Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Сверхзадачи для модернизации

Дата: 04 февраля 2011 в 07:01

Татьяна БРАУН, «Казахстанская правда», 3 февраля

Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» подвел итоги работы за прошедший год, главным направлением которого стала реализация антикризисной программы Правительства. Фонд освоил 91% выделенных из Национального фонда 1 трлн. 87,5 млрд. тенге. На чем сегодня сосредоточен основной фокус деятельности «Самрук-Казыны», под управлением которого находятся активы общей стоимостью до 70 млрд. долларов? Насколько оправданными оказались стратегия и тактика в посткризисный период? И что нужно сделать руководству фонда в 2011 году, чтобы идти вперед, развиваться, добиваться и дальше экономического роста? На эти и другие вопросы корреспондента «Казахстанской правды» отвечает председатель правления АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» Кайрат КЕЛИМБЕТОВ.
– Президент Казахстана по традиции обратился к народу Казахстана с очередным Посланием. Его содержание еще предстоит изучить, осмыслить и, приняв как руководство к действию, осуществить. За счет чего цели, которые Президент определил в экономическом блоке Послания, могут быть достигнуты?
Нурсултан Назарбаев представил сценарий дальнейшего развития страны в контексте экономических и, что особенно важно, социальных реформ. Главное – в нем четко обозначена и прописана модернизационная повестка дня. Глава государства вновь определил амбициозные цели и сформулировал масштабные задачи. Лидер Нации, живущий чаяниями и устремлениями народа, как никто другой осознает, что, только ставя перед собой такие цели и задачи, казахстанцы могут рассчитывать на успех. Послание раскрывает перспективы на десятилетие вперед. С другой стороны, оно продолжает развивать суть и значение прорывных проектов. В области экономики главным акцентом остается Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития (ГП ФИИР), которая была принята в 2010 году. И она уже дала толчок структурной перестройке экономики. Были решены вопросы взаимодействия государства и бизнеса. Как вы знаете, основную роль в реализации ГП ФИИР играет фонд «Самрук-Казына».
Послание социально ориентировано, в нем затронуты все стороны жизни современного человека: здравоохранение, образование, обеспечение населения качественной питьевой водой, реформа жилищно-коммунальной сферы, занятость. От решения этих важных вопросов напрямую зависит качество человеческого капитала в стране, а значит, и уровень национального благосостояния казахстанского народа.
Впервые в Послании затрагивается такой важный вопрос, как самозанятые, социальная защищенность которых требует улучшения. Но при этом надо выбрать правильные подходы к этой проблеме. И Президент в своем Послании правильно отметил, что «государство будет помогать только объективно нетрудоспособным и малообеспеченным». Остальным государство будет помогать осваивать новые профессии и искать работу.
Люди должны находить и создавать рабочие места в сервисной экономике, должны обслуживать себя. Продолжится процесс урбанизации. За счет чего живут такие мегаполисы, как Москва, Токио? Они сами себя обслуживают. В Казахстане такая экономическая концентрация возможна в Астане – нашей столице – и в Алматы – деловом и культурном центре страны. Чтобы люди и производство были конкурентоспособны, требуются конкурентоспособные сектора образования и здравоохранения. Человек должен четко себе представлять, где он будет учиться, работать, лечиться. Когда на все эти вопросы у государства есть ответы, тогда в нем есть устойчивость. Лидер Нации четко обозначил задачи, которыми мы в ближайшее десятилетие будем заниматься.
– Кайрат Нематович, в нашем предыдущем разговоре вы, анализируя уроки кризиса, вывели главные составляющие формулы успешного развития страны – это национальный лидер, сильное государство и диверсифицированная, конкурентоспособная экономика. Последнее блюдо «варится» на кухне «Самрук-Казына». Хотелось бы услышать вашу оценку прошедшей коллегии.
