Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Необходимость выхода за пределы страны ощущалась с начала 2000-х годов»

Дата: 07 февраля 2011 в 08:12

— Можно ли говорить, что «Росатом» меняет основное направление своей деятельности и переориентируется с отечественной атомной отрасли на зарубежную экспансию? — Минсредмаш и Госкомитет по атомной энергии в советские времена очень активно работали на зарубежном рынке. По всей Восточной Европе были построены наши блоки ВВЭР-440, которые для своего времени были более чем совершенной техникой. Когда советская система менялась на рыночную, все отрасли испытывали огромные трудности, очень многие с ними не справились. Атомная энергетика в немалой степени выжила за счет того, что появились зарубежные контракты в Индии, Китае, Иране. И в тот момент, когда мы очень мало строили в России, эти контракты дали возможность сохранить потенциал отрасли. С самого начала с приходом команды Сергея Кириенко было стремление построить всю гражданскую атомную отрасль как нормальный бизнес. А в мире атомного бизнеса формируются многонациональные корпорации, такие Westinghouse с Toshiba, Areva с Mitsubishi и т. д. И у нас необходимость выхода за пределы страны ощущалась с самого начала 2000-х годов. Процесс создания таких корпораций является естественным по той причине, что предмет деятельности, с одной стороны, очень многогранный, а с другой — высокотехнологичный. Например, Индия попыталась пробиться в одиночку, но там поняли, что это тупик: идей и опыта в разных отраслях промышленности в одной стране может оказаться недостаточно для того, чтобы вырастить конкурентоспособную атомную энергетику. И тогда в Индию начали приглашать другие страны. То, что происходит в последние годы, это совершенно естественный ответ российского атомного комплекса на упомянутый выше вызов. Если не стать корпорацией транснационального уровня, то придется покинуть зал заседаний не только на мировом рынке, но и у себя в стране. — Означает ли это, что меньшее внимание уделяется российской атомной отрасли? — Без серьезного строительства в России было бы невозможно так мощно двинуться за рубеж. На протяжении 15 лет после чернобыльской аварии в стране строили один энергоблок в шесть-восемь лет. Но и это строительство позволило удержать проектные институты. Заслуга нынешней команды в том, что они развернули мнение власти в сторону атомной энергетики, смогли убедить ее в том, что это очень перспективное направление, наша проходная пешка и нужно сюда вкладывать государственные деньги. План по выходу на темпы строительства в России по два энергоблока в год многие считали невозможным, исходя из того состояния, в котором находилось машиностроение. Но я всегда говорил, что если у нас будет долгосрочная программа, если промышленность увидит, что это всерьез и надолго, то она начнет сама вкладывать деньги в восстановление производства. И постепенно мы выйдем на тот уровень, когда можно будет сдавать по два блока в год и больше. — Сейчас у «Росатома» большое количество заказов на строительство АЭС за рубежом. Позволяет ли состояние российской технологической и производственной базы выполнить эти заказы? — Я считаю, что эту базу нужно развивать, иначе вряд ли мы сможем реализовать все возможности, которые сегодня появились. Но если у тебя есть портфель заказов, не ты бегаешь за промышленностью, а она за тобой. И при наличии заказов на несколько энергоблоков уже можно сманеврировать и вложить деньги в приобретение оборудования, восстановление цехов. К слову, «Силовые машины» объявили, что их инвестиционная программа на 2011 год — более 4 млрд руб.— направлена на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы и на строительство новых мощностей для турбин АЭС. Но я глубоко убежден, что здесь самое важное — сохранение знаний и умений. — Каковы ключевые риски или минусы нынешней стратегии развития «Росатома»? — Есть немало сложностей и недостатков. Например, стоимость строительства наших энергоблоков высока, а сроки сооружения еще не лучшие в мире. Японцы и корейцы строят быстрее, у них стоит задача укладываться в три года. Цена у нас в прежние времена была низкой, но пока она растет от блока к блоку. Но в целом если сохранять объективность, то интегральная оценка деятельности «Росатома», безусловно, положительная.

По сообщению сайта Коммерсантъ