Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Казнь египетская по-тунисски

Дата: 10 февраля 2011 в 07:02 Категория: Новости стран мира

Виталий ХЛЮПИН, «МК в Казахстане», 9 февраля

«Бюрократ освоил «коммунизм», освоил «свободу», он не только «ислам» освоит, но и любой древнемарсианский культ – потому что узурпировать власть с целью воровства можно в любой одежде и под любую песню»
Виктор Пелевин «Ананасная вода для прекрасной дамы»

Каир. Февраль 2011. Верблюжья кавалерия топчет копытами и смачно оплевывает «демократов». Мубаракисты против барадейщиков. Из-под топота копыт одногорбых дромадеров явственно доносится знакомая до боли мелодия гражданской войны в России: «Эх, тачанка…». Какой-то перепуганный насмерть журналист, кажется немецкий, уже оповестил мир, что видел на подступах к площади Тархир именно верблюжью тачанку или колесницу – двух или трех парнокопытных сцепили цугом и погнали на баррикаду – в духе осады Трои. История пошла вспять. Религиозные дикари в праведном экстазе жгут неправедные мумии. Живая мумия – Мубарак – не хочет никуда уходить, хотя уже последнему каирскому Гаврошу понятно: так дальше жить нельзя и не будет. Время старого летчика ушло. Сыновья Гамаль и Аля обзвонили телефон из Лондона: «батька, тикай!». Жена Сюзанна плачет, белугой воет. Но Мубарак уперся верблюжьими колесницами в Нил…
09 02 2011 Mubarag Выпускник Джамбулского авиацентра ВВС СССР проявил упрямство и упорство, которые не раз выручали его за годы бессменного, с 1981 года, правления. Пережив шесть покушений и четыре единодушных (почти) переизбрания в президенты, он просто не может поверить – откуда такая ненависть?
Переизбирали в 93% голосов, еще не так давно всей страной оплакивали смерть любимого внука, а тут – гляди в глаза и холодно спине.
На самом деле семейство Мубараков среди окрестных арабских «больших VIP-семей» – отнюдь не самое одиозное, напротив – жена Сюзанна, наполовину британка, дипломированный политолог (бакалавр) и социолог (магистр), глава благотворительной сети Integrated Care Society и лидер движения «Грамотность для всех», еще вчера имела в народе ласковое прозвище Мама Сюзанна. Сын и потенциальный наследник Гамаль – генсек правящей Национально-демократической партии, тоже вполне приличный и немолодой уже человек, без особых вредных привычек.
Почти аналогичная картина в Тунисе. Милейшая страна – в отличие от соседних, того же Египта – чистенькая, приветливые люди в белоснежных хламидах, нету никаких назойливых попрошаек. Уровень жизни сносный, отношение к правившему с 1987 года президенту Бен Али уважительное. Одна беда – молодая жена Лейла и ее 10 братьев. Бывшая парикмахерша как-то ловко приватизировала под себя самые вкусные куски тунисской экономики, а престарелый супруг никого не хотел слушать.
И вот результат – чемодан, вокзал, изгнание.
Арабский мир тесно взаимосвязан. По сути, один народ. Естественно, тунисский пример всполошил соседей. Тем более проблем там и потенциальных «точек взрыва» предостаточно.
В Сирии правит шиито-алавитское меньшинство (Башар Асад), хотя большинство населения – мусульмане-сунниты. В Ливане власть – сложносоставная конструкция: президент – непременно католик-маронит, премьер-министр – мусульманин-суннит, спикер парламента – мусульманин-шиит. При этом мусульман большинство, но они расколоты на массу партий и сект. Вся эта сложносоставная конструкция, по типу карточного домика, заваливалась уже не раз и шатается как осина на ветру.
Йемен. Президент и генерал Абдалла Салех сидит в кресле без малого треть века. Регулярно переизбирается и уже назначил себе прижизненного преемника – сына Ахмеда. Однако страна исторически расколота на Север и Юг, которые вплоть до 1994 года были различными государствами. Сделал выводы, уже пообещал, что больше переизбираться не будет и власть сыну не передаст. Правда, не уточнил, какому сыну, их у него много, да и внуки уже подросли…
Иордания. Король Абдалла II, даром что потомок Пророка Мухаммеда в 43-м колене, а также водолаз, летчик, танкист, парашютист и фельдмаршал в одном лице, отнюдь не застрахован от проявлений всеиорданской толпы. Оперативно смекнул, что к чему, и быстренько прогнал непопулярное правительство Самира Рифаи, свалив на него все «подвиги» собственной экономической политики.
По сравнению с Бен Али и Мубараком, наш почти родной Гурбангулы Аркадаг Бердымухамедов – сущий Квазимодо (Аркадаг – это его новая официальная титулатура, буквально с туркменского – «Великая гора»). Подстать ему незлобивые соседи Ислам Абдуганиевич и Эмомали Шарифович, чуть поодаль – горная и гордая бабушка Роза, она же «мать ошского ненасилия».
Рахмон – по молодости тихоокеанский матрос, тельник на груди в два пальца хрясь, и средь курчавых волос синий профиль линкора «Севастополь». Эх-яблочко… куда ты… Трави шкоты, стиксель тебе в брамсель, вашу мать! Рахмон правит, как эквилибрист горящими булавами на пороховой бочке, причем хромой и не очень зрячий. Туда-сюда, летят головы каких-то очередных басмачей, бесконечных заговорщиков, генералов сухробов касымовых и гафуров мирзоевых. Другой бы на его месте давно уже взорвался к исмаилитским чертям.
Каримов – наперсточник, тудым-сюдым, шарик-малик, покатым-укатым, где шарик? Три колпачка поднял – везде пусто. Был хитрый «Зеромакс», качал черный нефть, качал, мало денег давал, куда качал, куда пропал, нет «Зеромакса«…
Отумбаева – это оживший фольклор с МГУшным дипломом, это песня сейнек (самки кукушки), которая жалобно зовет своего улетевшего кукука. Таких людей надо на специальных симпозиумах за деньги показывать и слушать… демократия, кыргызтар, гендерное равенство горных общин, пигментация меток проголосовавших избирателей и т.д. и т.п. Кукук бул-бул, одним словом.
Бердымухамедов-Большая Гора – стоматолог человеческих душ, борец с кариозными политическими полостями. Каким-то непостижимым образом ставший наследником великому и ужасному Баши-Туркмен. Пилюльки подавал… Видно хорошие, ядреные были те пилюльки. Каракумский доктор Шпак, все, что нажито непосильным трудом… срочно, трижды перепрятать. Закопать и перепахать пустыню.
Что им теперь остается? Крутить фиги в телевизор…

