Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Мотив убийства заменили вознаграждением

Дата: 08 февраля 2011 в 01:40 Категория: Происшествия

Мотив убийства заменили вознаграждением

Гособвинение просит присяжных признать четверых подсудимых виновными в убийстве губернатора Магаданской области Валентина Цветкова, совершенном в 2002 году. По делу, которое слушается в Мосгорсуде, проходят только предполагаемые организаторы: нет ни заказчика, ни киллера, ни мотива убийства. Защита убеждает заседателей, что судят не тех.

На скамье подсудимых по уголовному делу об убийстве губернатора Магаданской области Валентина Цветкова, покушении на замглавы магаданского представительства в Москве Петра Шапку и мошенничестве (хищении более 30 млн рублей у рыболовецкого колхоза «Первое мая» в Приморье) пять человек. При этом обвинение в убийстве предъявлено четверым: предпринимателю Мартину Бабакехяну, его родственнику Масису Ахунцу, Артуру Анисимову и Александру Захарову. Экс-председатель колхоза Александр Чернышев, который в отличие от остальных подсудимых находится под подпиской о невыезде, обвиняется только в мошенничестве, никак не связанном с убийством. Ему грозит до шести лет лишения свободы, остальным – вплоть до пожизненного заключения. Процесс начался в сентябре 2009 года, за это время пришлось распустить одну коллегию присяжных (заседатели заболели) и набрать новую, начав слушания заново. В этой коллегии уже осталось только 12 основных заседателей – запасные по разным причинам выбыли в ходе процесса.

Все обвиняемые в убийстве виновны, заявила в прениях сторон гособвинитель Мария Семененко, и снисхождения не заслуживают.

Обращаясь к коллегии присяжных, прокурор Семененко напомнила, что магаданского губернатора Цветкова застрелили утром 18 октября 2002 года у дома №19 на Новом Арбате. Всего в подготовке преступления участвовали не меньше десяти человек, непосредственно на месте преступления Цветкова ждал киллер Константин Коршунов из банды Владимира Голбана по кличке Молдаван. Коршунов выстрелил в губернатора, когда тот вышел из машины вместе с Петром Шапкой. Как рассказали свидетели (на Новом Арбате в это время было немало прохожих), киллер сначала прошел мимо Цветкова, посмотрев ему в лицо и убедившись, что устраняет того, кого ему заказали, а потом развернулся и выстрелил в затылок. Такой способ убийства выдает фирменный почерк киллеров Молдавана, пояснила присяжным прокурор Семененко. Губернатор скончался на месте.

Второй выстрел сопровождавший Цветкова Шапка принял на свой счет: «Я почувствовал, что пуля пролетела у самого уха», – заявил он следователям на допросе. То, что профессиональный киллер промахнулся с расстояния около метра, дало повод защите возразить: покушения на Шапку не было. Как заявил присяжным адвокат Мурад Мусаев, на записи с камеры наблюдения у ресторана «Ангара», расположенного неподалеку, видно, что киллер поднимает руку и прицеливается один раз, а потом убегает. Две пистолетных гильзы, обнаруженные на месте преступления, не смущают адвоката: по его мнению, Коршунов – если это был он – стрелял в Цветкова дважды, одна пуля попала в цель, другая – нет.

Выполнив задание, киллер свернул в арку и пешком дошел до Новопесковского переулка, где сел в поджидавшую его машину – белый автомобиль ВАЗ 2105, за рулем которого сидел Сергей Гордиенко, еще один участник банды Молдована. В Кривоарбатском переулке преступники поменяли машину: бросив «пятерку», пересели в ВАЗ 21093, за рулем которой сидел третий сообщник, Юрий Ражкин. Обе машины и садящихся в них людей видели многочисленные свидетели.

Еще один человек, который находился на месте преступления, уехал с Нового Арбата в машине, за рулем которой сидел Масис Ахунц. Последний работал водителем у Мартина Бабакехяна и, утверждает прокуратура, ждал подельника киллеров по заданию шефа. Он увез с места преступления Евгения Ковалева – еще одного члена банды Молдавана. Из всех перечисленных гособвинителем Семененко людей, осужден пока только Голбан по кличке Молдаван: за серию заказных убийств на территории Приморского края его приговорили к пожизненному заключению. Гордиенко и Ковалев были убиты через несколько лет после нападения на Цветкова, а киллер Коршунов с еще несколькими подельниками до сих пор в розыске.

По версии следствия, Голбан «откомандировал» своих бойцов в Москву в помощь Бабакехяну, который получил заказ на устранение губернатора Цветкова от «неустановленного заказчика».

