Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Эзгулик» подготовил Отчет о ситуации с правами человека в Узбекистане за 2010 год

Дата: 04 февраля 2011 в 12:10

CA-NEWS (UZ) — Правозащитным Обществом «Эзгулик» распространен отчет о ситуации с правами человека в Узбекистане за 2010 год. В отчете на 60 страницах приводится обзор таких вопросов, как пытки и другие формы жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство виды обращения и наказания; свобода слова и вероисповедания; независимость судов; детский труд, смертность и потери во время хлопковой кампании.

В нем, в частности, говорится, что уголовно-судопроизводственная система Узбекистана по большому счету все еще остается под сильным влиянием бывшей советской системы судопроизводства, когда уголовный процесс носит больше инквизиционный характер, нежели правосудный.

Уголовные дела характеризовались длительным периодом предварительного следствия, которое в большинстве случаев проходило вместе с грубыми нарушениями процессуальных гарантий и основополагающих прав и свобод человека. Подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и иногда даже свидетели в большинстве случаев воспринимались не как равноправные участники и субъекты уголовного процесса, а как объекты. Следственные органы и суды в большинстве изученных случаев руководствовались так называемым «принципом автоматизма», когда задержанному лицу автоматически присваивается статус подозреваемого и обвиняемого, и когда обвиняемый и подсудимый автоматически переходят в категорию виновных и осуждаются, — пишут правозащитники.

То, что в стране уже третий год заключение под стражу санкционируют суды по уголовным делам, не изменило положение с применением пыток и других форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство видов обращения и наказания в первичных этапах задержания. Хотя под всеобщим растущим правовым сознанием и стараниями адвокатов, правозащитных организаций, включая международных, постоянно растет количество уголовных дел, в которых суды по показаниям подсудимых увольняют с работы сотрудников правоохранительных органов, применивших пытки и другие запрещенные методы дознания и следствия, пытки все еще используются в качестве основного метода получения и закрепления доказательств по уголовным делам и даже редкие случаи признания фактов пыток не приводят к исключению показаний полученных под пытками из числа доказательств. В стране до сих не создан реальный механизм обеспечения соответствующей компенсации и реабилитации для жертв пыток, — пишет «Эзгулик».

Отмена принудительного детского труда в уборке ежегодного урожая хлопка и в 2010 году оставалось огромной дилеммой для правительства Узбекистана. Эта проблема сохранялось, несмотря на ратификацию Узбекистаном соответствующих Конвенций Международной Организации Труда, принятие однозначных запретов на принудительный детский труд на

уровне Кодекса об административной ответственности и Уголовного кодекса, Национальную программу по предотвращению принудительного детского труда, — считают правозащитники. Несомненно, существование вышеназванных новых обязательств по предотвращению принудительного детского труда поставило правительство в более затруднительное положение, чем это было раньше, но практика не менялось. В попытке дистанцироваться от

проблемы, правительство старалось переложить ответственность за судьбу детей, принудительно привлеченных к сбору хлопка, на плечи их родителей. Иногда в тех регионах страны, где руководители от исполнительной власти «предприимчивее», родителей учащейся молодежи заставляли давать письменные подписки, где последние брали на себя всю ответственность, связанную с участием их ребенка в уборке урожая хлопка. Иногда это оформлялось в устном порядке. Такое же административно-силовое давление испытывали на себе руководители медицинских и образовательных учреждений, государственных предприятий, учреждений и организаций, махаллинских комитетов, коллектив которых был вынужден принять участие в уборке урожая хлопка, — говорится в отчете.

Правительство Узбекистана продолжало свою политику преследования за инакомыслия. За 2010 год по стране были осуждены несколько независимых журналистов и правозащитников по сфабрикованным уголовным делам. Ситуация с политическими заключенными оставалась критической. По данным Общества Эзгулик, к концу 2010 года в колониях исполнения наказания Узбекистана находились более 20 политических заключенных — представителей гражданского общества и приблизительно 6 — 8 тыс. религиозных заключенных. Пенитенциарная система страны оставалось закрытой для представителей гражданского общества, независимых наблюдателей и НПО, — пишут прваозащитники.

Надо отметить, что отчет содержит многочисленные факты по конкретным делам и конкретным людям, которые обращались в «Эзгулик» за помощью. В отчете также приводятся примеры давления на общество со стороны правительственных органов.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба