Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Театр всегда находится в кризисе»

Дата: 09 февраля 2011 в 14:40 Категория: Новости культуры

Девятого февраля главному режиссёру мурманского областного драматического театра Султану Абдиеву исполнилось 60 лет. О том, есть ли место искусству в нашей жизни и почему классика не востребована публикой, у юбиляра узнавала корреспондент «АиФ на Мурмане».

— Султан Назирович, практически 40 лет вашей жизни связано с театром. Вы поставили не один успешный спектакль. Наверно, вы знаете точно, что должно присутствовать в постановке, чтобы она имела успех у зрителя?

— Успех непредсказуем. Приведу сравнение: для рождения талантливого ребёнка нужно, чтобы талантливыми были и папа, и мама. При постановке спектакля то же самое: папа — режиссёр, мама — в данном случае артисты. Все вместе мы рождаем ребёнка под названием «спектакль», а дальше всё зависит от зрителя. Ведь если бы люди знали рецепт успеха, то сейчас все были бы успешны. Но мне кажется, что это было бы не совсем правильно. Для понимания того, что спектакль действительно хороший, должны быть и плохие спектакли. Искусство многообразно, его нельзя математически рассчитать. А если и было бы возможно, то искусство кончилось бы.

— Тогда что такое идеальный спектакль?

— Им можно назвать спектакль в том случае, когда энергетическая нить между актёрами и зрителем не прерывается. Такое бывает нечасто, и наша задача — сделать эти разрывы как можно реже. На самом деле актёрам очень важно чувствовать отдачу от зрителя. Когда зал полон и публика реагирует на происходящее на сцене, у актёров начинается эйфория, которая сродни наркомании. Вы думаете, почему артисты так хотят играть и стремятся к успеху? Они подсажены на энергетическую иглу. Они хотят обожания, любви, внимания, слёз, смеха. Зачастую им даже деньги не важны. Когда актёр на сцене, он не думает о гонораре, ему важно «взять зал», и если это получается, он счастлив.

— На ваш взгляд, насколько вообще развито в нашей области театральное искусство?

— Оценку этому даёт зритель. Могу сказать одно: культуры как таковой в областных центрах и регионах мало. Её нужно усиливать, но, к сожалению, сейчас наблюдается обратная тенденция. Министерство культуры приняло недальновидную политику, сказав, что будет сокращать театры. И говорит нам: «Если вы нужны народу, то выживете». Это смешно. Искусством интересуется 5% населения. Остальные 95 — обычные обыватели, которые приходят домой с работы, включают телевизор и больше ничего от жизни не хотят. И у этих 95% мы никогда не будем иметь успех. Но остаются ещё 5% активного населения. Ради них государству и стоит содержать музеи, филармонии, театры. Говорят, что искусство — это бизнес. Не могу с этим согласиться. Искусство — это искусство, и зарабатывать на нём не получится. 

— Что сейчас более востребовано — классика или современные пьесы?

— Я считаю, что в театре должно быть больше современного, ведь театр — отражение нашей жизни. Классика же теряет актуальность, поскольку писалась для своего времени. Например, у того же Шекспира есть пьеса «Укрощение строптивой». Сейчас девушки из-за феминизации общества не могут понять, зачем нужно было эту строптивую укрощать? Да, классика говорит нам о вечных ценностях, но почему о них же нельзя говорить и в современных пьесах? А вообще народ хочет развлекаться, и это не плохо и не хорошо — это нормально. И мы пытаемся, развлекая, говорить о насущных проблемах.

— Исходя из ваших слов, можно сделать вывод, что театр как таковой находится в кризисе…

— Сколько времени я работаю в театре, столько же и слышу эти слова: «Театр в кризисе». Я понял одно: кризис — это нормальное состояние. Ничто не может развиваться вечно. Сейчас, конечно, нам нужны кадры, ремонт, оснащение. Но если всё это дать, то счастья не будет всё равно. Театр — как живой организм: рождается, развивается и умирает, это естественно. На Востоке вообще существует такая пословица: «Если в доме есть всё, в дом приходит смерть». Сейчас публика к нам идёт, но это, скорее всего, не будет продолжаться вечно. Но окончание означает начало чего-то нового.

— В нашей стране сначала появился театр, а потом уже кинематограф. Повлияло ли театральное искусство на кино?

— Если сравнить русский и американский кинематограф, то мы, безусловно, проигрываем. У нас нет актёров — одни медийные лица, которые кочуют из сериала в сериал. В Америке же драматического театра как такового нет вообще, у них есть только кино, поэтому Голливуд и завоевал весь мир. Их экранная школа переживаний отличается от нашей. У нас она театрализована, актёрской игры слишком много, чувствуется неестественность. Наше медийное пространство погибает от фальши, искусственности и необоснованных амбиций.

Если смотреть глубже, то всё дело в системе. Сейчас в кино идут «дочки» и «внучки». «Как не порадеть родному человечку?» — сказал Фамусов в «Горе от ума». И вся страна живёт под этим девизом. Только у нас есть выражение «по понятиям», а не «по закону». Отсюда и коррупция приняла угрожающие размеры. 

— Видимо, вы интересуетесь политикой…

— Я всегда слежу за политическими событиями в стране. Анализируя, могу сказать, что народ доведён до отчаяния, и очень может быть, что скоро будет искать простые пути решения всех проблем. Только вот счастья таким путём никто и никогда  не добивался.
 

По сообщению сайта Аргументы и Факты