– Состоялся достойный и конструктивный разговор. Обсудили проблемы, проанализировали ошибки, наметили пути дальнейшего следования. Самолюбованием не занимались. Если обратиться к анализу стратегических направлений – стабилизации экономики и финансовой системы, то ФНБ как оператором антикризисной программы освоено 91% из выделенных 1 триллиона 87,5 миллиарда тенге. Фактически завершена реализация данной программы. Благодаря принятым мерам удалось не только пройти острую фазу кризиса, сохранив экономический рост, но и сохранить доверие к казахстанским банкам, поддержать малый и средний бизнес, продолжить начатое строительство жилья, рефинансировать ипотечные долги многих сограждан, обеспечить реализацию крупных индустриальных проектов.
При участии фонда успешно завершена реструктуризация задолженности трех крупнейших проблемных банков страны: БТА Банка, Альянс Банка и Темирбанка. В результате процесса реструктуризации внешние долги, например БТА Банка, снижены с 12 миллиардов долларов до 3,7 миллиарда долларов США, срок выплаты обязательств увеличен с имевшихся 1–5 лет до 8–20 со снижением средней ставки заимствования. После завершения процесса реструктуризации международными рейтинговыми агентствами повышены кредитные рейтинги всех трех банков, что свидетельствует об эффективной политике государства по поддержке и оздоровлению финансового сектора страны. Стабилизация финансового сектора подтверждается досрочным возвратом Народным банком 60 миллиардов тенге, выделенных из Национального фонда для кредитования реального сектора экономики. Банк «ЦентрКредит», Kaspi Банк и Народный банк досрочно вернули более 40 миллиардов тенге по программе поддержки малого и среднего бизнеса. Кроме того, в декабре 2010 года Казкоммерцбанком досрочно возвращены 46,5 миллиарда тенге.
– Не буду задавать вопрос о том, как ФНБ решал проблемы на рынке недвижимости, сколько потрачено на поддержку малого и среднего бизнеса, запуск «Дорожной карты бизнеса-2020», которые отнесены к важным направлениям антикризисной программы. Важные и красивые цифры звучали, и не раз. Здесь есть чем Казахстану гордиться, но… Есть эксперты, которые называют это посткризисным ретушированием. Более того, есть мнение, что мягкое сдерживание кризиса привело к продолжению накапливания структурных диспропорций и зон экономической неэффективности: «Кризис не сыграл традиционной роли санитара экономики». Продолжают существовать предприятия с отсталыми технологиями, балансирующие на грани банкротства… Не произошло перелива капитала в новые отрасли.
– Кто же будет спорить: кризис должен выполнять санитарную функцию, поскольку накапливаются глобальные диспропорции, которые потом выявляют локальные проблемы.
С какой проблемой столкнулся Казахстан? Многие предприятия были перекредитованы. Брался кредит в одном банке, потом, чтобы его погасить, в другом. Затем оказывалось, что путем махинаций или каких-то невероятных сделок среднее или малое предприятие оказывалось должником 5–7 банков. И во многом его жизнь зависела от того, победит ли оно в каком-нибудь тендере большой государственной компании, не победит – тогда получается большая проблема.
– Как в том анекдоте: если вы должны банку 100 тенге – это ваша проблема, а если вы должны миллион долларов, то это проблема банка. Особенно если вы их не возвращаете.
– Проблемы предприятий стали проблемами банков. В 2004–2007 годах, во времена бума, когда кредит не брал только ленивый, деньги вкладывались в сектор недвижимости. Условия казались обманчиво привлекательными. Каждый приходил, занимал, размещал еврооблигации. Привозил 800 миллионов, и вроде бы все хорошо. Но… ты занял на год, а проект у тебя на пять лет. Через год ты приходишь и берешь новый кредит, а потом эту «лавочку» закрыли. И здесь начались те самые уроки, которые мы можем отнести к секретам Полишинеля. Так что роль санитара кризис исполнил, потому что три банка страны фактически чуть не обанкротились, причем два – системообразующие. Кроме того, государство через фонд «Самрук-Казына» дополнительно капитализировало два других системообразующих банка.
