Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Правила игры

Дата: 07 февраля 2011 в 08:12

Пять лет назад, когда Сергей Кириенко только начал консолидацию ядерной промышленности России, многие стали говорить о формировании атомного аналога «Газпрома». И никто не угадал с прогнозом, к чему преобразования в итоге приведут. Атомщики получили огромную бюджетную поддержку, в том числе дополнительно несколько миллиардов долларов в разгар кризиса. «Росатом» разворачивает массовое строительство АЭС в России и за рубежом, покупает урановые активы. Докладами об успехах корпорации в сфере инноваций открывается большинство государственных заседаний по модернизации экономики. Всерьез обсуждаются даже такие проекты, как строительство по российской технологии в США завода по обогащению урана. Но желания стать подобием газового монополиста «Росатом» не демонстрирует. Может быть, все дело в специфике атомной отрасли — здесь как минимум нет «уранового крана», который можно использовать в качестве яркого политического аргумента. Наглядный пример — Украина, с которой российским атомщикам пришлось вести длительные и утомительные переговоры, не останавливая при этом поставок ядерного топлива на местные АЭС, ведь в противном случае место поставщика тут же было бы занято конкурентами из Westinghouse. Кроме того, глобальный ядерный рынок, может быть в силу своего недавнего преимущественного военного прошлого, по-прежнему «любит тишину». Самые важные переговоры до последнего остаются закрытыми. В данном случае удачной иллюстрацией может быть история с партнерством «Росатома» и германского концерна Siemens. Стороны продолжают готовиться к формированию альянса, но почти никакой неофициальной информации об этом не просачивается. Возможно, потому, что ясности с партнерством пока нет. Хотя есть и удобное объяснение — германский концерн ведет разбирательство в арбитраже с французской компанией AREVA, и суд наложил обеспечительные меры в виде запрета на продвижение новых партнерств. Но отрасль по-прежнему остро нуждается в качественной экспертной оценке и профессиональной критике со стороны. К сожалению, круг экспертов крайне мал, и складывается ощущение, что самые острые вопросы часто остаются без ответа, а редкие критики уходят в популизм или сосредотачиваются на второстепенных вещах, занимаясь ловлей блох. Тогда как, возможно, куда важнее было бы задаться вопросом, зачем «Росатому» продвигать сотрудничество с такими странами, как Бангладеш? В чем смысл покупки урановых активов за рубежом с учетом планов по интенсивному развитию замкнутого ядерного топливного цикла? Что заставляет продолжать работу с Болгарией, которая за последний год, кажется, сделала все, чтобы доказать «Росатому» свою ненадежность как партнера? Что может заставить частных инвесторов вкладывать в атомную энергетику внутри страны? И может быть, настало время обмениваться с партнерами не только урановыми активами, но и площадками по строительству АЭС? А также способна ли атомная отрасль выжить без такой масштабной поддержки со стороны государства?

По сообщению сайта Коммерсантъ