Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Автовладелец пытается доказать, что его избил дорожный инспектор

Дата: 09 февраля 2011 в 16:21 Категория: Новости авто

Автовладелец пытается доказать, что его избил дорожный инспектор

Автовладелец пытается доказать, что его избил дорожный инспектор

 

Не совсем обычный процесс начался на минувшей неделе в Казыбекбийском районном суде. Автовладелец Евгений Чумеков судится со старшим сержантом дорожной полиции

Жомартом Махаевым. Евгений уверяет, что полицейский с напарником, остановившие машину за превышение скорости, душили его и избивали. Инспекторы же утверждают, что вынуждены были скрутить руки пьяному владельцу машины и положить его лицом на капот. Поскольку тот активно мешал им составлять протокол, матерился и грозил увольнением.

«Не тот следователь»

Конфликт между водителем и дорожным инспектором случился в ночь с 21 на 22 мая прошлого года. В тот день в семь часов вечера Жомарт Махаев вместе с напарником Думаном Рамазановым заступили на смену. Они должны были патрулировать в районе улиц Чкалова, Кривогуза и Нижней.

— Примерно в три часа ночи, уже 22 мая, они отклонились от заданного маршрута и патрулировали на проспекте Нуркена Абдирова, – говорил прокурор, зачитывая обвинительное заключение. – В это время со стороны проспекта Бухар жырау в сторону улицы Гоголя с нарушением правил дорожного движения двигалась автомашина марки «Субару», принадлежащая Чумекову.

Скоростемер показал, что вместо положенных на этом отрезке 40 километров в час машина ехала со скоростью 54 километра. Инспектор Рамазанов вышел из спецмашины на дорогу и жезлом указал водителю иномарки прижаться к обочине. За рулем машины находился друг Евгения Чумекова, сам хозяин сидел в салоне. Водитель «Субару» остановился, взял документы и сел в «десятку» инспекторов. В это время к служебной машине полицейских подошел Евгений Чумеков и стал выяснять, за что их остановили. В ответ хозяин иномарки услышал, что это его не касается. Но Евгений продолжал настаивать на том, чтобы ему объяснили, за что остановили принадлежащую ему машину.

— В это время из спецмашины вышел Махаев, который подошел справа к Чумекову, вывернул его правую руку за спину, после чего открыл дверь служебной машины и стал толкать Чумекова на заднее сиденье, – продолжал излагать версию обвинения прокурор. – Чумеков, находясь в машине, попытался встать, но Махаев сел сверху на его живот и стал бить рукой по лицу и голове. После чего, не оформив протокол по факту превышения скорости, скрылся.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у Евгения обнаружили закрытый перелом щелевидного отростка правой локтевой кости, ушиб мягких тканей и ссадины на лице.

Гособвинитель считает, что дорожного инспектора нужно наказать за превышение власти с применением насилия. Если судья окажется солидарен с прокурором, то обвиняемому грозит до десяти лет колонии.

Выслушав обвинительное заключение, адвокат подсудимого потребовал… прекратить разбирательства уголовного дела. Защитник утверждал, что открыли его незаконно. Вместо следователя из управления собственной безопасности это должен был сделать сотрудник финансовой полиции.

— Дело возбуждено должностным лицом, которое не имело права проводить производство, – говорил судье адвокат дорожного инспектора. – Кроме того, обвинительное заключение подписано не прокурором города, а его заместителем. В таких случаях, как известно, к заключению должен был быть прикреплен приказ об этом назначении. Прошу его истребовать, а если его нет, то Махаев предан суду неправомочным должностным лицом.

Прокурор тут же заявил, что нет ничего противозаконного в том, что дело расследовали сотрудники УСБ. И приказ, говорит, если надо, предоставим.

— Принесите нам этот приказ и покажите, – категорично заявил адвокат. – Я уверен, что он даже не был издан.

Когда спустя три часа прокурор принес тот самый приказ, защитник усомнился в его подлинности.

— Это поддельная ксерокопия, заверенная печатью пакеттер ушин, – заявил адвокат.

— Прежде чем так утверждать, проведите экспертизу, – обиделся прокурор.

Сколько бы длились пререкания, если бы их не прервал судья, неизвестно. Он напомнил, что время идет и пора уже опрашивать свидетелей.

«Инспектор должен быть терпимым»

21 мая Евгений был в гостях у друга в Темиртау. Выпил, как он говорит, полторы бутылки пива, решил не садиться за руль и вызвал друга. В Караганде их остановили дорожные полицейские. Инспектор попросил водителя предъявить документы, товарищ Евгения вышел из машины и сел в служебную «десятку» к полицейским.

— Минут через десять я тоже подошел к машине, внутри которой сидел мой друг, – рассказывал судье Евгений Чумеков. – Мне было любопытно, почему у меня, как у хозяина автомашины, не спрашивают ни удостоверения, ни доверенности. Также я хотел узнать причину остановки, так как инспектор сразу не объяснил нам этого.