Казахстанская экономика испытала шок. Но банковский сектор Казахстана сегодня в лучшем положении, потому что все те «медные трубы», которые сейчас проходят Ирландия, Исландия и будут проходить еще и в некоторых соседних странах, мы уже прошли. Кризис отвлек, к сожалению, ресурсы и время. Мы 2009–2010 годы потратили на то, чтобы выйти. Нас призвали, как в армию, – мы пришли и потушили пожар в банках, малом и среднем бизнесе, в секторе недвижимости. Но это не наша главная функция. Мы пожар потушили и теперь должны заниматься своей работой. Основная наша задача – участвовать в диверсификации, здесь роль государства до 2015 года будет ведущей, но при активном вовлечении частного сектора: мы создаем новые секторы экономики, реализуем инвестиционные проекты. А после 2015 года станем просто управляющим холдингом, который будет определять стратегию развития наших компаний, смотреть на их производственные и финансовые показатели и не вмешиваться в операционную деятельность, управляя через советы директоров.
– А какие уроки, на ваш взгляд, извлек из международного финансового кризиса 2008 года реальный сектор экономики?
– Нужно брать кредиты с пониманием, что ты должен их возвращать. Банкам нужно выдавать кредиты с пониманием, как вы их будете в случае ухудшения ситуации получать обратно. А государству нужно на все это смотреть не индифферентно, а с пониманием, что если там что-то не так, то в итоге государственные средства пойдут на спасение.
Значительную роль в разрешении ситуации сыграло государственно-частное партнерство. У таких предприятий, как «Казахмыс», ENRC, перед кризисом были большие амбициозные миллиардные проекты. Но случился кризис, и по законам рынка владельцам ничего не оставалось делать, как уволить рабочих, остановить новую стройку, ужать экономию… К чему бы это привело, известно. Мы нашли компромисс, сумели удержать ситуацию на больших предприятиях.
Есть два крайних варианта. Японский вариант, когда на 10 лет, как «зомби», зафиксировали цены активов и никаких списаний, надеясь, что балансы банков расчистятся сами по себе. В результате этот период получил название «потерянное десятилетие». И американский вариант, где в один год сразу всех раскидывают. Я думаю, что наш казахстанский путь – это срединный между этими двумя вариантами. То есть сегодня, во время вялотекущего глобального кризиса, есть хорошая возможность разобраться с реальным сектором. Прежде всего с социально значимыми предприятиями, затем с теми предприятиями, которые имеют потенциал к восстановлению. С другими надо «прощаться». На уровне государственной комиссии по модернизации должна пройти очень хорошая аналитическая работа. То есть если это предприятие – банкрот, как сказал Президент 21 декабря, то надо принимать жесткие решения. В этом смысле санитарная роль и должна быть исполнена. Неэффективного собственника надо убрать и поставить туда другого – эффективного. Обычно это делается путем банкротства, реорганизации, реабилитации и так далее. У нас пока не работает модель реорганизации через банкротство, которая в США, например, весьма сложна, но и эффективна.
А когда мы еще и почистим банковскую систему с точки зрения неэффективного и недобросовестного заемщика, то финансовый тромб будет удален, и экономика задышит. Ведь смогли мы решить проблемы на рынке недвижимости. В кризис у нас зависло 60 тысяч дольщиков. Работали два механизма. С теми, кто обманул и убежал, – с ними по уголовному кодексу разбираются. Другие впряглись в работу и с помощью «Самрук-Казына», с небольшой прибылью, но работали. Сегодня они сохранили свое имя, репутацию. Например, компания «Базис-А» достроила многие объекты. Здесь был компромисс: мы им помогли, они нас не подвели.
Реализация мер по поддержке долевого строительства через фонд позволила предоставить застройщикам необходимое финансирование, возобновить строительство, решить проблемы дольщиков, внедрить новые стандарты жилья (энергосбережение, система очистки и контроля и так далее), снизить ставки по ипотечным кредитам, стабилизировать цены на недвижимость, развить новый рынок арендного жилья, развивать сопутствующие отрасли (стройиндустрия, металлургия и так далее).
На мой взгляд, чтобы экономика была эффективной, каждый должен отвечать по своим долгам и жить по средствам. Это главный урок, который необходимо усвоить.