Молдаван дал показания против Бабакехяна, сообщив суду, что последний присутствовал на встрече, но которой обсуждалось предстоящее покушение. Впрочем, лидер банды уточнил, что переговоры вел с неким Юрием Черновым (дальним родственником Бабакехяна), а сам Бабакехян «присутствовал и понимал, о чем идет речь». Чернов, как и многие другие обвиняемые, до суда не дожил: свидетельство о его смерти приобщено к делу. Анисимов и Захаров, по версии обвинения, помогали в организации убийства: выслеживали Цветкова, выясняли его распорядок дня и круг контактов. Ахунц, как говорилось выше, увозил одного из сообщников с места преступления.

Мотив подсудимых – денежное вознаграждение, которое им посулил заказчик, утверждает обвинение. Кто именно и зачем дал им задание устранить Цветкова, следствие не установило.

Как ранее сообщалось со ссылкой на материалы дела, расправиться с губернатором мог кто-то из наиболее влиятельных рыбопромышленников Магаданской области. Дело в том, что еще в 2001 году при непосредственном участии Цветкова и его советницы Виктории Тихачевой (она проходит свидетельницей по делу) в области было создано ГУП «Магаданское предприятие по добыче и переработке морепродуктов» (МПДПМ), ставшее монополистом. Из-за этого в области постоянно возникали конфликты между властью и представителями бизнеса. Однако никаких веских улик против конкурентов Цветкова или Тихачевой у следствия так и не нашлось.

Гособвинитель Семененко напомнила присяжным об обстоятельствах дела, которое слушается уже полтора года, всего за час, эффектно завершив свое выступление:

– Кто много говорит, тому по существу сказать нечего, как сказал еще древний философ Лао Цзы.

– Надеюсь, Лао Цзы на меня не обидится, – начал свою речь защитник Мусаев. – Я лучше не спеша разделю обвинение на составляющие.

Походя сравнив доводы обвинения с нацистской пропагандой («Как говорил проклятый Геббельс, чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее верят»), Мусаев заявил присяжным: доказательств виновности его подзащитного Бабакехяна и других подсудимых в деле нет.

В четырехчасовой речи Мусаев еще раз скрупулезно проанализировал все доводы обвинения, убеждая присяжных в их недоказанности. Он напомнил, как вызывал в суд свидетеля Геворкяна – сына владельца популярного у карабахских армян кафе «У полковника» на МКАДе, где Бабакехян, Чернов и Голбан весной 2002 года якобы обсуждали предстоящее убийство Цветкова. Свидетель рассказал, что кафе было снесено еще в 1997 году при расширении МКАД, а его отец, Валерий Геворкян, который якобы лично обслуживал Голбана и других участников переговоров, погиб в январе 2002 года – за несколько месяцев до этой встречи.

Показания Ахунца, который признался, что 18 октября 2002 года увозил с Нового Арбата соучастника убийства Ковалева, были даны в Мордовской колонии, намекал на давление Мусаев. Позже Ахунц от них отказался. Следствие утверждает, что рано утром в день убийства Захаров дежурил у дома Цветкова на Петровке, называя его точное местоположение – у дома №17 строение 1. Но его не зафиксировали камеры наружного наблюдения, а детализация телефонных переговоров не позволяет определить нахождение подозреваемого так точно, продолжал адвокат.

Мусаев также ссылался на то, что в распечатках телефонных соединений, представленных следствием, не совпадает время нескольких звонков. «Получается, Бабакехян звонит Ахунцу на 2-3 секунды позже, чем Ахунц отвечает!» – возмущался защитник, но тут его остановил судья Дмитрий Фомин, пояснив присяжным, что эти выводы защитника субъективны. «Я делаю выводы исходя из своих представлений о времени, которые мне дала Кира Ивановна, учительница физики в школе №75 города Москвы!» – поток красноречия Мусаева не иссякал, несмотря на замечания. Присяжные, не выдержав, заулыбались.

Закончив оправдывать подзащитных, адвокат решил добавить в свою речь ложку дегтя: «Я не пытаюсь убедить присяжных, что перед ними безвинные дети или агнцы божьи, – заверил он участников процесса. – Из показаний многочисленных свидетелей у вас могло сложиться мнение, что это небезобидные люди. Но перед вами будет поставлен вопрос о конкретных эпизодах преступлений». Мусаев выразил надежду, что коллегия оправдает подсудимых, и судья Фомин закрыл заседание. Прения сторон продолжатся во вторник.

По сообщению сайта Газета.ru