Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

НАК не пощадит телефонных террористов

Дата: 05 февраля 2011 в 02:10 Категория: Происшествия

НАК не пощадит телефонных террористов

Национальный антитеррористический комитет совместно с ФСБ выступил за ужесточение наказания за ложные сообщения о терроризме. По данным НАК, сейчас ежедневно приходит шесть-семь анонимных сообщений о заложенных бомбах. Последний всплеск телефонного терроризма наступил после взрыва в Домодедово. В Госдуму уже поступил законопроект, предлагающий отправлять лжетеррористов в колонию на пять лет.

В пятницу советник председателя Национального антитеррористического комитета (НАК) Андрей Пржездомский заявил, что в России может быть ужесточено наказание за ложные сообщения о терроризме: «Я думаю, что предпосылки об ужесточении наказания у законодателей есть. Я уверен в этом. Санкции должны быть увеличены». Сейчас наказание за сообщения с ложными угрозами о заложенных взрывных устройствах. Сейчас, согласно статье 207 Уголовного кодекса, лжетеррористам грозит штраф или лишение свободы до трех лет. «Лично я согласен на 50 лет наказания за такие действия», – заявил Пржездомский, добавив, что это шутка.

По данным НАК, ежедневно в правоохранительные органы поступает шесть-семь анонимных сообщений о заложенных бомбах.

Всего за 2010 год, по статистике комитета, было зафиксировано 2,5 тыс. сообщений от лжетеррористов: около двух сотен угроз преступники отправили по почте, остальные просто звонили по телефону. «Всплеск звонков в прошлом году пошел после мартовских взрывов в московском метро, в этом – после теракта в аэропорту Домодедово», – рассказал Пржездомский. «Минированием» преступники занимались по всей стране. С 20 по 25 января в правоохранительные органы Нальчика пришло шесть угроз взорвать банки. 1 февраля в аэропорту Когалыма был найден лист бумаги формата А4, на котором было написано о трех «предстоящих взрывах». 2 февраля в Тамбове аноним «заминировал» школу. 3 февраля в милицию Саха-Якутии поступил звонок о бомбе, заложенной в развлекательном центре.

«Поражает, что люди могут цинично и беспардонно звонить и сообщать о терактах после взрыва в Домодедово, когда пострадавшие еще в больницах находятся», – заявил представитель ФСБ Сергей Суховеев. Он добавил, что в описанных выше случаях «террористами» чаще всего оказывались 24–25-летние мужчины, которые сообщали при задержании, что угрожали несуществующими бомбами в состоянии алкогольного опьянения.

Раскрываемость таких преступлений, сообщили представители силовых структур, высокая: 90–95% лжетеррористов в 2010 году удалось вычислить, большинство уже осуждены.

По словам Суховеева, с ложными сообщениями о заложенных бомбах в основном звонят граждане в возрасте от 25 до 40 лет.

Треть из всех выявленных телефонных террористов – люди с неустойчивой психикой. Большинство из угрожающих терактами «преследует свои корыстные цели», говорят силовики. «Вот несколько примеров. Женщина несколько раз звонила по 02 и предлагала милиционерам «приехать к ней и разделить ее одиночество», но никто, конечно, не приехал. Тогда она позвонила и сказала, что у нее дома взрывчатка. В итоге ее осудили на 1 год и 4 месяца, – рассказал Пржездомский. – Год колонии получила женщина, которая сначала требовала у сотового оператора сообщить ей, сколько денег у нее на счете. У оператора возникли проблемы с техникой, тогда клиентка пообещала ему «сделать пакость» – и позвонила в милицию, сообщив о минировании. Также на год была осуждена женщина, рассказавшая сотрудникам правоохранительных органов, что у ее мужа есть тротил. Супруг, кстати, не был удивлен: три года назад его жена рассказывала, что он создал атомную бомбу.

Силовики заявляют, что уйти от ответственности никому не дадут и впредь.

«Некоторые даже используют IP-телефонию, интернет, но у нас есть договоренности с другими странами, которые с радостью нам помогут найти такого шутника», – отметил Суховеев. Представитель НАК добавил, что у борцов с телефонным терроризмом «есть современная техника, методики, программы, так что лже-террористам не удастся скрыться», рассказывать о которых они не могут. В качестве примера силовики рассказали историю 40-летней женщины, мстившей своему бывшему супругу-милиционеру. Она меняла сим-карты, телефонные аппараты, с помощью компьютера изменяла свой голос до неузнаваемости. 17 раз она звонила в отделения милиции Москвы, Санкт-Петербурга и Северной Осетии, сообщая о заложенных бомбах. Но в конце концов ее вычислили и задержали.

