Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Победа одной левой. Зачем боксёру Поветкину тренер Тайсона?

Дата: 09 февраля 2011 в 03:11 Категория: Новости спорта

Главная надежда российского бокса готовится к бою с Владимиром Кличко

Своего последнего по счету соперника – американца Николая Фирту – Поветкин победил одной левой. Бой продолжался 10 раундов и проходил в минувшем декабре в Берлине. Поединок едва не закончился в самом начале: правая рука нашего боксера перестала действовать после перелома, полученного еще в 1-м или 2-м раунде. Однако, Поветкин продолжил бой.

Перед 7-м раундом тренер Тедди Атлас спросил Александра, может ли он действовать правой рукой. Тот ответил отрицательно, а в 8-м раунде ударом слева рассек Фирте правую бровь… Впоследствии Фирта не скрывал эмоций: «Стало очевидным, что моя собственная стойкость на ринге – следствие этнического происхождения. Теперь я уверен на все сто: моя прабабушка была русской…».

Ситуацию прокомментировал и Николай Валуев: «Если бы Саша захотел, то отбил бы сопернику и уши — тоже одной левой. Сейчас он находится на пике профессиональной карьеры…». Однако, у самого Поветкина мнение другое.
         
А.П.: — Все это для меня еще не пик, а как бы подход к пику. Кажется, еще чуть-чуть, и уже вершина. Бой с этим американцем показал: я в силах боксировать даже одной рукой, и с не таким уж слабым соперником. Фирта – крепкий высокий тяжеловес. Но дело не только в массе и физической силе…

«АиФ»:  — Что станет для вас вершиной профессиональной карьеры? Пояс чемпиона? Победа над Кличко?

А.П.: — Бой с Владимиром или Виталием  Кличко – ступень на пути к цели. Промежуточная вершина. Очень хочется, да, но главное – пояс чемпиона мира. Тем более, если я объединю в этом звании две или три версии  — по WBA, WBC и IBF (Всемирная боксерская ассоциация, Всемирный боксерский совет и Международная боксерская федерация – Ред.).

«АиФ»:  — Почему бои Кличко-Валуев, Кличко-Поветкин, или, скажем, Поветкин-Валуев до сих пор не состоялись?

А.П.: — С Валуевым мы и не собирались боксировать. Даже разговоров таких нет. До последнего времени мы были в одной немецкой промоутерской компании Вилфрида Зауэрланда. Пару раз боксировали в спарринге. И все… Переговоры о бое велись с Владимиром Кличко, но он выставил неприемлемые условия контракта. Он хочет решать все сам: в какой гостинице я должен жить, где и чем питаться, вплоть до того, какие перчатки надевать на ринге. А почему? С какой стати? Что я, раб у братьев Кличко? Может, они будут составлять и мое меню на завтрак?.. С другой стороны, понятно, почему условия предложены кабальные. Для Кличко бокс – прежде всего шоу. Они делают его под себя. Но шоу тоже должно быть честным – равным для всех.

«АиФ»:  — Со стороны кажется, что у вас и Валуева на самом деле нет особого желания биться с Кличко. А наоборот, есть страх…

А.П.: — Да нет у меня страха! Ни перед кем. А вот у Владимира Кличко, похоже, есть. Поглядите, как он теряется на ринге, когда кто-то дает ему отпор. Если соперник идет на него по-настоящему, Кличко сдувается. Но часто выигрывает именно за счет страха: мощной левой держит противника на расстоянии. Да, это у него отработано неплохо. Но не хватает духа, чтобы идти на опережение. Если он чувствует, что соперник поддался, принял его манеру боя – то он герой. И наоборот. Вроде, такая здоровенная глыба, а начинает, как пацан, просто прятаться…

Похоже, он боится боксировать, и может быть, не решается признаться в этом даже самому себе. Чувствую, на ринге надо, что называется, просто «ломать» его. Есть в боксе такой профессиональный термин.

«АиФ»:  — Однажды Владимир Кличко сказал: «Поветкину еще нужно время, чтобы понять разницу между любительским и профессиональным боксом…». Ну и как, поняли?