Демократия по афро-восточному…

А есть она, восточная демократия? Индия – республика? Что это за республика, где к касте неприкасаемых нельзя прикасаться?! Южная Корея и Япония – где республиканские ценности и парламентаризм привиты американскими оккупационными режимами? ЮАР – половина депутатов парламента сидела за изнасилования, другая – за хулиганство и разбой. Полноте! Нет, не было и не надо Востоку такого прогресса.
Все попытки конструирования восточной республики, начиная от маздакитов и кончая тайпинами, заканчивались одним – «демократическая утпия» стремительно превращалась в оголтелую тиранию и резню инакомыслящих, а затем – резню за власть между самими утопистами.
Вообще, единственную настоящую республику в Азии создали славные японские самураи. Их государство – Республика Эдзо – существовало в 1868–69 гг. на территории самого северного японского острова Хоккайдо, было официально признано Англией и Францией, имело свой гимн, флаг и герб (красная звезда, только не пяти — , а семиконечная). Первый и единственный президент адмирал Такэаки Эномото был избран путем прямого голосования, учредил в стране разделение властей, честно раздал землю, ввел прогрессивные налоги. Чиновники-самураи, спаянные железной дисциплиной и кодексом чести, ничего не крали, старались управлять честно и по справедливости. Однако развиться чудесному ростку самурайской демократии не дали, имперский японский флот и армия обрушились на «сепаратистов» и благодаря многократному численному перевесу одолели отважных воинов. Кстати, судьба самого адмирала Эномото сложилась совсем неплохо. Просидев некоторое время в тюрьме, он был помилован и направлен императором на дипломатическую службу, несколько лет служил посланником в царской России, затем в Китае, по возвращении и вовсе получил пост министра, сначала морского, потом связи, сельского хозяйства, еще чего-то. Умер своей смертью в почете и уважении.
Самураи-демократы превратились в реминисценцию…

Что есть Арабская молодежная революция?

