Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

ФСБ против Guardian

Дата: 08 февраля 2011 в 13:50

ФСБ против Guardian

Впервые со времен «холодной войны» Россия не допустила на свою территорию штатного, аккредитованного при МИДе РФ журналиста, корреспондента британской газеты The Guardian в Москве Люка Хардинга. Причины аннулирования его рабочей визы ему не сообщили, сказав только, что «Россия для него закрыта». Сам журналист считает, что причиной стала его статья в газете, где он процитировал документ с сайта WikiLeaks, в котором Россия названа «мафиозным государством».

Возвращавшийся в минувшие выходные в Москву после двухмесячной командировки в Лондоне корреспондент британской газеты The Guardian Люк Хардинг прямо в аэропорту был лишен российской визы и первым же рейсом выслан на родину, сообщает это издание.

Хардинга остановили на паспортном контроле и отвели в отделение для депортируемых, где он провел 45 минут. Из отделения его отвели прямо в самолет, который вылетал в Лондон, и только при посадке в салон Хардингу вернули его паспорт с аннулированной российской визой . «Для вас Россия закрыта», – таким объяснением ограничился сотрудник погранслужбы ФСБ.

Причин высылки журналиста не смог дать и российский МИД, в котором был аккредитован британский журналист. Как пишет The Guardian, министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг связался в понедельник со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, но не получил от того объяснений, только обещания разобраться в вопросе.

Британское журналистское сообщество сочло депортацию Хардинга очередным доказательством давления на свободную прессу в России. «Это тревожащее развитие событий, которое имеет серьезные последствия для свободы слова и заставляет беспокоиться о том, что российское правительство изгоняет репортеров, которые ему не нравятся», – прокомментировал ситуацию главный редактор The Guardian Алан Расбриджер. «То, как Россия обращается с журналистами, и своими собственными, и иностранными, – повод для серьезной обеспокоенности», – добавил он.

Последние два месяца Хардинг занимался в Лондоне анализом секретных документов американского госдепа, попавших на сайт Wikileaks. В одной из своих статей, написанной по материалам утечек WikiLeaks, Хардинг процитировал документ, в котором прокурор национального суда Испании Хосе Гринда Гонсалес в разговоре с американским дипломатом называл современную Россию «фактически мафиозным государством».

«По всей видимости, кремлевские боятся меня больше, чем я их», – прокомментировал депортацию журналист в своем микроблоге Twitter. Подчеркивая, что не знает истинных причин своего выдворения из России, Хардинг отмечает, что реакция Кремля, заявившего, что разоблачения Wikileaks «не стоят комментариев», показывает, что все написанное в посольских депешах правда.

Последним громким случаем недопущения журналиста на территорию России стала депортация в декабре 2007 года корреспондентки московского журнала The New Times Натальи Морарь, гражданки Молдавии. Ранее она опубликовала в журнале статью «Черная касса Кремля».

Возвращавшуюся из пресс-тура в Израиль Морарь вместе с ее будущим мужем и коллегой Ильей Барабановым, как и Хардинга, остановили на паспортном контроле аэропорта «Шереметьево». Морарь тоже не получила никаких объяснений отказа в доступе на территорию России (российская виза Морарь не нужна). Они провели несколько дней в зале для транзитных пассажиров, но в итоге Морарь улетела на родину, в Кишинев, а Барабанов, гражданин России, остался в Москве. Коллеги Морарь, пытавшиеся опротестовать решение пограничников, получили окончательный ответ в Верховном суде лишь два года спустя, в августе 2009 года. Суд сослался на норму п.1 ч.1 ст.27 закона «О порядке въезда и выезда из РФ», согласно которой «въезд на территорию России не разрешается, если это необходимо в целях обеспечения обороноспособности или безопасности государства, общественного порядка либо защиты здоровья населения». Какую опасность для обороноспособности и безопасности России представляла Морарь, прославившаяся расследованиями о «черной кассе Кремля», ФСБ так и не пояснила.

То же самое произошло в июне 2008 года с британским исследователем Саймоном Пирани, сотрудничавшим с Оксфордским институтом энергетических исследователей. Объяснения ему предоставлены не были со ссылкой на ту же ст.27 миграционного закона, однако его коллеги не сомневались, что выдворение связано с интересами исследователя в области протестных общественных и профсоюзных движений.

Помимо недопущения на территорию России с помощью этой фактически «антитеррористической» статьи людей, имеющих право въезда, Москва нередко пользовалась и более простым способом не пускать в Россию чрезмерно, по мнению властей, критично настроенных иностранных журналистов – не выдавая им визу. Так случилось, например, в июле 2006 года с британским журналистом Томасом де Ваалом, специалистом по Кавказу. В 2003 году он был свидетелем защиты на суде по экстрадиции в Россию одного из лидеров чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева. Де Ваал был также соавтором книги «Чечня: Маленькая победоносная война». Всего, по подсчетам портала Agentura.Ru, с 2000 года в Россию не были допущены более 40 иностранных журналистов.

По сообщению сайта Газета.ru