По словам Евгения, ему в грубой форме велели закрыть дверь. Но он открыл ее снова и начал объяснять, что он хозяин автомобиля.

— Слово за слово, и я упустил момент, когда именно Рамазанов обошел меня сзади, схватил за шею, приподнял над землей и стал оттаскивать от машины, – продолжал вспоминать Евгений. – Тут Махаев тоже вышел, взял меня за руку и начал ее выкручивать. Потом, насколько я помню, меня затащили в спецмашину, положили на заднее сиденье, и Махаев, сидя сверху, начал душить меня и бил кулаками по голове.

— Инспекторы же просили вас подождать, почему вы их не послушали, – поинтересовался у потерпевшего судья.

— Просто мне в грубой форме ответили, не могли по-человечески, что ли, объяснить, – ответил автовладелец. – Сказали бы, за что остановили, я же не ради приключений туда пошел.

— Вы не думали, что сами способствовали тому, что полицейские вынуждены были выйти и применить насилие, – продолжил судья.

— Я юрист, и знаю, как должен вести себя на службе дорожный инспектор. Он должен быть терпимым.

— Скажите, а дорожные инспекторы предпринимали попытки изъять вашу машину и поставить ее на штрафстоянку? – спросил у потерпевшего защитник подсудимого.

— Нет.

— Тогда объясните, зачем вы в состоянии опьянения подошли к патрульной машине. Если вы юрист, то должны знать, что не должны были подходить к служебной машине. Инспекторы имели полное право расценить это как попытку нападения и применить к вам и дубинки, и даже табельное оружие.

— Мне не понравилось, как со мной разговаривали сотрудники дорожной полиции, – попытался прервать возмущающегося адвоката Евгений Чумеков.

— Надо было написать на них жалобу, – посоветовал защитник. – Какой им смысл при свидетелях применять к вам насилие, – поинтересовался у потерпевшего адвокат подсудимого.

— Видать, им не понравилось, как я с ними разговариваю…

Защитник полицейского обратил внимание судьи и на то, что показания потерпевшего не соответствуют результатам экспертизы.

— Он говорит, что мой подзащитный его бил и душил, однако на шее Чумекова врачи никаких следов не нашли. Ну а рукой он вполне мог удариться об машину в тот момент, когда его укладывали на капот.

Друг Евгения, находившийся за рулем, полностью подтвердил слова товарища.

Он рассказал, что видел, как инспектор Рамазанов душил Евгения, а Махаев выворачивал ему руку. Он также подтвердил, что Чумекова сначала положили на багажник, а потом затолкнули в машину и начали бить его уже внутри салона.

«Нам пришлось применить силу»

Полицейский Жомарт Махаев вину не признает. В тот день он заступил на смену с семи вечера до семи утра. Должен был дежурить в районе Михайловки. Однако после полуночи от заданного маршрута пришлось отклониться. По Казыбекбийскому району патрулировали всего две машины, одну из которых отправили на перехват. А напарникам Махаеву и Рамазанову было приказано заменить снявшуюся с поста машину.

— Когда я подошел к автомобилю, Чумеков опустил заднее стекло и стал материть меня, – вспоминает инспектор Думан Рамазанов. – Я не обращал на него внимания и объяснял водителю суть нарушения, а потом попросил пройти в нашу машину.

По словам инспекторов, как только водитель сел в спецмашину, следом ворвался Чумеков. Его несколько раз просили закрыть дверь с той стороны, однако он на эти требования не реагировал.

— Пьяный был и начал кричать, что мы не сможем его оформить, – рассказывали судье дорожные инспекторы. – Говорил, что у него брат работает в службе безопасности ДВД,

угрожал, что он уволит нас, давление оказывал, мешал составлять протокол. Поэтому нам пришлось применить силу, мы его скрутили и положили на капот.

— Значит, вы его не били, – уточнил судья.

— Нет, мы его оттолкнули от спецмашины, чтобы не мешал нам работу свою делать и давления не оказывал.

— Почему же тогда вы не составили протокол на водителя, нарушившего скоростной режим, – задал очередной вопрос служитель Фемиды.

— Потому что номера машины отчетливо не было видно. И мы не имели права оформить нарушение.

Сейчас оба инспектора дорожной полиции отстранены от работы. Они не смогут приступить к исполнению своих обязанностей, пока не закончится это судебное разбирательство. Кроме того, полицейских уже привлекли к дисциплинарной ответственности – за то, что они не доложили руководству о случившемся 22 мая происшествии.

«Новый Вестник» следит за процессом и сообщит о том, какое решение примет судья.

Сандугаш Сарсембаева, фото Веры Тропыниной

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz