Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Улан Мусаев: «Я — бедный продюсер»

Дата: 09 февраля 2011 в 11:01

Улан Мусаев: «Я - бедный продюсер»

Улан Мусаев: «Я — бедный продюсер»

 

Улан Мусаев мечтает, что когда-нибудь он сделает звезду из человека с ограниченными возможностями. «В Казахстане должна быть своя Диана Гурцкая», — считает он. Без капитала, влиятельных родственников и знакомых он пытается раскрутить ребят, которых природа обделила здоровьем.

Улан приехал в Алматы из Жамбылской области в середине 90-х. Тогда всем было несладко, а ему — вдвойне. В большом городе 16-летний парень был совершенно один — ни знакомых, ни друзей. Денег всегда в обрез, да и со здоровьем нелады.

— Я ж тогда еще и дэцепэшником был, — уточняет Улан. Он говорит о болезни исключительно в прошедшем времени.

— А сейчас? — спрашиваю.

— Болезнь, конечно, осталась, но я ее по-другому воспринимаю. Стараюсь не обращать на нее внимания. Я до десяти лет мог только лежать, у меня ни руки, ни ноги не двигались. Родные думали, что я никогда не буду ходить. Все изменила моя поездка в реабилитационный центр в Ростовской области. Однажды к нам привезли ребенка, который родился без рук, без ног, абсолютно слепым и глухим. Врачи думали, что он сразу умрет, но он прожил полгода. У него бешено билось сердце — так сильно он хотел остаться на этом свете. Когда я увидел этого малыша, подумал: «Вот это воля к жизни, а ведь ему гораздо хуже, чем мне». После этого я стал заниматься, научился ходить и навсегда изменил свое отношение к болезни.

О том, что ему пришлось пережить в первые месяцы после приезда в Алматы, Улан рассказывает с улыбкой. Хотя тогда, конечно, было не до смеха. Он ночевал на лавочках в парках, днем уговаривал прохожих взвеситься на напольных весах и получал за это гроши.

— Мне предлагали стать профессиональным нищим, — не скрывает Улан. — Но я отказался. Потом меня приютил у себя пожилой мужчина, он человек верующий, просто пожалел меня. Мы с ним на Абая — Саина жили, а по вечерам выходили на улицу арбузами торговать. А там же много девчонок-проституток работает. Они нас жалели: найдут клиента и просят его арбуз у нас купить. Тогда у нас хорошо торговля шла.

Постепенно парень становился самостоятельным, сначала поступил в техникум, где изучал арабский язык, потом была учеба в КазГУ.

— Знаете, как я выживал? — смеется он. — Покупал на барахолке дешевую мелочевку — ручки, зубные щетки, носовые платки. Ехал на другие базары и продавал их подороже.

Наверное, со временем он бы открыл свой бутик или магазин, но его жизнь, как это часто бывает, перевернул случай. Улан влюбился. Тогда он еще был студентом университета. Она тоже училась в этом вузе, парень увидел ее и на следующий день предложил дружбу. Девушка согласилась. Они решили пожениться. Но однажды избранница Улана поехала домой на каникулы, а когда вернулась — стала обходить стороной своего недавнего жениха.

— Родители сказали ей: «Пожалей себя, ты достойна лучшего», — рассказывает он. — Конечно, было обидно. Тогда я решил доказать ей, что тоже чего-то стою.

Улан стал продюсировать квартет, в который входили ребята-студенты. Зная об организаторских способностях Улана, его попросили устроить концерт для парней. Он все сделал — и с тех пор не изменяет своей профессии. Хотя и не считает себя продюсером, так его называют друзья.

— Я просто пытаюсь помочь тем, у кого есть талант, но нет возможности пробиться на сцену, — объясняет он. — Сейчас работаю только с инвалидами. Создал свой продюсерский центр, у меня есть помощники.

— Говорят, что на эстраду можно попасть только через постель продюсера. Вы тоже пользуетесь служебным положением?

— Нет, в нашей сфере все происходит немного по-другому. Я в первую очередь оцениваю вокальные данные исполнителя, чтобы потом не опозориться перед зрителями. А его или ее внешность меня совершенно не интересует. Это, в принципе, не так уж и важно. Хотя были девушки, которые давали понять, что готовы на интимную близость. Но, знаете, здесь есть очень важный момент. Я всегда был уверен в том, что я как мужчина не интересен девушкам. И если дама делает вид, что я ей очень симпатичен, — значит, она что-то хочет от меня получить, и я это прекрасно понимаю.

— Сейчас в фаворе исполнительницы, которые берут публику не голосом, а телом. Кажется, что вокальные данные мало кому интересны.

— Вы ошибаетесь, безголосые полуодетые девицы всем надоели — люди хотят послушать тех, кто действительно умеет петь. Да, певицы, с которыми я работаю, никогда не выйдут на сцену в коротеньких шортиках и лифчике. И это нормально — зачем выставлять все напоказ?

— Чем же вы берете зрителя?

— Пением. На наших концертах люди плачут.

— Давите на жалость?

— Нет, но моих ребят действительно жалеют, какую бы песню они ни пели, хоть самую развеселую, — зрители все равно смахивают слезы. Потому что в обычной жизни они чаще всего не обращают внимания на таких, как мы. Если я напишу на афише: «Концерт с участием людей с ограниченными возможностями», на него никто не пойдет. Мы включаем в программу другие номера, я привлекаю танцоров, актеров, которые показывают репризы. Наши концерты должны быть разнообразными. А то придет человек, проплачет полтора часа и в таком состоянии вернется домой. Это же неправильно.

— Где вы ищете будущих звезд?

— Я не провожу кастинги. Устраиваю благотворительные концерты в реабилитационных центрах, приглашаю туда звезд казах-станской эстрады, а сам присматриваюсь к зрителям. Некоторые из них сами ко мне подходят. Так было с исполнительницей, с которой я сейчас работаю. Она молодая девушка, колясочница, очень хорошо поет. Подошла ко мне и попросила о помощи, я не отказал. Певцы-инвалиды — это ниша, которая в Казахстане пока никем не занята. В России есть Диана Гурцкая, надеюсь, что и у нас появится такая же звезда. Правда, в Шымкенте есть трио «Сат», три незрячих парня. Они быстро идут в гору, у них много поклонников, ребята собирают залы, выпускают новые песни. Но «Сат» и все остальные исполнители в основном поют на казахском. А я сейчас ищу русскоязычного певца, такой человек сможет быстро завоевать аудиторию.

— Улан, чем вы отличаетесь от обычных продюсеров?

— Тем, что у меня нет денег. Я бедный, бедный продюсер. Хожу пешком, без телохранителей, и крыши у меня нет.

 

Оксана Акулова

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz

Читайте также