический институт имени В.И. Ленина. Возглавлял крупные государственные и частные нефтяные компании. Он является автором 10 монографий, 80 научных статьей и трудов и книги «Ключи каспийского шельфа», награжден орденом «Курмет», удостоен почетного звания «Заслуженный работник промышленности Республики Казахстан».
– Балтабек Муханович, вы в этом году достигнете возраста Пророка. С этой высоты как вы оцениваете прожитые вами годы?
– Считаю, что не зря прожил эти годы. Мне удалось достичь тех вершин, о которых мечтает обычно любой молодой человек: получил хорошее образование, приобрел любимую специальность, одновременно занимался и производством, и наукой. Прошел трудовой путь от рядового инженера-геолога до руководителя геологической службы одного из крупнейших в Советском Союзе геолого-разведочного объединения и национальной нефтегазовой компании. Работал заместителем министра геологии, затем энергетики и топливных ресурсов республики. Возглавлял первую морскую нефтяную компанию и ряд других отечественных и иностранных нефтяных компаний. Защитил докторскую диссертацию. Был удостоен высоких государственных наград. Вместе с супругой вырастили пятерых детей, все они получили высшее образование, нашли свое место в жизни. Так что вроде бы грех жаловаться на жизнь.
– Летом этого года исполнится сорок лет как вы работаете в нефтяной отрасли республики. Какие основные итоги этого периода?
– Да, в этом году исполняется сорок лет как я закончил знаменитый «Политех» в Алматы и начал свой трудовой путь в нефтегазовой отрасли. Ровно половина этого времени, которую называю первым этапом моей трудовой биографии, отработал в Атырауском регионе. Мне повезло, что будучи новоиспеченным специалистом попал в хороший коллектив – нефтеразведочную экспедицию сверхглубокого бурения. Она бурила вторую в Союзе сверхглубокую скважину проектной глубиной 7000 м, здесь же испытывали самые передовые на тот момент технологии бурения подобных скважин. Объединение «Гурьевнефтегазгеология», где затем трудился, практически координировало все геолого-разведочные работы в республике. Благодаря самоотверженному труду геологоразведчиков в те годы были открыты: знаменитый Карачаганак в Западно-Казахстанской, Жанажол, Алибекмола, Кенкияк в Актюбинской, Кенбай, Имашевское, Забурунье в Атырауской, Каламкас, Каражанбас, Северные Бузачи в Мангистауской, Кумколь в Кызылординской областях и другие. На многих из открытых месторождений остались следы моих кирзовых сапог, я непосредственно принимал участие в обосновании необходимости поисковых работ и обсуждениях программ разведочных работ в них.
Следующий этап моей жизни связан с переездом в Алматы в 1991 году. Этот год был богат на политические события. Бывшие союзные республики стали независимыми государствами. Каждая республика стала искать свои пути дальнейшего развития, создавая свои структуры управления. Появились новые министерства, комитеты, агентства. Для управления геологическими исследованиями и разведочными работами в республике был создан Государственный комитет геологии и охраны недр, вскоре преобразованный в Министерство геологии. Работая некоторое время начальником управления нефти и газа, я был назначен заместителем министра геологии, координировал геологоразведочные работы на нефть и газ по всему Казахстану. Помню наплыв иностранных компаний, непонятных мессенджеров и различных представителей официальных властей Запада. Было очень много встреч, совещаний, иногда не совсем продуктивных. В такой суматохе мы и пытались скоординировать направления работ. И в этот период по указанию Президента Нурсултана Назарбаева было принято решение начать работы на Каспии. Я был назначен президентом вновь созданной первой морской нефтяной компании «Казахстанкаспийшельф». В целях придания веса и авторитета этой программе, а также для ускорения решения всех оперативных вопросов я одновременно был назначен заместителем министра энергетики и топливных ресурсов. Время работы по Каспийскому проекту считаю отдельным этапом и звездным часом в моей жизни. Об этом уникальном проекте уже написано много. Я сам написал книгу «Ключи каспийского шельфа», которую тепло приняла общественность. Сейчас весь мир знает месторождение Кашаган, и во многих случаях через него узнают нашу страну.
В 1997-1998 гг. был президентом национальной компании «Казахойл». Это было очень тяжелое время для отрасли и для страны в целом. Цена нефти опустилась ниже критической отметки, доходя до 9 долларов за баррель. Это при сопоставлении с нынешней ценой почти 100 долларов за баррель было настоящим коллапсом. Впоследствии три года работал в США в центральном офисе известной компании Шеврон, где близко знакомился с опытом работы западной компании, их системой организации труда, менеджментом. Последние десять лет работаю в частных нефтяных компаниях. Организация работы, принятие решений, структура менеджмента в этих компаниях значительно отличаются от менеджмента в национальных и государственных компаниях. Частные компании намного динамичнее, проворнее, активнее. Если бы также работали национальные компании с их колоссальными ресурсами и возможностями, успехи отрасли были бы намного более впечатляющими.