– Если я вас правильно поняла, то государству, чтобы оставаться конкурентоспособным, предстоит исполнить те задачи, которые оно не позволило решить кризису, – самому проводить санацию неконкурентоспособных предприятий, отбраковывать устаревшие технологические циклы…
– Почему вы решили поставить такую задачу перед государством? Это в соседней России масса предприятий до сих пор висят на шее государства. То есть большой приватизации в той же обрабатывающей промышленности в свое время не произошло. В Казахстане предприятия, в которых работают десятки тысяч человек («АрселорМиттал», ENRC, «Казахмыс») были приватизированы. Проблемы технологий и современной продукции теперь решает новый собственник, которому, чтобы быть эффективным, надо соответствовать лучшим мировым стандартам. Поэтому кто-то на Лондонскую фондовую биржу вышел, кто-то с зарубежными корпорациями контракты заключил. Продукция большинства наших крупных предприятий ориентирована на экспорт и априори – на быстрорастущий глобальный рынок, который, как пылесос, поглотит все. Только доставляй новые технологические переделы.
– Мы опять возвращаемся к мысли, что только умные кадры, инновационные компании, если у них получится перестроиться, будут действительно глобальными лидерами. Но как это соотносится с историей и деятельностью компаний из блока «Самрук-Казына»?
– Прежде обратимся к цифрам. Из 7% роста ВВП страны в прошлом году наши компании обеспечили 2%. КМГ добывает 27% из всей нефти, производимой в Казахстане, компания перерабатывает свыше 80%, а транспортирует свыше 60%. Являются монополистами в своих сферах «Казатомпром» и КТЖ. Свою долю на рынке, и немалую, занимают «Самрук-Энерго» с «Казахтелекомом». Государство опирается на эти компании. Только в КМГ и КТЖ работают 260 тысяч человек, если умножить на 4, то миллион человек так или иначе получает деньги и живет за счет компаний ФНБ. Поэтому деятельность фонда формируется исходя из стратегических целей и направлена на обеспечение диверсификации и модернизации экономики и повышение эффективности деятельности наших компаний.
В настоящее время дочерними компаниями фонда реализуется более 100 стратегических и перспективных проектов в различных секторах экономики общей стоимость более 240 миллиардов долларов. За период 2010 года освоение инвестиций дочерними компаниями фонда оценочно составляет более 13 миллиардов долларов. Основная часть освоения инвестиций приходится на 2010–2015 годы. Более 80 крупных проектов общей стоимостью свыше 38 миллиардов долларов будет реализовано в течение пяти лет.
– Известно, что ФНБ отводится ключевая роль в реализации ГП ФИИР, в проведении коренной модернизации существующих промышленных и инфраструктурных активов. Что делается для того, чтобы нефтегазовая отрасль оставалась флагманом экономического развития страны?
– По нашему мнению, наиболее подходящей стратегией ускоренной модернизации экономики для Казахстана является стратегия традиционной специализации с опорой на нефтегазовый сектор. В связи с этим необходима комплексная политика в отношении нефтегазового сектора, которому предстоит решать три взаимосвязанные задачи. Первая – это развитие нефтегазовой промышленности, вторая – переход на производство с более высокой добавленной стоимостью, или диверсификация первого типа; и третья – это действия диверсификации второго типа. Первоочередная задача на пути модернизации – превратить нефтегазовую промышленность из двигателя экономического роста во флагмана экономического развития.
В 2010 году начаты реконструкция и модернизация нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) страны. А 4 сентября 2010 года на АНПЗ прошла официальная церемония закладки «первого камня» комплекса по производству ароматических углеводородов. В 2011 году будут начаты работы по строительству комплекса глубокой переработки нефти. Начаты строительно-монтажные работы по объектам инфраструктуры интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области. В целом же институтами развития ФНБ финансируется 146 проектов, введено в эксплуатацию 96 проектов. На новых производствах создано свыше 20 тысяч рабочих мест. В Банке развития Казахстана находится на рассмотрении и финансировании 33 инвестиционных проекта, входящих в Карту индустриализации, общей стоимостью более 4,2 миллиарда долларов.
– Говорим об инновациях, но нет ощущения сфокусированности в этой сфере. Могут ли двигать прогресс и дать результат абстрактные инновации?
