Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Судьба Египта решена

Дата: 08 февраля 2011 в 06:10 Категория: Новости стран мира

Наталья СЕРОВА, Утро.Ру, 7 февраля

После двух недель бунта ситуация в Египте начинает успокаиваться. Толпа на площади Тахрир поредела, власть и оппозиция сели за стол переговоров. Но, как показали события прошлой недели, затишье может оказаться обманчивым. Сразу после обращения Мубарака к нации и столкновений между противниками и сторонниками президента наблюдатели отметили признаки усталости среди митингующих, а некоторые эксперты даже заговорили о «контрреволюция Мубарака» и переломе в настроениях общества. Однако в минувшую пятницу все началось сначала: миллионный митинг в Каире, кастинг на роль преемника в мировых СМИ и серия заявлений западных лидеров, которые почти открыто заговорили о необходимости скорейшего ухода Мубарака.
Однако Мубарак отказался уходить. Спад революционного энтузиазма еще не гарантирует новых вспышек недовольства в ответ на любую ошибку власти. Это парализует правящую верхушку, и потому говорить о наведении порядка пока не приходится. По итогам двухнедельного противостояния в стране сложилась патовая ситуация. Формальные рычаги власти остаются в руках прежней команды, которая, тем не менее, не контролирует захваченную митингующими улицу. Армия обеспечивает относительный прядок в центре столицы и охраняет стратегические объекты.
Во всех остальных местах противодействие мародерам и бандитам оказывают народные дружины и вооруженные отряды местных кланов, что автоматически расширило сферу их влияния в провинции. Пока это играет стабилизирующую роль: добавив к контролю над бизнесом охрану порядка, кланы обеспечивают нормальную жизнь, в том числе в курортных местах. Но если процесс дойдет до своего логического конца, можно будет говорить о превращении значительной части территории Египта в некое подобие Афганистана, где жизнь многих провинций зависит от нрава и привычек лидеров местных кланов, давно превратившихся в полевых командиров. Загнать это «гражданское общество» в правовые рамки будет непросто.
Еще один комплекс угроз связан с ситуацией на севере Синайского полуострова, где в районе административно центра Эль-Ариша в конце прошлой недели был подорван газопровод. В ответ власти усилили охрану Суэцкого канала. Местные СМИ ждут новых терактов, сообщая, что на фоне ослабления режима Мубарака в страну начали проникать боевики «Хезболлы» и ХАМАС.
В такой обстановке президент и его люди занимались продавливанием сценария легитимной передачи власти, не без оснований рассчитывая, этот транзит можно будет осуществить внутри нынешней элиты. Ради этого Мубарак даже не пытался подавить бунт с помощью армии, прекрасно понимая, что такой шаг настроит против него всех – от самих военных и придерживающихся нейтралитета граждан до западных партнеров Египта и лидеров соседних государств. Для того, чтобы страна хотя бы формально оставалась в правовом поле, Мубарак провел кадровые ротации и заговорил о возможности некоторых демократических преобразований, а только что назначенный вице-президентом Омар Сулейман даже подержал требование о немедленном уходе президента.
Улицу эти половинчатые меры не устроили, а политики, похоже, призадумались. Потому что законная передача власти – а обещание Мубарака не участвовать в сентябрьских выборах практически гарантирует, как полагают многие, именно это сценарий – является более предпочтительным вариантом, нежели вакуум власти и война всех против всех, как это уже происходит в Тунисе. Там после быстрой и практически бескровной революции в уличных столкновения начинают гибнуть люди. Подобное развитие событий в Египте может стать хорошим поводом для захвата власти военными, что положит конец всем расчетам рвущейся к власти оппозиции.
Эти соображения заставили оппозицию отказаться от требованиях немедленного ухода Мубарака как главного условия для начала переговоров с властью. Со своей стороны, вице-президент Сулейман согласился допустить на переговоры с оппозицией представителя запрещенной организации «Братья-мусульмане». Это и уступка улице, и попытка заключить союз с относительно умеренной частью исламистов. В ходе встречи было достигнуто соглашение о создании комитет по конституционной реформе, о допуске к выборам всех партий и отмене введенного 30 лет назад чрезвычайного положения.
Эти договоренности, а также сам факт начала диалога существенно облегчают выработку отношения к происходящему в Египте со стороны руководства США и государств Европы, лидеры которых никак не могли определить свое отношение к происходящему, смущая публику заявлениями, смысл которых сводился к известному «казнить нельзя помиловать». Одновременно в политических и экспертных кругах шли поиски единственно верной интерпретации арабских революций.
Левые твердили о «новой волне социалистических революций», демократы – о «мощном прорыве к демократии». Специалисты в области политических технологий, делая упор на роли социальных сетей, назвали события в Египте и Тунисе «революциями нового времени». Конспирологи искали «нефтяной след», проводили параллели с «цветными революциями» последних лет и операциями ЦРУ по свержению иранского премьера Моссадыка в 1953-м, чилийского президента Альенде в 1973-м, пакистанского президента Мушаррафа в 2008-м и прогнозировали захват власти военными или исламистами. В среде высоколобых экспертов возник спор о том, чем являются последние события – «революциями постамериканского мира», более изощренной версией «цветных революций» или принципиально новым явлением, требующим вдумчивого осмысления.
В результате было сформировано обширное меню интерпретаций и прогнозов на любой вкус. А к концу минувшей недели поиски единственно верных ответов на все вопросы были завершены. Образцом «правильной оценки» стало интервью, которое дал испанской El Pais наследный принц Марокко Мулай Хишам. Его интерпретация сводилась к нескольким тезисам: арабские революции являются демократическими, угроза исламизма – миф, используемый для оправдания прогнивших диктатур, «политический ислам» должен быть реабилитирован и занять свое место в демократической системе, Запад не был заказчиком или организатором революций, охвативших арабский мир. Практически одновременно в том же духе высказался американский финансист Джордж Сорос.
В минувшую субботу ту же версию озвучил на мюнхенской Конференции по безопасности генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, упаковавший очевидные причины недовольства – бедность, коррупцию и социальную незащищенность – в клише «дефицит демократии» и «нарушение прав человека». Следом аналогичные формулировки были озвучены находящимися в Мюнхене лидерами европейских стран. Таким образом, Вашингтон, фактически проспавший революцию в Тунисе и долгое время затруднявшийся с выработкой отношения к событиям в Египте, наконец, определился. Причем сделано это было таким изысканным образом, чтобы, сохранив возможность сотрудничества с еще не свергнутыми тиранами, оседлать любые изменения, трактуя их как «победный марш демократии».
В соответствии с этими установками были сформулированы рекомендации по выходу из кризиса для египетской власти и оппозиции. Как сообщила пресс-служба Белого дома, Барак Обама настаивает «на проведении внушающих доверие переговоров между правительством и оппозицией с участием всех политических сил страны». Вице-президент США Джозеф Байден в телефонном разговоре с вице-президентом Египта «подчеркнул необходимость конкретных реформ в ясные сроки, а также немедленных действий, которые бы продемонстрировали общественности и оппозиции готовность египетского правительства к реформам».
Дело было в субботу, а уже в воскресенье эти указания были выполнены, что сделало бессмысленным продолжение дискуссий о том, что происходит в Египте и кто контролирует ситуацию в этой стране.

