Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Говорили не на те темы, говорили явно не то, говорили, не обращая внимания на аудиторию»

Дата: 08 февраля 2011 в 06:41

Директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ, член научного совета Московского центра Карнеги СЕРГЕЙ АЛЕКСАШЕНКО объяснил обозревателю «Ъ» ИРИНЕ ГРАНИК, что российская делегация провалила поездку в Давос. — В этом году российские власти придавали очень большое значение Давосу. Действительно ли присутствие на ВЭФ так важно с точки зрения привлечения инвесторов? — Нет никаких сомнений в том, что модернизация экономики невозможна без открытия страны, без массового притока иностранных инвестиций. Хотим мы или не хотим, Давосский форум — это площадка для общения инвесторов между собой, инвесторов и правительственных чиновников. Сюда приезжают многие крупные, знаковые инвесторы и многие руководители государств, которые конкурируют с Россией за инвестиции. Они приезжают и в хорошем смысле слова рекламируют свои страны. И то, что наш президент получил слово на открытии форума, это, конечно, признание существующего в инвестиционном сообществе интереса к России. Поэтому то, что этому форуму, этой поездке придавалось большое значение, я считаю абсолютно правильным. — Как вы оцениваете выступления Медведева и членов российской делегации? Что, может быть, они не так говорили или что они должны были сказать и не сказали? — Я считаю, что российская делегация провалила эту работу. Говорили не на те темы, говорили явно не то, говорили, не обращая внимания на аудиторию, не отвечая на те вопросы, которые ставились. В общем была продемонстрирована та же самая манера общения, которая существует у наших руководителей внутри страны. С российским бизнес-сообществом они общаются по следующей формуле: «Вы никуда не денетесь, работайте по тем правилам, которые мы устанавливаем». А в мировой экономике это не работает, потому что инвестор может выбрать Россию, а может выбрать Украину, может выбрать Бразилию, а может выбрать Венгрию или Китай. И он как-то не привык к такому общению, когда ему говорят: «мы такие, как есть, и меняться не будем» или «вы, конечно, можете приехать к нам делать бизнес, а там вам либо повезет и вы заработаете много денег, либо не повезет и вы умрете в тюрьме». — Это то, что Игорь Шувалов примерно сказал, отвечая на вопрос господина Браудера о деле Магницкого? — Да. Но это в России, что называется, прокатит, у нас к черному юмору все привыкли, могут даже похихикать. А западные инвесторы к этому не приучены. Они другого ждали. Они ожидали, что приедут руководители страны и будут конкретно рассказывать, каким образом они собираются решать проблемы, которые беспокоят инвесторов, какие «пряники» российские власти готовы предложить. В этом случае был бы конструктивный разговор с ответом на те вопросы, которые волнуют инвесторов. Не на вопросы, которые в большом количестве пришли через интернет господину Швабу и из которых он выбрал, прямо как это делается в России, два самых политкорректных, а остальные, не менее политкорректные, придумал сам. Для ответов на вопросы господина Шваба не надо было ехать в Давос. В Давосе надо было рассказывать прямо и про Ходорковского, и про Магнитского, и про коррупцию, и про зависимость судов. Ну, то есть про все то, что волнует не только иностранных бизнесменов, но и российское бизнес-сообщество. Но все эти вопросы остались без ответа. — Но в числе десяти направлений развития страны, которые назвал президент, были заявления и про приватизацию, и про борьбу с коррупцией. — Из этих десяти пунктов — лишь один новый, которого я раньше не слышал,— про суверенный фонд поддержки инвестиций. Однако при этом не было объяснено ни что это, ни как это, ни для кого это. И не было никаких последующих объяснений, которым господин Шувалов должен был посвятить большой брифинг и рассказать про объем фонда, про правила его работы. Иначе зачем президент это обнародовал. А все остальные девять пунктов из десяти в том или ином виде уже звучали и знакомы публике, которая интересуется Россией. Они не содержали ничего нового. — Некоторые инвесторы говорят, что им было интересно послушать российского президента и членов делегации. — Если бы Медведев рассказал что-то реально интересное для инвесторов, то на следующий день это бы крупными буквами появилось бы на первой полосе в The Financial Times. Этого не было, западные СМИ лишь написали, что ничего особенно нового от России не услышали. — Когда раньше ездила российская делегация, результаты от тех поездок были более успешные, чем сейчас? — Очень трудно сравнивать год с годом. В разные годы ездили разные люди с разными лозунгами, разными тезисами, разными идеями, цены на нефть были разные, и отношение к России было разное. Кто-то ездил до ареста Ходорковского, кто-то после. Поэтому год с годом сравнивать невозможно. Сейчас можно говорить лишь о том, что у России был очень хороший шанс, но Россия его не использовала.

По сообщению сайта Коммерсантъ