– Часто происходит так, что реальный сектор – в одном месте, а инновации – в другом. За последние годы страна сделала большой шаг вперед, очень четко мы начали разделять, где действительно можем конкурировать на мировых рынках, а где готовим прообразы этой конкуренции. Можем конкурировать в традиционных секторах экономики – нефть, газ, уран, горнорудные и редкоземельные металлы, сельское хозяйство и зерновые. Соответственно, на их базе вперед выдвигаются нефтеперерабатывающая, нефтехимическая промышленность, металлургия всех переделов, высокие переделы в атомной индустрии и обработка пищевой продукции. В них в первую очередь наши конкурентные преимущества. В этих отраслях нам и нужно соревноваться по трансферту самых новых технологий.
Поэтому в «Самрук-Казына» мы в первую очередь сосредоточились на модернизации системообразующих активов. У каждой компании есть своя инновационно-технологическая стратегия. Соответственно, строим новые заводы, модернизируем существующие. То есть на деле занимаемся модернизацией конкретных активов.
– Вы против зарубежной экспансии? Не готовы?
– Да я не против экспансии. Но сегодня нужно сделать свою домашнюю работу для национальных компаний, построить все, что можно, здесь. Если что-то невыгодно строить в Казахстане, понятно, нужно смотреть за границу. Но сейчас большая задача – это создание рабочих мест. Например, в отличие от России в Казахстане фронтальная диверсификация невозможна, она будет точечной. Мы, как Австралия и Канада, трезво оцениваем свои возможности. Но если какой-то бизнес родится, выживет, то мы создадим условия, селективно будем поддерживать.
– То есть пока остановимся на сырьевой ориентации? А как же модернизация, диверсификация, о которой мы так обстоятельно рассуждали?
– Здесь идет определенная подмена понятий. Почему мы пытаемся привлечь внимание к нефтегазовому сектору? Для того чтобы делать что-то инновационное, товар или услуга должна быть конкурентоспособной. Очень просто просчитать конкурентоспособность: цена на энергию, цена на рабочую силу, цена на сырье. И, соответственно, в этих секторах экономики у нас есть преимущество. А в тех секторах экономики, где нет подготовленной рабочей силы, нет инженерных кадров, да и от рынков сбыта находимся далеко, то о каком конкурентном преимуществе можно говорить?
Первое ощущение, что наши национальные компании – будущие чемпионы, как в спорте, – это те компании, которые могут конкурировать с глобальными компаниями. Именно сырьевой сектор может дать спрос на инновации. Инновации – это бизнес, на который есть спрос. Если вы придумали Ipad и можете за 1 000 долларов его продать, – это бизнес. А если вы придумали то, что никому не нужно... Так что инновации, которые Казахстан может предложить, должны родиться прежде всего в нефтегазовом секторе – новые буровые, трубы, запасные части, перекачивающие станции...
Законодателями «мод» в нефтехимической промышленности являются страны, в которых развиты добыча и производство, либо крупнейшие потребители. Спрос рождает большие инвестиции. На освоение месторождения Кашаган будут затрачены миллиарды долларов. Потребуются трубы определенного диаметра и качества. И все производители уже начинают ломать голову, а какие трубы можно предложить. Казахстанские компании просто обязаны участвовать в этом производственном марафоне.
Сейчас очень важный, переломный момент для развития экономики нашей страны. Из-за последствий глобального финансового кризиса мир начал закрываться, каждая страна живет своими проблемами. В этом смысле Казахстан грамотно интегрирован в мировое и региональное пространство. Конечно, приоритетом для нас являются интеграция в рамках Таможенного союза и формирование Единого экономического пространства. Что касается крупного бизнеса, то ему проще, он давно уже конкурирует на глобальном рынке, в сырьевых секторах тоже все понятно. МСБ – те люди, которые живут на импорте, переработке, понятно, здесь Казахстан ожидает большая конкуренция. То есть если раньше мы могли от всех отгородиться таможенными пошлинами, то теперь этого сделать не можем. А когда вступим в ВТО, мы не сможем этого сделать по более широкому кругу.
