Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Почему в стране ежегодно принимаются «потолочные» прожиточные минимумы?

Дата: 09 февраля 2011 в 11:00

Красиво
выживать не запретишь!


 


Выполнимо ли поручение премьер-министра
Карима МАСИМОВА
решить в ближайшие пять лет проблему самозанятого
населения? Почему в стране ежегодно принимаются «потолочные» прожиточные
минимумы? Кто ставит палки в колеса независимым профсоюзам? На эти и другие
вопросы читателей отвечает генеральный секретарь Конфедерации труда
Казахстана, председатель профсоюза работников транспорта и автомобильных дорог
РК
Мурат МАШКЕНОВ (на снимке).


Багила ТОРГАЕВА, Тараз:


В Казахстане повышаются размеры зарплаты сотрудникам
бюджетной сферы. А на многих частных предприятиях работодатели предпочитают
платить сотрудникам мизерные деньги ради экономии расходов, забывая о том, что
постоянно растут цены. Почему бы не обязать всех работодателей страны — а не
только государство — индексировать оплату труда хотя бы в привязке к уровню инфляции?


— Статья 124 Трудового кодекса предоставляет
работодателю право (а не обязанность) индексировать зарплату коллектива. Когда
принимался Трудовой кодекс, профсоюзные лидеры, участвовавшие в его обсуждении,
вопрос об индексации поднимали, но правительство и депутаты, видимо,
понадеялись на «сознательность» работодателей, обязав их только лишь
платить не меньше установленной в стране минимальной зарплаты. И так как в этом
году она составляет всего 15 тысяч 999 тенге, то соблюдать эту норму закона по
силам любому боссу. А поскольку в негосударственном секторе сегодня трудится
большинство из 8 млн. экономически активного населения, постольку эти люди
оказываются в более ущербном положении, нежели бюджетники. Тысячи долларов,
увы, получают не все работники коммерческой сферы. Доходы рядового сотрудника
частной конторы не слишком впечатляют. Так что единственный выход — добиться
внесения изменений в несовершенный Трудовой кодекс, на чем активисты
профсоюзного движения постоянно настаивают.


Вопрос редакции газеты «Время»:


3 февраля на коллегии в Минтруда и соцзащиты
премьер-министр Карим МАСИМОВ заявил: через 5 лет благодаря новой гос-программе
занятости населения решатся проблемы 1,5 миллиона неработающих казахстанцев.
Какие у вас прогнозы на сей счет?


— К категории самозанятого населения сегодня по
официальной статистике относится 2,7 млн. трудоспособного населения. Цифра,
конечно, огромная. Понятно, что на трудоустройство почти 16 процентов всего
населения страны нужны огромные деньги. К тому же на существующих производственных
площадях разместить столько людей нереально. Если к 2014 году, как это было
заявлено правительством, удастся реализовать более 100 программ экономического
развития, то, возможно, часть самозанятых обретет работу. Но оптимизма
государственных мужей я не разделяю: своими силами Казахстан вряд ли способен
обеспечить прорыв в развитии промышленности, а экономический климат для
привлечения инвесторов в стране в последнее время не слишком благоприятный.


Гость, вопрос с сайта газеты «Время»:


Почему у нас в стране существует негласный запрет на
создание независимых профсоюзных организаций? Почему департаменты юстиции «заворачивают»
учредительные документы и навязчиво предлагают присоединяться к существующим
профсоюзам?


— Ни о каком «негласном запрете» я не слышал.
Однако в конце прошлого года меня приглашали лидеры создаваемого профсоюза
работников промышленности, сферы услуг и бюджетной сферы — известные протестные
активисты Есенбек УКТЕШБАЕВ и Айнур КУРМАНОВ. Хотя документы на
регистрацию профсоюза они подали еще в начале декабря прошлого года,
департамент юстиции Алматы до сих пор не принял никакого решения, а ведь по
закону обязан был сделать это в течение 10 рабочих дней. Я не могу утверждать
на 100 процентов, что затягивание процесса регистрации связано с личностями
лидеров профсоюза, но других объяснений не нахожу.


Евгений САМСОНОВ, Алматы:


В декабре прошлого года в нашем городе заработал
муниципальный автобусный парк, однако большинство самых востребованных
пассажирами маршрутов по-прежнему остается за частниками. Не создают ли власти
города видимость наведения порядка в пассажирских перевозках?


— Создание муниципального автобусного парка непременно
будет иметь положительный результат, несмотря на то, что во всем мире этот вид
государственной услуги является убыточным и дотируется из бюджета. Во-первых,
государственный перевозчик предоставляет услуги не на бывших в употреблении
автобусах, которые уже давно не в лучшей форме, а закупает на эти цели новый
транспорт. Пока это только 50 современных автобусов, но в общей сложности
городские маршруты будет обеспечивать 300 единиц новой техники. Второй плюс
муниципальных перевозчиков в том, что они, получая субсидии от местных
исполнительных органов, не заинтересованы в погоне за прибылью. Этого я бы не
сказал о частниках, которые реагируют на любые изменения на рынке исключительно
повышением тарифов. Общественный транспорт — дорогое и тяжело окупаемое
удовольствие. Поэтому акимату стоило бы задуматься о дотировании не только
муниципального автобусного парка, но и частных перевозчиков. А еще
администрации города не мешало бы исполнять законодательство о транспорте, по
которому в тендерных комиссиях по распределению маршрутов должны принимать
участие представители профсоюза. В противном случае будет продолжаться
тендерная агония, в которой победителями выходят почему-то конторы с двумя
столами и факсом за душой, а затем маршруты уже за большие деньги перепродаются
реальным паркам. Отсюда бардак и с ценообразованием, и плачевное состояние
сферы общественного транспорта.


Гость, вопрос с сайта газеты «Время»:


Давно хотел узнать: кто у нас рассчитывает прожиточный
минимум? Какие продукты входят в эту корзину? Включены ли туда коммунальные
платежи?


— Расчет прожиточного минимума производится на
основании приказов Минтруда № 307/1-п и Агентства по статистике № 194, изданных
в декабре 2005 года и согласованных с Министерством здравоохранения. Этими
приказами утверждена методика расчетов, которая при ближайшем знакомстве с ней
вызывает раздражение. 60 процентов прожиточного минимума (который в январе 2010
года был равен 14 тысячам 644 тенге) составляет продовольственная корзина из 43
продуктов питания, выбранных непонятно кем и как. Остальные 40 процентов —
расходы на непродовольственные товары и услуги. А теперь представьте, может ли
человек выжить, потратив на еду около 9 тысяч тенге в месяц? Вряд ли найдется
уникум, которому оставшихся пяти тысяч достаточно на одежду, обувь, лекарства и
оплату коммунальных услуг. На бумаге в прожиточный минимум включено все — даже
расходы на «культурно-массовые мероприятия». Но на деле сто долларов в
месяц с большой натяжкой покрывают даже двухнедельные затраты на еду. Я пытался
разобраться в этой лукавой методике, но понял одно: составляют прожиточный
минимум люди, явно не испытавшие его на собственной шкуре. А ведь Казахстан
присоединился к Всеобщей декларации прав человека, статья 25 которой дает
каждому человеку право на достойный уровень жизни, куда включено всё — от еды
до оплаты общественного транспорта.


Александра АЛЁХОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы


 



Сайт газеты «Время»

По сообщению сайта Meta · новости дня