– Вы один из известных организаторов нефтяной промышленности республики. Как вы считаете, в целом эта отрасль экономики страны развивается в правильном направлении? Этот вопрос я задаю потому, что в обществе есть определенная обеспокоенность в связи с продажей активов ряда крупных нефтяных компаний зарубежным инвесторам, особенно китайским.
– В целом динамика развития отрасли находится в положительном тренде. Конечно, были перекосы в развитии нефтегазовой промышленности на начальном этапе независимости, когда происходила повальная приватизация. Но в той ситуации приватизация была объективной необходимостью, в экономику республики надо было привлечь инвестиции. Отрадно, что сейчас хоть и огромными моральными и материальными усилиями, и уже в современных рыночных условиях предпринимаются меры по восстановлению ситуации в отрасли: национальная нефтяная компания планомерно пополняет свои активы, выкупая обратно доли иностранных компаний в казахстанских проектах.
По поводу активности китайских нефтяных компаний на казахстанском рынке я уже высказался на страницах периодической печати. Их доля в добыче нефти и газа не такая уж катастрофическая и составляет где-то 22% от всей добычи нефти в республике. Эту цифру можно сопоставить с долями в добыче казахстанской нефти компаниями других стран: американскими – 24%, европейскими – 17%. При этом доля национальной компании составляет около 26%. Следует также отметить, что экономика Китая особо не пострадала от всемирного финансового кризиса. Сейчас китайцы лидеры в инвестициях в другие страны. Когда западные банки сами, оказавшись в трудном положении, отказались от оказания финансовой помощи нам, мы нашли поддержку со стороны Китая. Так что нынешняя ситуация с китайскими компаниями в нефтегазовой отрасли в республике – это нормальные партнерские взаимоотношения, координируемые на уровне государства. Считаю, что этот баланс надо выдерживать и дальше, не давая его ухудшить.
– Что вы можете сказать о ныне действующей структуре управления нефтяной отраслью, насколько она эффективна?
– Думаю, что с созданием специального Министерства нефти и газа в республике улучшится руководство нефтяной отраслью в целом. Это обеспечит большую концентрацию внимания министерства для решения насущных вопросов. В то же время, как мне кажется, структура управления, контроля за исполнением контрактных обязательств в недропользовании, анализ и обобщение полученных геолого-геофизических данных в рамках республики несколько разбалансированы. Многие функции по контролю и утверждению запасов нефтегазовых месторождений, принятию важных технологических решений по разработке месторождений оказались под контролем другого непрофильного министерства – Министерства индустрии и новых технологий. Было бы целесообразным передать такие функции независимому органу – Агентству или Госкомитету геологии или даже вновь организованному для этой цели отдельному Министерству геологии, как было ранее. Также, по моему мнению, структура управления национальной нефтяной компании является очень громоздкой и многоступенчатой. В этой связи было бы целесообразно рассмотреть более упрощенные варианты управления месторождениями и коллективами на местах.
– Вы являетесь одним из авторов проекта разработки каспийского шельфа. Как обстоят дела здесь в настоящее время, почему постоянно переносятся сроки начала разработки Кашаганского месторождения?
– Как я уже отметил выше, ресурсы шельфа Каспийского моря громадные. Здесь работают многие известные нефтяные компании из различных стран. Хотя в последние годы темпы открытия месторождений несколько снизились, район Прикаспия остается одним из самых перспективных в мире. Хотелось бы больше плановости и прозрачности в программе освоения шельфа Каспия. В этом вопросе хорошим примером могла бы стать программа освоения Северного моря, подготовленная и реализуемая Норвегией. Несколько слов о нашумевших переносах сроков начала добычи нефти на Кашагане. Как мне кажется, в этом вопросе нет ничего сверхъестественного и никакой политической или другой составляющей. Как все знают, месторождение Кашаган представляет собой уникальное сочетание сложных горно-геологических, экологических и технических проблем. Все технологии для освоения этого месторождения разрабатываются впервые и не имеют аналогов в мире. Исходя из этого, участники консорциума подходят к освоению Кашагана с большой тщательностью, используя поговорку «семь раз отмерь, один раз отрежь». Тем более нам не нужно повтора аварии в Мексиканском заливе, у нас на Каспийском море последствия такой аварии будут катастрофой для всего региона. Естественно, такой подход значительно затягивает процесс, вызывая определенное недовольство у некоторых государственных чиновников или людей, далеких от нефтяного бизнеса. По оценке специалистов, озвученная дата начала добычи нефти в 2013 году более-менее реальна. К слову, при этом хотелось бы напомнить историю освоения Тенгизского месторождения, похожего по многим характеристикам на Кашаган, но находящегося на суше, и поэтому не имеющего морских сложностей. Тенгиз был открыт в 1979 году, а первая нефть была доставлена на Атырауский НПЗ в 1991 году. Это говорит о том, что даже при мощи Советского Союза, когда для освоения Тенгиза привлекались все светила нефтяной науки страны и многих иностранных компаний, для пуска месторождения потребовалось 12 лет. А Кашаган, как вы знаете, был открыт в 2000 году, т.е. не видно никаких больших отставаний в освоении данного месторождения.