Поэтому уже сегодня приходится разрабатывать специальную политику, формировать научно-технические советы национальных компаний и совместно с институтами развития прорабатывать возможность создания новых производств. У нас есть сейчас «окно возможностей», когда мы можем предложить отечественному предприятию весь спектр инструментов, начиная с кредита Банка развития, инвестиций Фонда прямых инвестиций, гарантий Казгосгаранта, кредита фонда «Даму«… Всю эту поддержку мы готовы оказать, но «окно» ежедневно сужается. Потому что потом развернется жесткая конкуренция между казахстанскими, белорусскими и российскими компаниями, чуть позже членами ВТО.
– Много вопросов вокруг возможного выхода национальных компаний фонда на фондовый рынок. Хотелось бы узнать вашу позицию в этом вопросе.
– Я всегда поддерживал и продолжаю поддерживать политику вывода государственных компаний на фондовый рынок, так как здесь открываются новые возможности для нашей экономики ускорить рост.
Во-первых, это дает большие преимущества самой компании, повышаются ее финансовая устойчивость, доверие к ней со стороны инвесторов, улучшается корпоративное управление.
Во-вторых, через укрепление корпоративного сектора усиливается вся экономика страны.
В-третьих, IPO государственных компаний может дать импульс к дальнейшему развитию отечественного фондового рынка. Население получает возможность напрямую участвовать в управлении государственными активами, получая при этом доход от их деятельности.
Возьмем, к примеру, Малайзию, где работает фонд Kazanah, аналогичный фонду «Самрук-Казына». В 2009 году Kazanah снизил свою долю в таких госкомпаниях, как Tenaga Nasional (производство электроэнергии), PLUS Expressway (автомагистрали) и Malaysia Airports (аэропорты). Kazanah также планирует продать 32,2% доли в Pos Malaysia, который является национальным оператором почтовых услуг.
В 2011–2013 годах российское правительство планирует провести масштабную приватизацию и продать пакеты акций около 900 предприятий. В настоящий момент в список входят ВТБ, Сбербанк, «Роснефть», «ФСК ЕЭС», «РусГидро», «Совкомфлот», Россельхозбанк, «Росагролизинг», «Росспиртпром» и Объединенная зерновая компания.
Поэтому движение в сторону вывода компаний фонда «Самрук-Казына» является правильным.
Целесообразным, я считаю, поддерживая IPO национальных компаний, сохранить в руках государства контрольный пакет акций.
Во-первых, фонд и его компании, где работают около 300 тысяч человек, являются одними из крупнейших работодателей в стране.
Во-вторых, группа фонда играет ведущую роль в государственной политике увеличения местного содержания и поддержки отечественных товаропроизводителей. Вы знаете из прошедшей коллегии, что доля казахстанского содержания в закупках наших компаний составляет 50%. А это одна из форм реальной поддержки отечественных товаропроизводителей. Тем более, по итогам прошлого года суммарные закупки составили 3,5 триллиона тенге.
Поэтому на данном этапе экономического развития страны государству необходимо сохранить эти важные рычаги влияния на экономическую политику.
В проекте стратегии фонда большое внимание уделяется финансовой устойчивости наших компаний, оцениваются их возможности по реализации инвестиционных проектов и привлечению финансовых ресурсов, нашли отражение различные механизмы привлечения средств, включая бюджетное финансирование, привлечение долгового капитала, продажа пакета акций стратегическому инвестору, а также проведение «народного» IPO.
– Недавно вы вернулись из Китая, который является одним из крупнейших стратегических инвесторов для Казахстана. Что год текущий нам готовит – каковы размеры инвестиций, их география?..
– «Самрук-Казына» и дочерние компании активно развивают международное сотрудничество. В рамках визитов Президента страны в 2010 году подписаны меморандумы о сотрудничестве с такими стратегическими партнерами, как Finmeccanica, Европейский инвестиционный банк, General Electric. Продолжается активное сотрудничество с такими международными финансовыми институтами, как ЕБРР, ВЭБ, ГБРК, Эксимбанк Китая.
