Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Металломечтатель

Дата: 09 февраля 2011 в 15:40

Почему бывший владелец металлургического холдинга скрывает правду?

С интересом прочёл статью «Олигарх в поисках виноватых» в № 4 «АиФ» за 2011 год о конфликте предпринимателя Николая Максимова и Новолипецкого металлургического комбината. Правда, перед этим  в материале одной из центральных газет автор защищал олигарха, хотя и констатировал: «Стало известно, что ГСУ ГУВД по Свердловской области объявило Николая Максимова в федеральный розыск».

Но от прочтения сложилось впечатление, что в 2007 году НЛМК купил у Максимова контрольный пакет акций преуспевающей компании, а сам не инвестировал и не помогал «Макси-групп».

У меня зять работает на Нижнесергинском метизно-металлургическом заводе, входящем в группу, и прекрасно помнит, как до продажи в 2007 году ему не выплачивали зарплату! Прошу «Аргументы и факты» узнать мнение сторонних экспертов, чтобы внести окончательную ясность в историю.

Д. Васильев, Бисерть, Свердловская обл.

Мы не могли не выполнить просьбу нашего читателя: эта история затронула всех, кто работает в металлургической отрасли страны.

«Как председатель Горно-металлургического профсоюза России, членами которого является подавляющее большинство работников предприятий, входящих в «Макси-групп», я изучал ситуацию в реальном времени и не понаслышке знаю о связанных с г-ном Максимовым событиях, — рассказал депутат Государственной думы РФ Михаил Тарасенко. — В 2007 году было понятно, что ситуация в группе ухудшается. К середине года компания фактически была на грани краха. Общая задолженность по кредитам и займам, лизингу и другим финансовым инструментам составляла, только по данным самой группы, около 54 млрд рублей. Недофинансирование так называемых «инвестпроектов» — более 93 млрд рублей. А социальная напряжённость росла с каждым днём: задолженности по заработной плате; люди, доведённые до отчаяния, поднимали вопрос о забастовках, останавливали работу. Загрузка производственных мощностей снизилась до 30-50%. В первый же месяц после прихода НЛМК люди стали получать деньги. Задержек с тех пор не было, даже во время тяжелейшего кризиса. Комбинат показал пример реальной социальной ответственности, взявшись за восстановление предприятий. Сегодня у бывших заводов Максимова нет серьёзных долгов, на производстве — нормальная загрузка, зарплата сотрудников выше, чем в среднем по региону.

НЛМК уже вложил в компанию десятки миллиардов, продолжил строительство металлургического завода в Калужской области, в судах отстаивает свою позицию: выведенные из оборота средства должны вернуться в Свердловскую область и работать на благо её жителей. Фактически компания Максимова работала по принципу пирамиды, которая могла бы похоронить под собой многотысячный коллектив, доверявший своему руководителю. И то, что этого не произошло, — заслуга менеджмента комбината Владимира Лисина».

Точку зрения своего коллеги полностью разделяет и Игорь Баринов: «Я внимательно слежу за конфликтом, так как от его исхода зависит будущее сразу нескольких градообразующих предприятий Свердловской области. Хорошо помню панику, которая была в группе в августе 2007 года из-за задержек зарплаты:  все деньги, поступающие на счета её предприятий, сразу списывались банками-кредиторами. Тогда рабочие прокатного цеха НСММЗ на несколько дней остановили работу, требуя погашения долгов. К октябрю 2007 года, когда вопрос с невыплатами вышел на уровень правительства области, долг только перед 5,5 тысячи рабочих НСММЗ превысил 100 млн рублей. Кредиты компании никто не хотел рефинансировать, поскольку Максимов умудрился открыть для неё ничем не обеспеченные займы в 50 банках на сумму порядка 40 млрд рублей, по нескольку раз перезаложив имущество группы».

«Знаю историю взаимоотношений НЛМК и Максимова, приведшего свою компанию к фактическому банкротству в весьма удачном для металлургов 2007 году», — категорично подтвердил нам депутат Госдумы Владимир Мединский.

По сообщению сайта Аргументы и Факты