Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Москва знает, когда нас лихорадит»

Дата: 09 февраля 2011 в 14:20

Депутат-лоббист Виталий Шуба — об особенностях «ручной» доводки бюджета.

Предсказание великого учёного Михаила Ломоносова о том, что «богатство России прирастать Сибирью будет», сегодня, несомненно, сбылось: наш край формирует более половины валового внутреннего продукта страны. И лишь 2% — потребляет.

Большинство жителей Приангарья уверены, что центр постоянно обделяет наш край финансовым «вниманием», а все налоги уходят в Москву. О том, как там, «наверху», относятся к Иркутской области, рассказал первый зампредседателя комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Виталий Шуба.

Центр по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти назвал нашего собеседника одним из лучших «бюджетных лоббистов» Госдумы пятого созыва. Таким статусом эксперты наделили депутатов, имеющих реальное влияние на формирование главного финансового документа страны.

«АиФ в ВС»: — Виталий Борисович, за те 17 лет, что вы представляете интересы Приангарья в нижней палате российского парламента, отношение Федерации к нам как-то изменилось?

Виталий Шуба: — Ко всем регионам оно одинаковое. Но если нашу область лихорадит, то это чувствует и Москва. Частая смена власти, странные предложения — например, ввести на территории Приангарья внешнее управление в 2001 году, — всё это, честно говоря, нервирует. Для успешного развития территории надо складывать все имеющиеся ресурсы: губернатора, Заксобрания, депутатов Госдумы. А ещё — генерировать собственные предложения, привлекать инвесторов.

«АиФ в ВС»: — В народе сложилось устойчивое мнение, что все денежные потоки стекаются в центр страны…

В.Ш.: — На протяжении многих лет иркутяне слышали, что их обижают. Я бы с этим не согласился. Налоговые и неналоговые доходы распределяются в соответствии с Бюджетным и Налоговым кодексами, законами о федеральном бюджете, там всё очень чётко прописано. Есть девять федеральных налогов, три региональных и два местных. Например, налог на имущество зачисляется в бюджеты субъектов Федерации — и на всей территории России, от Калининграда до Владивостока, эти доходы остаются в регионах. Равно как налог на доходы физических лиц — несколько лет назад мы полностью передали его в регионы, во все без исключения. Единственный налог, который может «блуждать», — на прибыль. Сегодня большую его часть подразделения вертикально интегрированных компаний, которые работают в области, уплачивают по месту регистрации головного офиса. Если анализировать структуру налоговых доходов Иркутской области, то увидим, что при наличии в регионе большого числа крупных производств значительную долю занимает НДФЛ — почти 40%, а не налог на прибыль. Почему доходы от этого налога не увеличиваются в условиях растущей экономики? Если они выводятся за пределы области, значит надо проводить консультации с компаниями по увеличению доли налогов, оставляемых на территории.

«АиФ в ВС»: — Каков потенциал области в части увеличения налоговой базы?

В.Ш.: — Есть два пути. Во-первых, администрирование налогов. Надо оценить, насколько эффективно работают фискальные органы, много ли уклоняющихся от уплаты налогов. Во-вторых, сделать территорию привлекательной для ведения бизнеса, чтобы появились новые налогоплательщики. Было бы полезно рассчитать налоговую отдачу от ключевых секторов экономики области и сравнить со среднероссийскими показателями. Сейчас, полагаю, счёт не в нашу пользу.

«АиФ в ВС»: — При распределении субсидий, субвенций и дотаций наш регион не оказывается обделённым?

В.Ш.: — Как будто специально на карте Иркутскую область ищут и думают, как бы её обидеть! Уверяю вас, заведомо никто не настроен делать хуже. Существуют специальные методики распределения средств, их утверждает Правительство РФ после предварительного обсуждения на трёхсторонней рабочей группе, в которую входят также представители Госдумы и Совета Федерации. Здесь всё понятно: подставили цифры в формулы, перемножили-поделили, и готово. Хотя есть и так называемая «ручная доводка», благодаря которой Приангарье и получает дополнительные преференции.

«АиФ в ВС»: — Какие поправки вам давались особенно нелегко?