Массовое бессознательное рвется к власти. Масса, по определению, стадо без мозгов, которое может повести за собой любой проходимец. Стадо баранов во главе со львом сильнее стаи львов, возглавляемой баранами – говорил Наполеон, кстати, тоже немалый знаток и ценитель египетского колорита.
Не надо лезть в Египет, Аравию, шире – Восток, с своими европейскими лекалами и умными книжками по социологии. Там все работает по другому. Тот же Наполеон, генерал Великой Французской Республики, передовой либертарианец, столкнувшись с египетскими реальностями, быстро пообтесался, уже через пару месяцев после высадки и беготни взад-вперед за бедуинами по пустыням, только тихо улыбался, глядя как пьяная солдатня из пушек палит в бороду статуи Сфинкса. А еще чуть погодя, под честное слово приняв капитуляцию крепости Яффа, приказал расстрелять и перерезать несколько тысяч пленных янычар. Причем визг о яффской резне подняли отнюдь не афро-азиаты, для них это было вполне понятной обыденностью, а европейские, сильно гуманистические, газеты.
Сублимация – защитный механизм народной психики, которая выплескивает и перенаправляет внутреннее напряжение во внешние формы понятной и приятной самореализации – погром магазинов и Каирского музея, битье полицейских, бездельное шатание с друзьями веселой толпой по улице, вместо скучной работы. Все это реально нужно для спасения египетского социума. Потому как Мубарак явно потерял былую хватку, потерял связь с реальностью, утратил контроль за ситуацией. Банально – проспал приглашение на всеегипетский флэш-моб.
Когда каирские госслужащие начинают скулить в телевизор, что получали в месяц какие-то сущие копейки – 100–200 долларов, можно подумать в какие-то другие времена и при иных правителей они получали больше. На Востоке, в арабском в том числе, должность чиновника сама должна приносить доход и приносит, а официальная зарплата тут совсем не причем. Там параллельная экономика почище киргизской, все все знают, в какие кабинеты, как и сколько заносить. Нильские крокодилы пустили слезу от смеха.
Перефразируя классиков научного коммунизма, тремя источниками и тремя составляющими современного бунта являются: презрение к режиму как всеобщее настроение; избыточный процент бездельного населения и наличие современных средств коммуникации. Вооружившись чем попало, народ повалил на улицы протестовать. Причем финансовый кризис уже прошел, да в туристических экономиках Египта и Туниса его особенно никто и не заметил. Не было там никакого чрезмерного обнищания населения, повышение цен только спровоцировало, дало толчок, стало катализатором реакции. Нет и никакого международного заговора, внешней силы, о чем любят рассуждать всевозможные геополитики-конспирологи. Все соседи Египта и Туниса, сами боятся аналогичного разворота, Запад реально конфликтует только с Ираном, а любые обострения в арабских нефте-демократических монархиях чреваты только ростом цен на черное золото. Западу оно не выгодно, а, значит, и не надо.
«Викиликс», «Аль-Джазира» и дворовые слухи – вот главные мобилизирующие факторы. Народ устал от безысходности и безвыходности самой идеологемы развития – реально правит «большая семья», коррупция – тотальная, в судах правды нет, «демократические» фиговые институты – парламент, партии, свобода слова и т.п. – реально не работают, даже подчиненная государству официальная мечеть превратилась в обычный филиал бюрократической машины. Отсюда все шарахания массового сознания – в протест, бунт, в «братьев-мусульман». В 70-е годы прошлого века подобные умонастроения уже имели место быть – молодые офицеры свергали старых постколониальных деспотов, создавали патриотические и прогрессивные партии, думали в арабском социализме найти модель более справедливого общественного устройства. Но эра арабского социализма как-то сама собой сошла на нет после смерти египетского президента Гамаля Насера, молодые офицеры (ливийский Каддафи и пр.) повзрослели и превратились в чуть улучшенные копии своих вчерашних врагов – старых тиранов.
Новая арабская революция – она не идеологическая. В едином строю протестующих – стар и млад, интеллигент и нищий, профессор и сельский маргинал, мусульманин и копт. Преобладает, безусловно, молодежь. Но это понятно – плоды демографии. Восстание арабской толпы – явление красочное, крайне экзальтированное, истеричное (достаточно вспомнить неповторимое лю-люканье языком арабских женщин – неоднократно сам наблюдал это в Ливане), при этом какое-то насквозь показушное, с непременным тасканием по улицам всяких раненых и часто орущих от боли жертв-«героев», трофеев и трупов.