-----

Возможная отставка Мубарака – тупик или выход из кризиса?
www.inopressa.ru, 7 февраля

Иностранная пресса уделяет повышенное внимание происходящим в Египте событиям. СМИ анализируют дальнейшие политические перспективы всех противоборствующих сил, предлагают молодым египетским демократам воспользоваться опытом «оранжевой революции» на Украине, а Белоруссии – учесть египетский урок.
Где выход для Хосни Мубарака? – таким вопросом сегодня задается Le Monde. Несмотря на совместное давление восставших на площади Тахрир и западных администраций, отказ Мубарака от власти представляется пока маловероятным, полагает корреспондент Бенжамен Барт.
Главный недостаток протестного движения – полное отсутствие лидеров и представителей в органах власти, признает газета. Силы, стоящие у истоков восстания, отвернулись от него, и над выходом из кризиса теперь думают традиционные оппозиционные партии и несколько специализированных комитетов. «Мы считаем, что Мубарак может остаться на своем посту, но передать все полномочия вице-президенту Омару Сулейману. Таким образом, Мубарак не будет оскорблен, а у нас развязываются руки для того, чтобы начать реформы», – приводит газета слова политолога Диа Рашвана. «Однако этот проект сталкивается с тремя трудностями. Его поддерживают не все оппозиционные партии, нет гарантии, что он устроит непримиримых борцов с площади Тахрир, а его соответствие конституции вызывает вопросы», – пишет издание, отмечая, что в Египте нет единой точки зрения на то, может ли вице-президент вносить изменения в конституцию, без которых невозможны свободные президентские выборы.
«Что касается отставки Мубарака, на которой настаивает площадь Тахрир, она тоже может завести в тупик. В этом случае его преемником станет спикер парламента и один из лидеров президентской партии Фатхи Срур, перед которым встанет практически невыполнимая задача – в течение 60 дней организовать выборы», – пишет в заключение издание.
На Международной конференции по безопасности в Мюнхене вновь стало ясно, насколько трудно Западу занять ясную позицию по поводу событий в Египте, отмечает Die Welt. Меркель, Эштон, Клинтон, ван Ромпей и Вестервелле отчасти поддержали протест сочувственными словами. «Кем бы мы были, если бы не встали на сторону этих людей», – произнесла, к примеру, канцлер Германии. «Однако же очевидного стремления присоединиться к призыву демонстрантов к немедленной отставке Мубарака не наблюдалось. Слишком велико опасение, что Египет погрузится в хаос, и слишком велик страх, что из короткой и резкой переходной фазы еще более сильными выйдут только «Братья-мусульмане», – пишет автор статьи Клеменс Вергин. Умеренные, но плохо организованные оппозиционные силы получат шанс устоять на выборах в противостоянии с «Братьями-мусульманами» лишь в том случае, если у них появится время для создания своих структур.
«Стоит остерегаться мысли, что выборы – это всего лишь переключатель, на который достаточно нажать, чтобы получить демократию», – полагает британский премьер Дэвид Кэмерон. Вместе с тем по причинам стратегического характера нежелательно поддерживать немедленную отставку Мубарака, говорится в статье, ведь Запад может утратить влияние в регионе, если возникнет впечатление, что он скоропалительно отказывает в поддержке своим многолетним союзникам.
La Repubblica посвящает свой материал движению «Братья-мусульмане», которое может стать главной политической силой в Египте. Как напоминает корреспондент Фабио Скуто, до прошлого четверга «Братья-мусульмане» никак не заявляли о себе на площади Тахрир, но затем вышли из подполья и влились в Национальный совет оппозиции. Если бы свободные выборы состоялись завтра, то «Братья-мусульмане» могли бы получить 30% мест в парламенте, говорится в исследовании Института Брукингса.
