Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

В Риге обсудили проблемы изучения Первой мировой войны на территории Латвии

Дата: 06 февраля 2011 в 01:20 Категория: Происшествия

Сегодня, 5 февраля, в Риге состоялся круглый стол на тему «Первая мировая война в судьбах России и Латвии» с участием представителей фонда «Русский мир» и при поддержке Балтийской международной академии (БМА). В помещениии «Русского центра» БМА и собрались профессиональные историки и энтузиасты-любители, дабы абсудить актуальные проблемы изучения и созранения памяти о Первой мировой войне, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

С приветствием к участникам круглого стола обратились руководитель «Русского центра» БМА Валерий Никифоров, руководитель аналитического управления фонда «Русский мир» Александр Наумов, а также председатель правления Рижского славянского исторического общества Олег Пухляк. С докладом на тему «Нерешенные вопросы в изучении Первой мировой войны на территории Латвии» выступил д.и.н. Эрик Жагарс. По его словам, интерес латвийских историков к этому грандиозному собитию носит фрагментарный характер. «Комплексное изучение Первой мировой войны и ее разнообразных последствий для Латвии дело будущего», — считает историк.

Доктор философии, директор Института европейских исследований Александр Гапоненко поделился своими изысканиями в области национального вопроса в годы Первой мировой. По его мнению, в следствие войны на территории Латвии изменилась этническая модель: русская и немецкая элитные группировки, которые доминировали в предшествующий период, уступили место латышской элитной группировке. Последняя, в свою очередь, взяла за основу межэтнических отношений старую, по сути своей феодальную модель, где место прежних господ — русских и немцев — заняли бы латыши. До 1934 года, т.е. до государственного переворота осуществленного Карлисом Ульманисом эта модель реализовывалась исподволь и не в полной мере, но после ликвидации демократического строя в 1934 году латышская элитная группировка добилась решающего преобладания в обществе. Самый этот переворот, по мнению Гапоненко, был направлен против социалистических и коммунистических течений в латвийском обществе, которые были носителями интернационалистских настроений и модели этнического равенства.

Преподаватель Лаугавпилсского университета Дмитрий Олехнович остановился на том, как нацистская пропаганда времен Второй мировой войны использовала и интерпретировала события Первой мировой войны. По словам исследователя, дабы преодолеть серьезные антинемецкие настроения в латвийском обществе гитлеровская пропаганда насаждала миф о спасительной миссии германской армии, будто бы спасавшей латышский народ от насильственной руссификации со стороны царской России. В свою очередь в русской прессе насаждалась идея еврейского заговора против русского народа, вылившегося в революционные события 1917-1918 годов. Призывая жителей Латвии к вступлению в ряды латышского легиона Ваффен СС, немецкая пропаганда проводила в массы мысль, что в годы Первой мировой войны латыши сражались не на той стороне и это де способствовало победе большевиков, указал Олехнович.

Доктор истории Григорий Смирин коснулся темы периодической печати на территории Латвии на заклбчительном этапе войны, подчеркнув, что в местной переодике того времени наблюдалась высокая степень поляризации — демократический лагерь был представлен крайне слабо, тогда как господствовали СМИ либерально-буржуазной и радикально-социалистической направленности. Его коллега, к.и.н. Виктор Гущин рассказал о том, как Первая мировая война отразилась на Елгаве, сопроводив свое выступление демонстрацией уникальных фотодакументов, значительная часть которых была посвящена визиту в Елгаву (тогда Митаву) кайзера Германии Вильгельма II в мая 1916 года.

Краевед-любитель Александр Ржавин (Русское общество в Латвии) выступил с докладом «Русские воинские захоронения Первой мировой войны на территории Латвийской Республики», в котором привел впечатляющие цифры и факты: более 85 тысяч воинов русской армии (независимо от их национальностей), погибших в годы Первой мировой войны, покоятся в 490 местах захоронения, 130 не сохранились до наших дней по причине полного равнодушия к ним со стороны местной русской общины и руководства России. Даже в брошюре, посвещенной русским и советским воинским мемориалам в Латвии и изданной на средства консульства РФ в Лиепае, ничего не говорится о памятниках, относящихся к периоду Первой мировой войны, хотя речь идет о могилах дедов и отцов тех, кто сражался в рядах Красной армии с готлеровской Германией, подчеркнул Ржавин. В свою очередь, председатель Комитета Братского кладбища Эйжен Упманис выразил надежду, что заключенное в 2008 году между Россией и Латвией соглашение, касающееся судьбы воинских захоронений, поспособствует наведению порядка в этой сфере. «Надеюсь, что россияне уделят внимание не только захоронениям Второй мировой войны, которые используются в разных целях, но и захоронениям Первой мировой», — сказал он.

С результатами своихизысканий в Военно-историческом архиве в Москве познакомил участников круглого стола историк-любитель Янис Хартманис. Он дал свою периодизацию истории латышских стрелковых батальонов, отметив, что по мере вытеснения добровольческих элементов призывниками уровень дисциплины и моральный дух в латышских частях неуклонно снижался. В то же время, подчеркнул Хартманис, латышские стрелковые батальоны сыграли огромную роль в формировании армии, боровшейся за создание Латвийского государства: 60-70% офицерского состава и 17-20% унтер-офицеров вышли из латышских стрелковых батальонов, созданных в 1915 году по повелению Николая II и преобразованных в 1916 году в полки. Напротив, преувеличивать участие «старых» латышских стрелков в Гражданской войне в России на стороне большевиков не следует, считает Хартманис. По его данным, только 40% красных латышских стрелков сражались в латышских стрелковых полках, и только 15% из них были добровольцами, остальные угодили к красным в результате мобилизации.

Наглядную часть мероприятия обеспечил лидер латвийского движения поисковых отрядов, руководитель проекта «Арсеналъ» Андрей Красноперов. В помещении «Русского центра» БМА была развернута временная экспозиция, на которой были представлены образцы вооружения и обмундирования времен Первой мировой войны.

По итогам круглого стола планируется издание сборника выступлений его участников, а на лето 2011 года под эгидой фонда «Русский мир» и Международного общества памяти Первой мировой войны намечено проведение большой конференции в Лиепае, сообщил собравшимся Александр Наумов. Он поблагодарил Рижское славянское историческое общество за образцовую организацию в проведении круглого стола. По его словам именно оно как коллективный член Международного общества памяти Первой мировой войны избрано координатором деятельности последнего на территории Латвии.

По сообщению сайта REGNUM