Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Вывод госкомпаний на фондовый рынок открывает новые возможности для нашей экономики по ускорению роста и комплексной модернизации»

Дата: 07 февраля 2011 в 06:50 Категория: Новости экономики

Ерке ТУЛЕГЕНОВА, «Панорама», 4 февраля

На вопросы Панорамы отвечает председатель правления АО «ФНБ «Самрук-Казына» Кайрат КЕЛИМБЕТОВ.
— Кайрат Нематович, самый обсуждаемый вопрос после прошедшей коллегии фонда и заседания правительства на прошлой неделе – это IPO национальных компаний, входящих в группу фонда. Какова ваша позиция?
— Вывод государственных компаний на фондовый рынок открывает новые возможности для нашей экономики по ускорению роста и комплексной модернизации – это безальтернативно.
Во-первых, это дает большие преимущества самой компании, повышается ее финансовая устойчивость, доверие к ней со стороны инвесторов, улучшается корпоративное управление. Даже сейчас, когда фонд ввел в практику работы нацкомпаний обязательное нахождение в их советах директоров независимых директоров из числа международных специалистов, – это дало существенный эффект. Улучшилось корпоративное управление, в некоторых нацкомпаниях значительно, об этом мы говорили на прошедшей коллегии.
Во-вторых, через укрепление корпоративного сектора усиливается вся экономика страны.
И, наконец, третий, самый главный аргумент – IPO государственных компаний может дать импульс к дальнейшему развитию отечественного фондового рынка. Население получает возможность напрямую участвовать в управлении государственными активами, получая при этом доход от их деятельности.
Поэтому движение в сторону вывода компаний фонда «Самрук-Казына» является правильным. Но, я считаю важным, сохранить в руках государства контрольный пакет акций.
— Зачем?
— Во-первых, фонд и его компании, где работают около 300 тыс. человек, являются одними из крупнейших работодателей в стране и решают многие социальные вопросы. Нацкомпании выделяют средства на строительство школ, поддержку больниц, оснащение спортивных и культурных учреждений и т. д. Во-вторых, группа компаний фонда играет ведущую роль в государственной политике увеличения местного содержания и поддержки отечественных товаропроизводителей. Вы помните, что только в 2010 году общий объем закупок нацкомпаний превысил Т3,5 трлн, при этом более 50% от этих сумм – это контракты с отечественными производителями товаров и услуг. То есть свыше Т1,5 трлн было предоставлено реальному сектору экономики. Весь банковский сектор Казахстана не выдал такого количества кредитов. Поэтому закупки – это одна из форм реальной поддержки отечественных товаропроизводителей.
Вот почему на данном этапе экономического развития страны я считаю, что государству необходимо сохранить такие важные рычаги влияния на экономическую политику.
О том, какие конкретно компании будут выведены на IPO, мы сможем говорить после одобрения стратегии фонда, в которой оцениваются возможности нацкомпаний по реализации инвестиционных проектов и привлечению финансовых ресурсов. В проекте стратегии, который сейчас обсуждается, нашли отражение различные механизмы привлечения средств, включая бюджетное финансирование, привлечение долгового капитала, продажу пакета акций стратегическому инвестору, а также проведение «народного» IPO.
— На прошлой неделе правительство заявило, что в этом году пройдет народное IPO и поручило «Самрук-Казыне» проработать вопросы по выводу на фондовую биржу акций компаний, входящих в группу фонда. Как долго будут рассматриваться эти вопросы и когда ждать размещения акций наших компаний?
— Большую работу по решению всех этих задач фонд и наши нацкомпании уже давно делали и делают в рамках подготовки стратегии фонда. Об этом также говорили на коллегии наши управляющие директора. Но пока, по результатам нашей внутренней оценки уровня корпуправления, проведенной при участии KPMG, средний уровень по крупнейшим нацкомпаниям составляет 50%. А для того, чтобы провести успешное IPO, необходимо, как минимум, 75%-ное соответствие лучшей мировой практике. Без этого мы не сможем привлечь серьезных инвесторов за большие деньги. Ведь цель IPO – не просто выход на международный рынок капиталов, а выгодный для государственной казны выход.
Другое дело – т.н. «народное IPO». Его цель – вовлечь население страны в управление государственными активами. При «народном IPO» не ставится задача привлечь как можно больше капитала, скорее задача – привлечь как можно больше казахстанцев на фондовый рынок. Научить граждан приумножать свои сбережения с помощью не такого рискового спекулятивного инструмента, как покупка недвижимости, а через разнообразие финансовых инструментов, предоставляемых фондовым рынком.
По ряду компаний мы готовы к народному IPO в самые короткие сроки, по некоторым крупным компаниям требуется время. Так как есть необходимость больших изменений в законодательстве. Есть определенная международная практика, гласные и негласные законы выхода на фондовый рынок, которые предполагают, что компания как минимум 2 года должна готовиться к IPO. И это не только прохождение законодательных процедур. Необходимо улучшить финансовую устойчивость, планирование и отчетность, прозрачность принятия решений, внедрить понятную дивидендную политику, обеспечить соответствие бизнес-процессов лучшей международной практике и т. д.
Все это, конечно, ускорится, если будет политическая поддержка на самом высоком уровне.
— Недавно правительство объявило об успешном завершении антикризисной программы, оператором которой был фонд «Самрук-Казына». Это означает, что финансовый кризис закончился или все-таки нет?
