Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Кажегельдинская родословная Аблязова

Дата: 04 февраля 2011 в 07:01

Алексей ЛОГИНОВ, contur.kz, 3 февраля

О делах и многочисленных подвигах беглого банкира Мухтара Аблязова написано столь много и подробно, что уже трудно стало обозревать всю его многообразную преступную деятельность одним взглядом – столько в ней эпизодов и моментов. Кражи и махинации перемежаются с играми в политику и громкими заявлениями, высокие должности сменяются тюремными нарами или бегством за границу. Однако, в делах Аблязова достаточно четко и ясно просматривается главная линия, которую можно кратко описать так: кража – «борьба за демократию» – тюрьма/бегство. В этой схеме «борьба за демократию» всегда прикрывала кражи, махинации и другие не менее тяжкие преступления.
На эту дорожку Аблязов вступил весьма рано, уже во времена Акежана Кажегельдина, когда тот занимал должность премьер-министра Казахстана, а Аблязов был главой Казахстанской холдинговой компании «Астана-Холдинг». Первые свои капиталы он сделал на чековой приватизации, когда в его собственност оказалось несколько небольших, но доходных предприятий. Уже в те времена Аблязов был неравнодушен к политике, и выступал в 1994 году на Форуме предпринимателей в Алма-Ате. И тогда же стал приворовывать. В 1995-1996 году «Астана-холдинг» попалась на незаконной операции с сахаром. В те времена Аблязов не брезговал никаким бизнесом.
В последние месяцы кажегельдинского премьерства, Аблязов был назначен президентом вновь созданной национальной компании – ОАО «KEGOC», энергетического монополиста в Казахстане. В это время он значительно поднялся: провернул несколько крупных «операций», облегчив государство на сотни миллионов долларов, подобрал себе команду (именно в те времена с ним стали работать Жаксылык Жаримбетов и Роман Солодченко), и даже обзавелся собственным СМИ – газетой «Республика», в те времена респектабельным изданием.
Первым протоптал дорожку от воровства к «борьбе за демократию» Акежан Кажегельдин, который в 1999 году был объявлен в розыск и скрылся за границей. Там он объявил себя сторонником демократии в Казахстане и стал родоначальником громкого, но безрезультатного дела против президента – «Казахгейт». Вскоре после него в поле зрения правоохранительных органов попал и Аблязов, тем более, что его дела в KEGOC стали достоянием гласности.
Он не один такой был. В те времена в правительстве и государственных органах было немало молодых и не в меру оборотистых людей, которые делали состояния на своих полномочиях. Развитию дела против Аблязова сильно помогли его конкуренты по нелегкому делу присвоения государственных средств и имущества.
Когда преследование подобралось уже слишком быстро, Аблязов решил последовать примеру Кажегельдина и удариться в «борьбу за демократию». В ноябре 2001 года появился «Демократический выбор Казахстана», в соучредителях которого были Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов, которые в 2002 году оказались в тюрьме, осужденные за целый список преступлений. Аблязов вышел по президентской амнистии в мае 2003 года, а Жакиянов сел надолго, и свободу увидел только в 2006 году.
После освобождения Аблязов стал заново, но явно на основе приобретенного опыта, проворачивать «операции» по собственному обогащению. Недолго побыв членов совета директоров угольной компании в Сибири, он получил под свой контроль БТА-банк, и на его основе развернул бурную деятельность по своему обогащению, детали которой был многократно описаны в прессе.
Деятельность эта – расширенная версия его подвигов образца 1990-х годов. Он точно так же старался построить холдинговую компанию, которая объединяла многочисленные и разные активы. Только вместо «Астана-Холдинг» появилась ИПГ «Евразия». также Аблязов стал более осторожным, и уже не был всеядным, как раньше, и сторонился сомнительных операций, на которых легко засветиться. Он выводил деньги из банка, и перекачивал их в ИПГ «Евразия», намереваясь превратить ее в крупную инвестиционную компанию, и когда-нибудь зажить жизнью респектабельного инвестора в недвижимость. Сама сфера деятельности отводила подозрения, тем более, что Аблязов всегда умел приврать о своих успехах. У него могло бы и получиться, если бы не кризис, по суровой иронии судьбы, начавшийся как раз в сфере банковского кредитования недвижимости. Но когда его «операции» в БТА были разоблачены, он тут же сбежал за границу и оттуда занялся шумной политикой и созданием себе имиджа «борца за демократию».