А.П.: — Тут он отчасти прав. Спорить не буду. Может я и в самом деле рановато подошел к претендентству на звание чемпиона мира. Не набил руку. Хотя, как знать?.. Помню, когда в бою с Фиртой я не смог ударить правой, то разозлился. Был взрыв эмоций. Один раз попытался – боль прострелила аж до костей. Но я перетерпел это.

«АиФ»:  — Почему прежде непобедимый Валуев стал проигрывать бои?

А.П.: — До победы Николаю часто не хватает «чуть-чуть». Ему тяжело с таким внушительным весом. Из-за этого он и выглядит таким медлительным по сравнению с другими боксерами. Все его удары видны, и те, кто полегче, успевают отреагировать. Хотя, при такой массе у него очень сильный и жесткий удар. Да и сами ручищи по величине дай боже. Во время наших спаррингов в Германии я прочувствовал это на себе.

«АиФ»:  — Некоторые иностранные боксеры намеренно эпатируют публику. Например, мексиканец Хавьер Мора в поединке с вами вышел на ринг, обритый наголо, с панковским «хайром» поперек головы и весь в татуировках. Типа крутой. Но в итоге оказался в нокдауне. Такой выпендреж добавляет вам злости?

А.П.: — У настоящего боксера-профессионала дешевых понтов нет.  Да, западной публике это нравится и делается специально, чтобы подзажечь зрителей. Сам бой может быть и не таким уж интересным. Главное – еще до боя кричать на всех углах: «Я его порву!». И те, кто не разбирается в боксе, будут думать: «Он крут! Надо пойти». Интрижка для раскрутки. А другие выходят на бой без лишних громких слов. Позиция такая: «Кто есть кто – покажет ринг»… Американский супертяж Джейсон Эстрада на пресс-конференции разорялся: «Поветкин – сидячая утка! Я его пристрелю из пугача!» и т. д. А в итоге только кое-как, все время входя в клинч и еле переставляя ноги, достоял до финального гонга.

«АиФ»:  — Ваш бывший тренер Валерий Белов сказал: «У американцев скоро останутся одни наемники – выходцы из Мексики, Латинской Америки и других стран третьего мира – поставщиц легионеров. Эти ребята бьются только за деньги. А наши – еще и за честь Родины. Поэтому мы сейчас и кладем их на ринге…». Вы бы пошли в наемники?

А.П.: — Я из тех боксеров, которые бьются только за Россию. Под другим флагом на ринг не выйду. Предлагали и сменить гражданство и переехать в Америку или Германию. Но я человек русский. Где родился – там и пригодился. И потом, когда бьешься за своих, превозмогаешь все. Можешь перетерпеть любую боль и идешь вперед как танк. И ничто тебя не остановит…

«АиФ»:  — Почему, в отличие от негров, боксеры-кавказцы и уроженцы Средней Азии зачастую оказываются сильнее боксеров-славян? Тот же Руслан Чегаев из Узбекистана побил Валуева…

А.П.: — Чтобы побеждать в командном боксе, надо больше заниматься детьми. А в России об этом забыли. В моем родном Курске, например, на боксерские бои приходят ингуши, чеченцы, дагестанцы. И в сборных по боксу их тоже хватает. Почему? Тут много зависит от родителей и от личного примера. Мы с Володей (Владимир Поветкин — младший брат Александра Поветкина, тоже боксер-тяжеловес – Ред.) пошли по школам – привлекать ребят к тренировкам. А они: «Зачем напрягаться? В компьютере можно нокаутировать хоть Майка Тайсона!».

«АиФ»:  — Кстати о Тайсоне. Коль скоро мы заговорили о патриотизме. Почему вы выбрали себе в тренеры американца  Тедди Атласа – бывшего наставника «Железного Майка»? Неужели земля Русская оскудела тренерами по боксу?

А.П.: — В России очень сильные тренеры у боксеров-«любителей, но у них мало опыта работы в профессиональном боксе. А там напряги гораздо жестче… Идею пригласить Тедди Атласа подали мои немецкие промоутеры. Они решили, что моя атакующая манера боя схожа с манерой Тайсона: всегда работаю только первым номером. Атлас быстро нашел подход ко мне. У нас есть эмоциональный контакт. Ему удается отлично настроить меня на бой — в том, что касается режима, тренировок, и, что самое главное, боевого духа. Но это просто рабочие отношения. Патриотизм здесь не причем.


 

По сообщению сайта Аргументы и Факты