– Недавно в Атырауской области было открыто новое крупное нефтяное месторождение на суше, такое возможно в Мангистау? Это вам вопрос как геологу.
– Последнее открытое месторождение в Атырауской области, конечно, значительное событие в жизни исторического нефтедобывающего центра страны, там давно заждались такого открытия (практически с начала 90-х годов открытий не было вообще). И я думаю, что оно не последнее в этом нефтеносном крае. Земля Мангистау также богата нефтью и газом. Здесь в последние годы, может, и не было больших открытий, но хочу заметить, что недавно на морском перспективном участке Жемчужина открыты два месторождения со значительными запасами, на участке Емир-ойл также были открытия на площади Кариман. На участках Тастобе, Асар Восточный получены признаки нефти. В конце прошлого года положительные результаты дало бурение первой скважины на участке «Н». Многие недропользователи, пользуясь своим правом на конфиденциальность, не всегда своевременно сообщают общественности об открытиях на своих территориях, боясь привлечь внимание посторонних глаз. Я надеюсь, что мы в скором будущем станем свидетелями открытия новых месторождений нефти и газа на священной земле Мангистау как в области шельфа Каспия, так и в районе известных месторождений полуострова Бузачи, Жетыбай-Узенской ступени. Еще не последнее свое слово сказал и Северный Устюрт.
– Какие проекты осуществляет руководимая вами компания «Меридиан Петролеум», в том числе в нашем регионе?
– Наша компания участвует в двух разведочных проектах в Западно-Казахстанской области. На одном из них с нашим участием открыто крупное газоконденсатное месторождение Рожковское, на другом начато бурение первой разведочной скважины. Надеемся получить там также положительный результат.
К сожалению, подписанный с Правительством крупный морской проект на шельфе Каспия на территории Мангистауской области не нашел своего продолжения из-за ряда финансовых, организационных причин, которые не смогли устранить учредители. Кроме этого, в настоящее время наша компания оказывает помощь инвестиционной группе «Позитив» в освоении небольшого месторождения Жалгизтобе в Тупкарганском районе. В целом мировой финансовый кризис оказал отрицательное влияние и на нашу компанию. За последние два года мы несколько сократили свою активность. Однако в связи с началом улучшения мировой финансовой ситуации мы изучаем возможность расширения своих активов и заинтересованы в объектах в Мангистауской области.
– В конце семидесятых годов вы несколько лет находились на комсомольской, партийной работе. Почему там долго не задержались?
– Да, я работал в аппарате Эмбинского райкома партии, затем был избран секретарем Гурьевского обкома комсомола. Работа в этих общественных организациях дала мне очень многое, научила работать с людьми, понимать нужды и чаяния разных слоев населения. И как бы сегодня ни ругали эти организации, я склонен считать, что именно в них прошел хорошую школу общения с массами, научился культуре управления коллективом, нахождения правильных решений в трудных условиях. Но тяга к профессии геолога все же вернула меня к геологоразведке, к тернистым и непростым путям геолога-нефтяника.
– Не имея, как это сейчас принято говорить, влиятельной «крыши» вы достигли в жизни немалых высот. Как это вам удалось?
– Да, действительно, у меня не было той, как вы говорите, «крыши». Отец умер очень рано, когда я еще учился в институте. Да и в роду не было ни нефтяников, ни работников руководящих органов. Пришлось всегда рассчитывать только на себя, на свои знания и опыт. Вечерами читал научно-производственную литературу и слушал советы старших товарищей, не стыдился учиться у подчиненных и младших по возрасту. Думаю, весь секрет только в этом и заключается.
– К каким человеческим качествам относитесь положительно, к каким – негативно?
– Уважаю людей честных, порядочных и обязательных, не терплю двуличных и высокомерных.
– Какая у вас семья, чем супруга, дети занимаются?
– Супруга Актоты Багитовна тоже геолог-нефтяник, мы пять лет учились вместе в институте в одной группе, работали рядом и знаем друг друга великолепно. Конечно, у нее всегда было больше нагрузки, потому что основные обязанности по воспитанию детей легли на ее плечи. Мы воспитали, как я уже отметил выше, пятерых прекрасных детей. Старшая, Сабина, училась в Академии им. Губкина в Москве, работает в нефтегазовой отрасли, Сауле закончила Государственную академию управления (бывший Институт народного хозяйства), работала в разных международных компаниях, Майя после окончания института иностранных языков занимается своим бизнесом, Айнура недавно закончила университет в Англии, сын Алмас учится в университете в США.
– Ваши увлечения, хобби?
– Я люблю путешествовать, узнавать особенности различных уголков мира, а также фотографировать, запечатлевать интересные моменты в жизни семьи, друзей, окружающую природу.
– Только что начался год 20-летия независимости страны, какие у вас планы на этот год?
– Завершить переговоры по некоторым новым проектам и увеличить портфель активов компании, а также внести свой посильный вклад в подготовку и проведение юбилейных мероприятий.
– Спасибо за беседу.

По сообщению сайта Nomad.su