Почему-то на этот факт мало кто обращает внимание. Ведь все эти «борцы за демократию» были членами одного и того же круга, и в нем было повышенная доля товарищей, севших в тюрьму или скрывающихся за границей. ДВК был явно вдохновлен опытом Кажегельдина, который убежал в США и там получил убежище, только на том, что он объявил себя «борцом с режимом», и принялся огульно обвинять президента в преступлениях. Для этого он создал в США целую систему, включающую несколько организаций и фондов.
Аблязов и в 2001 году, и в 2009 году явно пользовался кажегельдинской схемой. Когда его прижимали, он тут же начинал кричать о демократии и «борьбе с режимом», причем именно так, как это делал Кажегельдин. Даже обвинения Тимура Кулибаева в «отмывании денег» тоже были скопированы с кажегельдинского «Казахгейта», столь же схожи своей необоснованностью и отсутствием надежных доказательств.
Аблязов позаимствовал из кажегельдинской колоды немало кадров. Например, Газиз Алдамжаров, который представлял аблязовский БТА в Беларуси, а потом возглавил КПК, в 1998-2001 годах был председателем исполкома РНПК, созданной Кажегельдином. И его бизнес по торговле нефтью также процветал под кажегельдинским покровительством.
Из той же самой кажегельдинской колоды происходит и Виктор Храпунов, который при нем занимал посты министра энергетики и угольной промышленности РК и министра энергетики и природных ресурсов РК, а в последние месяцы кажегельдинского премьерства стал акимом Алматы, где и сделал свои капиталы, на которые живет сейчас в Швейцарии. С них Аблязов сошелся особенно близко и даже выдал свою дочь за его приемного сына. Еще бы! Именно Храпунов создал того энергетического монополиста, который возглавил Аблязов.
Другое приобретение – бывший пиарщик «Казахгейта» и лично Кажегельдин – Ринат Ахметшин, который в начале 2000-х годов активно работал на ниве «демократической» репутации беглого премьера, и отличался лживостью такой степени беззастенчивости, что его вынуждены были жестко критиковать даже казахстанские оппозиционеры. Теперь Ахметшин занят «демократической репутацией» Аблязова.
И таких примеров немало. Стоило только полиции затронуть Рифата Ризоева – одного из сотрудников БТА, как проявился Муратбек Кетебаев, один из создателей холдинга «Астана-холдинг», и автор схемы его работы.
Распутывая этот клубок связей, нетрудно увидеть, что все эти люди принадлежат одному и тому же довольно узкому кругу лиц, которые поднялись и обогатились на кажегельдиновской приватизации. Аблязов в своих махинациях в БТА использовал все те же проверенные в прошлом кадры. Можно сказать, что Кажегельдин породил Аблязова, снабдив его всем необходимым для его бурной преступной деятельности, и в числе этого идею покрывать воровство и мошенничество «борьбой за демократию».
Ущерб от этих людей выражается не только в том, что они украли много денег. Они также скомпрометировали немало хороших понятий. С их подачи предпринимательство стало ассоциироваться с воровством и мошенничеством. Именно они привели к тому, что при виде человека, называющего себя демократом, люди проверяют свои кошельки. Именно они сделали так, что демократические организации служат для отмывания денег. Наконец, именно они сделали так, что оппозиция прочно связана с маргинальными, неуравновешенными людьми, не следящими за своими словами, и за небольшую мзду готовыми на самое низкопробное представление. Именно эта вороватая «демократическая оппозиция» нанесла демократии в Казахстане самый большой и чувствительный ущерб.

По сообщению сайта Nomad.su