Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Зеленый шатер», предупреждение ностальгирующим по СССР, может стать последним романом Улицкой

Дата: 09 февраля 2011 в 15:30

Людмила Улицкая провела в Москве во вторник творческий вечер, на котором представила «Зеленый шатер», книгу-предупреждение для тех, кто ностальгирует по «славному советскому прошлому», и рассказала, почему этот роман может стать для нее последним, сообщает РИА «Новости».

«Зеленый шатер» — роман о диссидентах. В центре его — история трех родившихся в середине 1940-х годов друзей детства: Михаила, Ильи и Сани. В школьные годы на мальчиков оказал огромное влияние преподаватель литературы, прививший им свободомыслие, которое впоследствии привело всех троих в ряды диссидентов — в круг, где каждый второй ломался и становился стукачом, а потом мучился от сознания собственной вины. В книге есть и реальные исторические персонажи — Андрей Сахаров, Юрий Даниэль и Андрей Синявский, Иосиф Бродский.

Улицкая призналась, что писала книгу, пытаясь заново осмыслить время собственной молодости — шестидесятые и семидесятые годы прошлого века. Но, закончив работу, поняла, что получился роман на злобу дня.

«В последнее время в стране совершенно осознано проводится сталинизация. И это мне совершенно не нравится. Хотя поколение 30-летних — небитое, дерзкое, но я ощущаю какое-то дуновение страха. Вроде бы выдавили раба, но вот он опять здесь — подобострастие перед властью, власть чиновничья, бюрократическая, опять мы все превращаемся в Акакиев Акакиевичей», — заметила писательница.

По ее словам, сломанные тоталитарным режимом судьбы героев «Зеленого шатра» должны стать предупреждением для всех, кто ностальгирует по советскому прошлому, всех, кто «сейчас вспоминает, что мы были тогда сильнее, и ракеты наши летали, и балет танцевал, и как-то вроде проще жилось».

Основой для романа стал написанный восемь лет назад рассказ под таким же названием: писательница в последний момент «выдернула» его из сборника «Люди нашего царя», почувствовав зародыш большого произведения.

«Время нашей молодости, сложное и противоречивое, конечно, не влезло и в рамки этого романа, но какие-то важные вещи все же там оказались», — отметила Улицкая.

Она выделила в книге несколько ключевых образов. Первый — это собственно зеленый шатер, приснившийся одной из героинь романа. Для Улицкой это символ высокого и глубинного примирения сегодняшнего дня с прошлым, а заодно и примирения представителей ее поколения между собой.

«В той эпохе героев было немного, а потерпевшие были все. Каждое слово правды, каждая вольная мысль оплачивались очень дорогой ценой. Не все могли это выдержать. А зеленый шатер всех примиряет — и тех, кто предал своих друзей, не сумев противостоять давлению власти, и тех, кто это давление выдержал. Все равно все они предстанут перед лицом Господа и, надеюсь, будут прощены», — убеждена писательница.

Вторая принципиально важная тема — это проблема взросления. Тот самый учитель литературы в романе размышляя о ней, употребляя биологические термины «имаго» и «неотения». Имаго — это взрослая особь, достигшая конечной ступени развития, а неотения — феномен, при котором существо, не достигшее зрелой стадии, имитирует ее и даже приступает к размножению. По мнению Улицкой, неотения наблюдается у современной генерации людей во всем мире.

«Это явление нельзя рассматривать как полностью негативное — оно двойственное. С одной стороны, люди хотят оставаться молодыми и не впадать в старческое занудство, но они и не хотят брать на себя ответственность. Когда-то я называла это эффектом Питера Пена», — отмечает писательница.

Современная цивилизация, добавляет она, стремится быть молодой, красивой, успешной, жаждет потреблять жизнь, но не думает о созидании.

«В XIX веке жили так называемые архивные юноши — сверстники Пушкина, которые, закончив Лицей, в 17-18 лет занимали важные государственные посты. Как сильно изменился процесс взросления людей. У нас человек и в 30, и в 40 лет все еще мальчик, который не хочет брать на себя ответственность», — признала Улицкая.

Улицкая больше не хочет писать романов

После выхода романа «Даниэль Штайн, переводчик» Людмила Улицкая заявила, что больше не собирается писать большую прозу. Но спустя два года появился «Зеленый шатер».

«Для меня нет ничего тяжелее, чем написать 500-600-страничный роман. Другое дело — рассказ: в понедельник начал, в пятницу закончил, все выходные отдыхаешь. А роману нужно полностью подчинить жизнь на месяцы. Когда писала «Даниэля», боялась переходить улицу, чтобы машина не сбила, а то закончить роман не смогу. Хотя мне стыдно не в первый раз заявлять, что больше романов писать не буду, но я уже предпринимаю попытки свернуть на параллельные дорожки — делаю сценарии, сотрудничаю с театром», — рассказала писательница.