В период кризиса, когда доступ ко всем рынкам капитала был «закрыт», единственным источником фондирования явились китайские финансовые институты. При личной поддержке Главы государства были достигнуты договоренности с КНР о предоставлении беспрецедентной кредитной линии на общую сумму 13 миллиардов долларов. Это позволило своевременно направить финансирование в приоритетные отрасли экономики (нефтегазовая, горнорудная, металлургическая, химическая и так далее). В рамках заключенных финансовых соглашений с Государственным банком развития Китая на сумму 3 миллиарда долларов «Самрук-Казына» с начала 2010 года освоены и направлены на финансирование проектов компании «Казахмыс» 700 миллионов долларов. С учетом освоенных в 2009 году 300 миллионов долларов на рефинансирование займа по приобретению «Самрук-Энерго» доли в «Богатырь Комир» общая сумма освоения составляет 1 миллиард долларов.
По сотрудничеству с Эксимбанком Китая (ЭБК), в рамках подписанного Рамочного соглашения о сотрудничестве в области энергетики на сумму 5 миллиардов долларов, заемщиком которого явился БРК, АО «Самрук-Казына» выступило гарантом. БРК направил 400 миллионов долларов на строительство завода по производству первичного алюминия. В настоящее время ведется работа по подписанию индивидуального кредитного соглашения в размере 1,4 миллиарда долларов для финансирования проекта строительства первого интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области – ТОО «Kazakhstan Petrochemical Industries». Одобрение проекта от ЭБК уже получено. Также реализуются проекты в рамках Рамочного соглашения о расширении сотрудничества в нефтегазовой отрасли на 5 миллиардов долларов, подписанного между ЭБК и КМГ. В целом сотрудничество между АО «Самрук-Казына» и финансовыми институтами Китая за последние два года является весьма результативным и прорывным.
– Рядом с нами два соседа, в экономике которых, возможно, рождаются мировые экономические чудеса или… коллапсы. Как вы оцениваете текущее состояние российско-, китайско-казахстанских отношений? Есть ли в триаде отношений опасность попасть под тяжелую лапу медведя или огнедышащего дракона?
– По оценкам Standard Chartered, Китай к 2020-му обгонит США и станет крупнейшей экономикой мира. К 2030 году китайская экономика будет в два раза больше, чем экономика США, и на ее долю будет приходиться 24% мирового производства. Индия обгонит Японию и станет третьей по размеру экономикой мира. Аналогичной оценки придерживается Goldman Sachs, который считает, что Китай перегонит США в 2027 году.
Если вы пессимист, то можете назвать 100 причин, по которым у нас ничего не получится. Думаю, что в жизни должны преобладать оптимисты, которые должны рассматривать Россию и Китай не как поле для конкуренции. Мы так или иначе будем в сфере влияния всех этих экономически глобальных держав. Но это стоит рассматривать как возможность доступа на российский и китайский рынок. Если это экспорт сырьевых продуктов и продуктов переработки, то не стоит конкурировать с Россией, а надо идти в Китай – строить туда железные и автомобильные дороги, трубопроводы и газопроводы. Это огромный триллионный рынок, он все примет. Главное, чтобы было качество.
В России может быть конкурентоспособным бизнес в обрабатывающей промышленности. Та же пищевая и зерновая индустрия. Масса возможностей. Все близлежащие страны могут быть сервисными по отношению к этим двум большим экономикам. Канада, например, сервисная по отношению к США, Австрия – по отношению к Германии. То же самое может Казахстан. И в этом есть свои преимущества.
– В ходе коллегии было подчеркнуто, что «Самрук-Казына» должен стать примером прозрачности и корпоративного управления для компаний, входящих в его структуру, частного бизнеса и всей экономики в целом. Фонд должен быть прозрачным и подотчетным обществу, и все граждане должны знать, как принимаются решения и расходуются средства. Что предстоит сделать в данном направлении?