«Сегодня «Братья-мусульмане» проповедуют умеренность и постоянно повторяют, что не хотят устанавливать исламскую республику. Мухаммед Бадиа, с 2010 года – «муршид», верховный лидер «Братства», официально объявил, что «Братья-мусульмане» не питают враждебности к Соединенным Штатам, «великой демократической стране», и что они намерены выполнять все международные договоры, подписанные Египтом, развеяв, таким образом, страхи Израиля, опасающегося возникновения исламского государства на берегах Нила», – пишет автор статьи.
«Братья-мусульмане» стали главным собеседником и для США: Роберт Гиббс, пресс-секретарь Белого дома, заявил, что Америка готова к диалогу с движением, продемонстрировавшим «уважение к закону, отказ от насилия и желание стать участником демократического процесса». Этот диалог может означать радикальные перемены для США: Вашингтон до последнего времени сохранял довольно враждебное отношение к ближневосточным оппозиционным движениями исламского толка. Администрация Обамы избрала реалистичный путь, – пишет автор статьи, – и, вероятно, думает о линии поведения не только по отношению к Египту, но и ко всему меняющемуся Ближнему Востоку».
Пока Европа готовилась окончательно сломить Мубарака, требуя немедленной передачи власти, Берлускони избрал трибуну ЕС для восхваления египетского раиса, говорится в еще одном материале La Repubblica.
«Я надеюсь на возможную непрерывность правления», – приводит его слова издание. «Я верю, как и все представители западных стран, что может быть переход к более демократическому режиму без разрыва с таким президентом, как Мубарак, который всегда считался самым мудрым человеком и четким ориентиром для всего Ближнего Востока». По словам итальянского премьера, демонстрации в Египте начались по причинам экономического характера, к ним «прибавился ветер свободы и демократии, который распространился на весь Ближний Восток», сообщает издание.
Между тем европейские лидеры после долгих колебаний поддержали Обаму, требующего от Мубарака немедленной передачи власти. «Все стороны должны продемонстрировать умеренность, избегать в дальнейшем насилия и начать переходный процесс. Европейский совет подчеркивает, – говорится в принятом европейскими лидерами коммюнике по Египту, – что этот процесс следует начать уже сейчас». Несмотря на предшествующие восхваления Мубарака, Берлускони не стал возражать и подписал документ», – отмечает корреспондент издания Андреа Бонанни.
The Washington Post рассказывает о визите американских конгрессменов в Литву с целью оказать давление на Белоруссию, в которой демократическое восстание в декабре было подавлено. Исторический опыт Белоруссии и Литвы рассматривается делегацией Конгресса в свете нынешних событий в Египте. Как заявил сенатор Джон Маккейн группе белорусских студентов в Вильнюсе, события в Египте «очень опасны», «но это явный урок того, что ни одно правительство не способно долго держать людей без прав, данных им Богом».
Возможно, Белоруссии еще десятилетия предстоит ждать демократии и большинство белорусов довольны своим жребием, размышляет автор материала Фред Хайатт. Однако этот фатализм напоминает слова «экспертов по Ближнему Востоку, которые до последних недель были уверены, что арабы никогда не выйдут на улицы во имя демократии».
Шесть лет назад Украина пережила свой «египетский момент» – народное восстание сместило авторитарный режим, пишет The Wall Street Journal в редакционной статье. Но затем оказалось, что ее лидеры, избранные на свободных выборах, тоже небезупречны. Издание полагает, что демократы в Египте могли бы воспользоваться украинскими уроками. Как пишет WSJ, для демократии требуются не только свободные выборы, но и защита позиции меньшинства от давления правящего большинства, независимая судебная система, сильная пресса и гражданское общество. Путь всех молодых демократий нелегок. Опыт Украины – резон не расслабляться, но вовсе не повод для фатализма, заключает газета.

По сообщению сайта Nomad.su