Кроме того, Улицкая создала фонд под названием «Хорошие книги», который занимается распространением книг по библиотекам, и сама в нем работает. Сейчас осуществляется проект «Добрые соседи»: по 100 хороших книг отправляется в 100 посылках в бывшие советские республики

«Туда практически 20 лет не попадают русские книги, хотя многие их ждут. Собрали 100 посылок по 100 книг и разошлем в публичные и университетские библиотеки бывших республик», — объяснила Улицкая.

По ее словам, фонд посылал книги и в детские дома, и в тюрьмы. Помогают спонсоры и издатели, которые дарят книги.

Особенно сложно оказалось отправлять литературу в колонии, так как книги цензурирует высшее тюремное начальство, которое не пропускает как раз те сочинения, в которых нуждаются заключенные.

«Представляете, в тюрьмы нельзя отправлять юридическую литературу. Даже Уголовный кодекс был вынут из наших посылок. Это ужасно. Ведь существует очень небольшое количество юридической литературы, которая может помочь заключенному сориентироваться в том, что с ним произошло, но ее нет в тюремных библиотеках», — сокрушается Улицкая.

Несколько лет назад писательница запустила детский литературный проект «Другой, другие, о других». Это серия книг, призванная воспитывать в подрастающем поколении терпимость к чужим народам и культурам. Написано уже 14 книг — о семье, о жизни и смерти, о мифах и научных теориях и других важных вещах. По словам Улицкой, созрела книга об агрессии и ее преодолении. Улицкая призналась, что главная сложность этого проекта — попадание к нужному адресату.

«Те дети, которым они больше всего нужны — в подворотне и книжек вообще не читают. А детки ухоженные и обласканные не очень и нуждаются в таких книжках, они и так кавказцев и киргизов бить не пойдут», — признает писательница.

Людмила Улицкая, справка:

Людмила Улицкая — одна из самых известных современных писательниц, автор повести «Сонечка», романов «Казус Кукоцкого», «Даниэль Штайн, переводчик», «Искренне Ваш, Шурик» и других; обладательница премии Медичи (1994), русской Букеровской премии (2001), «Большой книги» (2007); автор сценариев к фильмам «Сестрички Либерти» (режиссер Владимир Грамматиков), «Женщина для всех» (режиссер Анатолий Матешко).

Улицкая родилась в Башкирии, где находилась в эвакуации ее семья. После войны Улицкие вернулись в Москву, где Людмила окончила школу, а потом и биофак МГУ.

Она два года проработала в Институте общей генетики АН СССР, откуда ее уволили в 1970 году за перепечатку самиздата. С тех пор Улицкая, по ее собственному утверждению, никогда не ходила на государственную службу: она работала завлитом Камерного еврейского музыкального театра, писала очерки, детские пьесы, инсценировки для радио, детского и кукольного театров, рецензировала пьесы и переводила стихи с монгольского языка.

Публиковать свои рассказы в журналах Улицкая начала в конце восьмидесятых годов, а известность пришла к ней после того, как по ее сценарию были сняты фильмы «Сестрички Либерти» (1990, режиссер — Владимир Грамматиков) и «Женщина для всех» (1991, режиссер — Анатолий Матешко), а в «Новом мире» вышла повесть «Сонечка» (1992). В 1994 году это произведение было признано во Франции лучшей переводной книгой года и принесло автору престижную французскую премию Медичи. Во Франции же вышла и первая книга Людмилы Улицкой (сборник «Бедные родственники», 1993) на французском языке.

Произведения Улицкой переводились на двадцать пять языков. Литературоведы называют ее прозу «прозой нюансов», отмечая, что «тончайшие проявления человеческой природы и детали быта выписаны у нее с особой тщательностью». «Ее повести и рассказы проникнуты совершенно особым мироощущением, которое, тем не менее, оказывается близким очень многим».

Сама же Улицкая так характеризует свое творчество: «Я отношусь к породе писателей, которые главным образом отталкиваются от жизни. Я писатель не конструирующий, а живущий. Не выстраиваю себе жесткую схему, которую потом прописываю, а проживаю произведения. Иногда не получается, потому что выхожу совсем не туда, куда хотелось бы. Такой у меня способ жизни». При этом Людмила Евгеньевна — человек сомневающийся, она не скрывает, что до сих пор испытывает «ощущение дилетантизма»: «Я как бы временный писатель, вот напишу все и пойду делать что-то другое».

Каталог NEWSru.com:
Информационные интернет-ресурсы

По сообщению сайта NEWSru.com