В.Ш.: — Приведу самый свежий пример. Не секрет, что Иркутская область имеет самую большую в стране задолженность по единому социальному налогу и страховым взносам — с учётом штрафов и пеней это более 3 млрд руб­лей. Просто списать долги мы не могли, иначе люди остались бы без пенсионного капитала. Поэтому я внёс поправку в бюджет, позволяющую провести реструктуризацию задолженности. Проще говоря, региону придётся выплатить лишь миллиард, да и то с рассрочкой на 10 лет, а остальные два будут списаны. Так как поправка затрагивала интересы лишь части регионов, мне пришлось искать множество аргументов для правительства и для коллег-депутатов, чтобы заручиться поддержкой. Когда законопроект уже вынесли на пленарное заседание, мне пришло СМС-сообщение о том, что в руководстве Минфина РФ были противники принятия этой поправки. Однако мы сумели её обосновать, и вопрос был решён в пользу области.

«АиФ в ВС»: — А случай из истории можете вспомнить?

В.Ш.: — Пожалуйста. Готовился проект закона об образовании нового субъекта РФ в результате объединения Иркутской области и Усть-Ордынского бурятского автономного округа. Внимательно его изучив, я заметил, что при расчёте размера федеральной финансовой поддержки для территории за базу был взят 2005 год, хотя в 2006-м сумма была значительно больше. Звоню Виктору Круглову, спикеру иркутского Заксобрания, предлагаю инициировать изменения в закон. Депутаты регионального парламента одобряют это предложение, готовим поправку, но на заседании профильного комитета Госдумы представители Правительства и администрации президента её не поддерживают. Ещё бы, ведь тогда у госказны возникают обязательства — свыше 2 млрд рублей! В итоге комитет не определился с решением по моей поправке и внёс её на отдельное голосование. Я продолжаю вести консультации с Министерством финансов, понимая, что нужна поддержка министра Алексея Кудрина. Но к началу пленарного заседания она так и не была обозначена. И вот буквально за несколько минут до начала рассмотрения законопроекта дозваниваюсь до первого зама министра финансов Татьяны Голиковой, которая в тот момент вместе с Алексеем Леонидовичем (Кудриным. — Прим. авт.) была на заседании в Совете Федерации. Слышу, как она излагает мою просьбу руководителю, пауза, затем ответ: Виталий Борисович, министр поддерживает вашу поправку. Возвращаюсь в зал заседаний, докладчик уже идёт на трибуну, и я буквально на ходу сообщаю ему решение Минфина. Поправку вынесли на отдельное голосование, большинство — «за», и 2 миллиарда падают в казну объединённого субъекта.

«АиФ в ВС»: — Возникает конкуренция между «лоббистами» разных регионов?

В.Ш.: — Разумеется! Приведу очередной пример. Рассматриваем проект изменений в федеральный бюджет на заседании трёхсторонней группы. Предполагается выделить Москве 4 млрд на дорожное строительство. Я напомнил о существовании двух президентских указов — по включению Иркутской области в программу развития Дальнего Востока и Забайкалья, а также о поддержке субъекта в связи с объединением и предложил выделить региону дополнительные средства. В итоге решено было 500 млн снять с Москвы в пользу Приангарья. Прошло несколько дней. Идёт заседание Правительства, выступает заммэра столицы, средства просит дополнительные, а Михаил Фрадков (в то время возглавлял кабинет министров РФ. — Прим. авт.) отвечает, что, дескать, Москву-то мы всегда поддерживаем, вон 4 млрд на дороги недавно дали. И тут заммэра обиженно его поправляет: не 4, а всего 3,5 млрд, 500 миллионов сняли с нас.

«АиФ в ВС»: — Как вам удаётся преподавать в Плехановской академии?

В.Ш.: — В академии тружусь не на полной ставке, хотя ответственности от этого не меньше. Тем более, что являюсь председателем Государственной экзаменационной комиссии. Как-то пришёл на защиту дипломов и обнаружил, что из 15-ти записавшихся на тот день только девять остались, узнав, что я буду принимать экзамен. Остальные решили в другой раз попытать удачу. Я удивился, рассказал вечером об этом дочери, а она и говорит, что понимает тех, кто ушёл, сама бы не стала у меня защищаться — строго спрашиваю.

«АиФ в ВС»: — Внуки-то вас, Виталий Борисович, не боятся?

В.Ш.: — Нет. Я у них — любимый дедушка. Со старшим — ему четыре года — вместе на лыжах катаемся, ему горные сильно нравятся.

По сообщению сайта Аргументы и Факты