— Мировой финансовый кризис еще не закончился. Рецессия в Великобритании, рост в США, но сохраняется высокий уровень безработицы. Еврозона переживает трудности. Налицо разбалансировка мировой экономики, когда две крупнейшие экономики мира демонстрируют диаметрально противоположные показатели: США имеет торговый дефицит, у КНР – торговый профицит. Это может породить «торговые войны», когда страны пытаются стимулировать свой экспорт через девальвацию национальной валюты.
Большая проблема мировой экономики – инфляция. Как известно, причина инфляционного давления – избыточная ликвидность в результате масштабных вливаний государственных средств и мягкой денежно-кредитной политики. Об этом, кстати, говорилось на прошедшем Давосском форуме, в котором мы принимали участие. Так вот, многие участники дискуссий соглашались, что рост цен на нефть может затормозить темпы экономического роста в развитых странах, которые являются основными потребителями нефти. И это риск такой же, как и резкое падение цен на сырьевые товары. Для Казахстана как страны, все-таки зависящей от сырьевой конъюнктуры, это актуальная тема.
Другая важная для нас тема – совершенствование финансового регулирования – также обсуждалась в Давосе. Мы представили свой опыт реструктуризации долгов системообразующих банков. Вы знаете, он был признан международными экспертами одним из самых успешных. Но погружаться в эйфорию в этой связи нельзя. Важно, чтобы основной урок кризиса был усвоен хорошо: нужно брать кредиты с пониманием, как ты будешь их возвращать. Банкам нужно выдавать кредиты с пониманием, как они их будут в случае ухудшения ситуации получать обратно. А государству нужно на все это смотреть с пониманием, что если там что-то не так, то в итоге государственные средства пойдут на спасение.
— Два года назад вы заговорили о необходимости реструктуризации долгов БВУ как важном компоненте преодоления кризиса.
— Действительно, казахстанская экономика испытала шок. Я считаю, что банковский сектор Казахстана сегодня в лучшем положении, потому что все те «медные трубы», через которые сейчас проходят Ирландия, Исландия и будут проходить еще и в некоторых соседних странах, мы уже прошли. Кризис отвлек, к сожалению, ресурсы и время. Мы, в первую очередь фонд «Самрук-Казына», 2009-2010 гг. потратили на то, чтобы выйти из кризиса. Фонд свою функцию успешно выполнил. Теперь мы должны заниматься своей непосредственной работой – управлением государственными активами так, чтобы нацкомпании благодаря своей эффективной работе диверсифицировали и модернизировали экономику, увеличивали доходы государства, и в конечном счете росло национальное благосостояние. Реализация ГПФИИР будет до 2015 года нашей основной задачей. А после 2015 г. будем просто управляющим холдингом, который будет определять стратегию развития наших компаний, смотреть на их производственные и финансовые показатели и не вмешиваться в операционную деятельность, управляя через советы директоров.
— А не слишком ли ГПФИИР ориентирован на ресурсы и усилия государства? Модернизация силами государства невозможна (или почти невозможна, исключение продемонстрировал Китай, но с ним сравнивать Казахстан не совсем правильно). Нужны усилия и бизнеса, а он пока не рвется в ФИИР.
— Бизнес готов участвовать в модернизации, но ему нужна определенная поддержка. В ГПФИИР все инструменты поддержки предусмотрены. Это и помощь в оздоровлении предприятий, и поддержка экспорта, и казахстанское содержание, и налоговые льготы, в конец концов. Другое дело, что не все стремятся изучить имеющиеся возможности и научиться ими пользоваться.
— А может быть, у них просто не осталось сил после кризиса? Ведь главный вопрос остался нерешенным – плохой кредитный портфель банков. Пока банки не признают убытки, а предприятия не проведут реструктуризацию, все достижения 2009-2010 годов могут оказаться бесполезными?
— На самом деле ситуация не столь однобока. Крупные предприятия сейчас почти не испытывают проблем со своими обязательствами, т.к. смогли с помощью государства пережить кризис. Не было повального сокращения рабочих мест, некоторые инвестпроекты свернуты, но самые важные – продолжают реализовываться. Было некоторое сокращение производства из-за падения спроса на основную продукцию крупных предприятий, но сейчас он медленно, но восстанавливается.
Другая ситуация в среднем и малом бизнесе. Банки кредитовать их боятся, «обманутые» докризисными заемщиками. Поэтому в этом секторе по тем предприятиям, кто стоит на пороге банкротства, необходимо проанализировать внимательно качество этих предприятий: есть или нет шанс восстановиться? То есть подход должен быть, как в ситуации с кризисом стройсектора: индивидуальная работа с каждым объектом.
Вы же знаете, в мире есть два разнополярных подхода к проблеме плохих активов: японский, т.н. «зомби-вариант». Есть американский вариант, когда сразу «под нож» разбираются: предприятие объявляется банкротом, кредиторы разбирают активы, ни у кого друг к другу претензий нет. Казахстанский путь – это середина между жесткой практикой США и японскими «зомби».
Сейчас мы работаем с Национальным банком над новой концепцией Фонда стрессовых активов (ФСА). Она заключается в том, чтобы, с одной стороны, банки могли пойти на поэтапные списания, так как это вопрос очень деликатный. С другой стороны, ФСА может рассматривать возможность покупки с дисконтом предприятий индустриальной сферы. Для этого ФСА может выпускать облигации, которые, например, покупались бы Нацбанком, пенсионными фондами и банками. Но вопрос в том, кто будет брать на себя убытки, которые через 3-4 года все равно сформируются.
— Некоторые бизнесмены призывают фонд «Самрук-Казына» выкупать проблемные предприятия или кредиты. Ваше мнение?
— «Самрук-Казына» – это такой же хозяйствующий субъект, как и все экономические игроки. Зачем его вгонять в долги на ровном месте, не очень понятно. Но над той моделью ФСА, о которой я говорил, мы работаем. Мне кажется, мы достигли понимания и с Нацбанком, и с БВУ.

По сообщению сайта Nomad.su