– Совершенствование системы корпоративного управления – одно из стратегических направлений в деятельности ФНБ. А важным компонентом корпоративного управления являются прозрачность и финансовая дисциплина. В настоящее время фонд реализует масштабную и многоэтапную программу по улучшению качества финансового менеджмента в своих дочерних компаниях. Акцент в данной работе сделан на сокращение сроков предоставления отчетности, повышение уровня ее достоверности, автоматизации процессов. Необходимо отметить, что автоматизация производится с внедрением последних разработок и передовых технологий. Результатом данной инициативы стали сокращение сроков сбора и анализа отчетности, повышение качества и достоверности отчетов, а также повышение уровня квалификации работников финансовых блоков компаний фонда. Кроме того, это позволяет своевременно принимать качественные управленческие решения в компаниях фонда.
В наступившем году рейтинг корпоративного управления определен в качестве ключевого показателя деятельности как для менеджмента компаний, так и для курирующих управляющих директоров фонда. В стратегиях развития дочерних компаний определена цель по достижению к 2020 году всеми дочерними компаниями как минимум 75-процентного соответствия требованиям лучшей практики корпоративного управления, что соответствует баллу 7+ по рейтингу Standard & Poor’s. В настоящее время на пространстве СНГ такой рейтинг получен лишь одной компанией – «Вимм-Билль-Дан» (РФ).
Фонду «Самрук-Казына» многое предстоит сделать в текущем году. Прежде всего сформировать консолидированный План развития фонда на ближайшие пять лет, обеспечить прирост производительности труда на уровне 1,1 миллиона тенге на человека (или на 11%) по сравнению с оценкой 2010 года. Дочерние организации разрабатывают инновационно-технологические стратегии и мероприятия по реструктуризации активов. В результате развития дочерних организаций на 2011–2015 годы АО «Самрук-Казына» будет получен экономический эффект, выражающийся в приросте на 2011–2015 годы – 354,7 миллиарда тенге, или 2,4 миллиарда долларов.
– Кайрат Нематович, вы известный книгоман, что сейчас читаете?
– Именно сейчас – исследование казахстанского автора Султана Акимбекова «История степей: феномен государства Чингисхана в истории Евразии». Вместе с автором стараюсь понять важные узловые моменты истории Евразии, объяснить причины их возникновения, внутреннюю логику и алгоритм.
– Вы недавно вернулись из Давоса. Насколько этот и другие международные форумы дают ответы на запросы дня и разрубают кризисные узлы экономики?
– Давос вот уже около 40 лет собирает мировую элиту. Повестка дня текущего форума – оценка рисков в мировой экономике. Я думаю, очень актуальная тема.
Мировой финансовый кризис еще не закончился. Рецессия – в Великобритании, в США – рост, но там сохраняется высокий уровень безработицы. Еврозона переживает трудности. То есть сегодня мы являемся свидетелями разбалансировки мировой экономики, когда две крупнейшие экономики мира находятся на противоположных сторонах экономического процесса: США испытывают торговый дефицит, а у КНР – торговый профицит. Такая ситуация может привести к «торговым войнам», при которых некоторые страны будут пытаться стимулировать свой экспорт через девальвацию. На форуме также активно обсуждались вопросы совершенствования финансового надзора, которые крайне актуальны для Казахстана. Конечно, во время мирового финансового кризиса мы сделали свою домашнюю работу… Но мир тесен, и его проблемы касаются всех. Надо знать, как оценивать риски, какие новые модели предлагаются в регулировании монетарных институтов. Много дискуссий было вокруг вопроса перехода к Базель III.
Проблема инфляции также была в центре внимания участников Давосского форума. Как известно, причина инфляционного давления – избыточная ликвидность в результате масштабных вливаний государственных средств и мягкой денежно-кредитной политики. Поэтому представители западных государств говорили о необходимости сдерживать рост цен на нефть, который может затормозить темпы экономического роста в развитых странах, являющихся основными потребителями нефти.
Конечно, каждая такая поездка – это возможность расширить сотрудничество с зарубежными компаниями и привлечь иностранные инвестиции. Наша страна за последние 10–15 лет смогла привлечь свыше 100 миллиардов долларов иностранных инвестиций.
В Казахстане сейчас одна из лучших моделей управления государственными активами среди стран СНГ. Но нам еще многое предстоит сделать, чтобы добиться стратегических целей модернизации экономики Казахстана.

По сообщению сайта Nomad.su