Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«У меня психологическая травма»

Дата: 07 февраля 2011 в 16:50 Категория: Происшествия

"У меня психологическая травма"

Комиссия Мособлсуда нашла нарушения судейской этики в действиях Валерия Саса, в ДТП с которым погибли два человека. Коллегия судей готовится вынести ему предписание о дисциплинарной ответственности. Сам Сас в интервью «Газете.Ru» рассказал, что невиновен – ехал по своей полосе и был трезв.

Комиссия Мособлсуда обнаружила признаки дисциплинарного проступка в действиях судьи Щелковского городского суда Валерия Саса во время ДТП в Ульяновске, сообщили Российскому агентству правовой и судебной информации (РАПСИ) в пресс-службе Мособлсуда. «На основании выводов комиссии совет судей Московской области единогласно решил внести представление в квалификационную коллегию судей Московской области о привлечении судьи Саса к дисциплинарной ответственности за несоблюдение норм судейской этики», – сказала сотрудница пресс-службы. Она уточнила, что в своем решении совет судей основывался на выводах, сделанных специальной комиссией, «которая признала, что действия Саса содержат признаки дисциплинарного проступка». Сотрудница пресс-службы не сказала, когда состоится заседание квалификационной коллегии, на которой может быть рассмотрено представление в отношении Саса.

ДТП произошло в ночь на 22 января в Ульяновске на мосту через Волгу: автомобиль Toyota Highlander, которым управлял судья Сас, протаранил ВАЗ-2112. По данным областного управления ГИБДД, внедорожник выехал на полосу встречного движения в зоне действия знака «Обгон запрещен». В результате столкновения 22-летний водитель «Жигулей» скончался на месте, его 23-летняя пассажирка спустя несколько часов умерла в больнице, 52-летняя женщина до сих пор находится в реанимации. Инспектор ДПС, выезжавший на место происшествия, заявил, что от судьи исходил запах алкоголя. Сам он, по информации Следственного комитета, от прохождения официального медосвидетельствования отказался.

– Валерий Владимирович, вас считают виновным в ДТП на мосту в Ульяновске. А вы сами считаете себя виноватым?

– Я не считаю себя виноватым.

– В ГИБДД говорят, что вы выехали на встречную полосу. Это правда?

– Я выехал? Вы что?! Я ехал по своей полосе движения.

– Из ваших слов получается, что выехали на вас?

– Да, выехали на мою сторону движения. Никого я не обгонял. Впереди меня, я помню, шла машина, она была на расстоянии метров 200–250. Сзади машин не было.

– А вы автомобилист со стажем?

– Да, у меня более 30 лет водительского стажа.

– А дорожное покрытие в тот момент было нормальным?

– В тот момент там была колея, а посредине дороги был лед. Между колесами ледяное было покрытие.

– То есть получается, что «Жигули», которые ехали навстречу, просто выбросило на вас?

– Наверное.

– Куда вы направлялись той ночью?

– Я ехал в санаторий от товарища, которому я, кстати, потом позвонил.

– А вам никто не помогал выбраться из машины?

– Мне никто не помогал. Я сам выбрался. Я только слышал, что к машине подошел или работник моста, или работник ГАИ и спросил меня: «Живой?». Я ответил: «Живой». После этого я стал делать попытки выбраться из машины. Сами понимаете: машина лежала на левом боку, двери были все заблокированы, потому что, когда двигатель запускается, двери все блокируются. И мне пришлось перебираться с переднего сиденья в багажное отделение. И только через багажное отделение я выбрался.

– Родственники погибших в ДТП людей говорят, что вы не помогали раненым после аварии. Почему?

– Я после аварии был в прострации, после удара, после столкновения. Я не соображал, что происходило вокруг меня. О какой помощи могла идти речь? Я минут 30–40 находился в перевернутой машине, я оттуда еле выбрался. Минут 20 я был без сознания, а потом минут 30 выбирался из машины. Я сам нуждался в помощи. Когда мне удалось выбраться, я увидел только труп одного молодого человека, мальчика, который лежал рядом с машиной. Больше я никого не видел.

– Врачи оказали вам медицинскую помощь?

– Лично мне никто ничего не оказывал, даже не спрашивал, нуждаюсь ли я в помощи. Я думаю, что она была на минимальном уровне.

– Вы самостоятельно обратились в медучреждение?

– Конечно! Когда меня везли на медицинское освидетельствование, я сказал – знаете, я сейчас не могу, мне нужно срочно оказать медицинскую помощь. Мой товарищ увез меня и вызвал «скорую помощь». «Скорая помощь» констатировала у меня повышенное давление – 170 на 110, мне сделали укол, таблетки дали. Я немножечко уснул, мягко говоря. Потом я пошел и прошел медицинское освидетельствование.

– Инспектор ДПС дал показания, что от вас пахло алкоголем.

– Алкоголем от меня не могло пахнуть по одной простой причине – я был в санатории по программе очищения, которая категорически запрещает употребление спиртных напитков. А на мосту от меня мог исходить запах – я пил валерьянку, чтобы успокоиться. Я крышечку налил, принял эту настойку, потому что все колыхалось у меня, понимаете?

– Следственный комитет заявил, что вы отказались от прохождения медицинского освидетельствования.

– Это неправда, я не отказывался. Я потом прошел медосвидетельствование.

– И алкоголь не был обнаружен?

– Нет. Я потом еще в больнице кровь сдавал на этанол.

– Как, на ваш взгляд, сейчас идет следствие?

– Я не знаю, меня, в общем-то, не информируют. По известным причинам – потому что я процессуальная фигура еще не такая, которую информируют.

– Как вы считаете, чем вызван такой общественный резонанс?

– Вероятно, тем, что я занимаю должность судьи.

– Валерий Владимирович, известно, что коллегия судей Московской области должна рассматривать ваше дело. Как вы считаете, коллеги встанут на вашу сторону?

– Не знаю. Я не знаю. Вот здесь я ничем не могу вам помочь.

– Вы сейчас не намерены общаться с родственниками погибших в этой аварии?

– Я готов общаться, но я пока еще в больнице, в стационаре. Знаете, у меня такая психологическая травма!

По сообщению сайта Газета.ru