«В каждом случае можно подумать, что это шутка, но если нет? Приходится отвлекать милиционеров от работы, тратить время и средства. Ущерб огромный, он не поддается точному подсчету, но это миллионы», – заявил Пржездомский.

«Кроме того, обратной стороной всех этих сообщений становятся страдания простых людей, – добавил официальный представитель НАК Николай Синцов. – Матери с детьми и роженицы с грудными младенцами эвакуируются на 30-градусный мороз. Больные, подключенные к капельнице и вывезенные из реанимации, умирают. Такие факты есть».

«Помогите вдолбить в голову этим моральным уродам, что они помогают своими действиями террористам!» – воскликнул в финале Синцов.

Он напомнил, что за рубежом с телефонными террористами борются с помощью больших штрафов. «А в России суд назначал максимум 300 тысяч рублей штрафа, – пояснил он «Газете.Ru». – Но, например, представители торговых центров могут подсчитать нанесенный им ущерб и выставить гражданский иск к звонившему. Однако в нашей стране эта практика еще не сильно распространена».

Тем временем в комитете по безопасности Госдумы лежит законопроект депутата-единоросса Роберта Шлегеля, предполагающий увеличение наказания за заведомо ложное сообщение о терактах.

Депутат предлагает ужесточить наказание для телефонных террористов до пяти лет лишения свободы.

«Я направил законопроект для отзыва в Верховный суд, но решил его представить думскому комитету еще до получения отзыва, – пояснил «Газете.Ru» депутат. – То, что наказание за ложный звонок о теракте надо ужесточить – это мое личное мнение, а законопроект – это способ ознакомить с моим мнением комитет».

Санкции, которые предполагаются Уголовным кодексом для лжетеррористов, автор законопроекта также называет слишком мягкими. В настоящее время нижнего порога наказания по этой статье не существует, поясняет он, злоумышленнику может грозить штраф до 200 тыс. рублей (или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев), 180–240 часов обязательных работ, 1–2 года исправительных работ, 3–6 месяцев ареста или лишение свободы сроком до 3 лет, напоминает он.

Шлегель предлагает ввести нижний порог наказания за «телефонный терроризм» в виде штрафа в 50 тыс. рублей.

Максимальный размер штрафа, по замыслу депутата, должен быть увеличен до 300 тыс.рублей (или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет). Также злоумышленника можно будет осудить на 200–300 часов обязательных работ, 2–3 года исправительных работ, арестом на срок от полугода до года или 1–5 годами тюрьмы.

«Один час работы сапера на объекте стоит около 15 тыс. рублей, а один час работы сотрудников правоохранительных органов по проверке ложного сообщения о теракте обойдется, как минимум, в 5 тыс. рублей. А всего ежегодный ущерб государству от «телефонных террористов» превышает 10 млн руб», – говорится в пояснительной записке.

В комитете Госдумы по безопасности, которому предстоит рассматривать законопроект Шлегеля, к идее ужесточить наказание за «телефонный терроризм» отнеслись по-разному.

Председатель комитета, единоросс Владимир Васильев инициативу депутата не комментирует, однако готов поддержать предложения НАК по борьбе с ложными сигналами о терактах, «если эти предложения поступят в проработанном виде». Его первый заместитель по комитету и товарищ по партии Михаил Гришанков говорит, что, возможно, подобная мера будет «своевременной и оправданной, но все же приравнивать звонок с ложным сообщением о теракте к самому теракту нельзя, это тоже может вызвать нежелательные последствия». «Необходимо понимать, что более половины звонящих с ложным сообщением о минировании – это школьники, которые таким образом срывают себе контрольные, – говорит депутат-справоросс из комитета по безопасности Геннадий Гудков. «Конечно, их нельзя сажать в тюрьму и приравнивать такие поступки к умышленным звонкам взрослых людей», – объясняет он. Гудков предлагает сосредоточиться все же на денежных штрафах.

Госдума будет рассматривать законопроект Шлегеля после того, как на документ поступит отзыв Верховного суда.

По сообщению сайта Газета.ru