Новая арабская революция – она стихийная. Ее никто не готовил и у нее нет вождей. Аль-Барадеи – самозваный лидер египетской оппозиции, нарисовался в стране уже в самый разгар «восстания толпы». В Тунисе вообще не нашлось даже такого. Революционером и главой революционного правительства пришлось стать… премьер-министру прежнего кабинета.
Молодая арабская волна – это мода, тренд и мейнстрим. Это общее настроение. Прорвало там, где было тонко, где режимы несколько ослабили нити управления, смягчили цензуру, допустили другие вольности, а главное, где правящие «отцы нации» впали в состояние расслабухи и эйфории. Лопнуло не там, где крышка чайника была забита наглухо (армией и спецслужбами), а там, где крышечку чуть приоткрыли, в надежде, что пар напряга рассосется тонкой струйкой, а ломануло такой струей крутого кипятка, что ошпарило старческие руки самих мастеров чайной церемонии.
Флэш-мобная природа революции. Никакой партии, готовившей восстание, по большому счету, нет. Могут возразить, а как же «братья-мусульмане»? Но какие ж они радикалы – 80 из них преспокойно сидят в парламенте и под пустую фоновую трескотню о необходимости реформ и чего-нибудь еще тихо «пилят» бюджет вместе с своими не настолько мусульманскими собратьями. Безусловно, исламские радикалы в Египте есть и их немало, но отнюдь не они двинули на каирские улицы пехоту народного гнева. Они и сами растеряны и пожимают плечами – кто это, что это? Самые хитрые пытаются выдать желаемое (самих себя) за действительное (двигатель толпы). Но где у этой толпы кнопка – понятия не имеют по одной простой причине. Вспомним фильм «ДМБ». «Видишь в поле суслика? Нет. И я не вижу. Но он там есть!». Гроздья гнева «новой волны» мелки, как тунисские маслины…
Восстание комедиантов. С противоударными кастрюлями на голове… Внешне все выглядит смешно и театрально, если не комично. Но последствия могут оказаться далекими от смеха.
Чем все закончится? Трудно сказать.
Еще в 1930-е годы австрийская исследовательница Эрика фон Литтров выявила закономерность – форма вождизма зависит от структуры общества. Если общество индивидуалистично (как на Западе), то любое воздействие сверху, со стороны руководства, воспринимается массой (народом), как что-то вредное, принудительное, чему надо сопротивляться, задача вождя проста и… чертовски сложна – найти понятную и простую цель, которая сплотит индивидумы вокруг лидера (власти). Западное общество надо переломить, подмять под себя. Это под силу только личности с могучей, пусть и злой волей (Гитлер, Наполеон, Муссолини и др.). Восточное общество, и без того спаянное родственными, клановыми, общинными связями, требует другого лидера – скорее «отца», «патриарха», которому и без насилия готовы подчиняться. Восточному лидеру не обязательно быть сильной личностью, функции коллективного вождя берет на себя родственное племя, «большая семья», клан, которые охраняют и защищают своего патрона. А главное – восточному обществу и лидеру не нужна Большая мобилизующая цель. В этих тепличных условиях власть скорее «закисает», дряхлеет, замыкается в рамках семейного круга родственников, с которых нет спроса (родня) и они тотально крадут все и вся.
Вожди стареют и детинеют, начинают верить в собственную непогрешимость, о которой без устали твердит родное окружение. Маразм крепчает и стагнация охватывает все общество. Развития нет, нет движения элит и селекции молодой свежей крови, новых умов – стоячее болото государственности затягивает ряска бюрократии, которая душит все живое…
Налицо кризис старой формулы арабского вождизма. Надо придумывать что-то более живучее, чем бессменные «большие семьи» и демократические нефтезаливные монархии. Но что? А главное, хватит ли силы арабскому революционному социуму соорудить нечто иное? Слушал по ТВ речь лидера египетских «молодых революционеров» 73-летнего Мохаммеда аль-Барадеи. Он говорил примерно следующее: «Руководство основывается на свободной и доброй воле… руководимых. Лидер нации – всего лишь послушное орудие народной воли«… Что-то знакомое… Вспомнил. Этот же рефрен часто повторял Адольф Гитлер…
Боюсь, ничего путного из новой арабской волны не вырастет. Падет пара-тройка наиболее расслабившихся режимов, сбегут в Лондон и Париж еще два-три незадачливых монарха и все вернется на круги своя. Серж Московичи, оригинальный французский социопсихолог, придумал термин «деспотическая демократия», и ничего умнее, как его очередную модификацию, новый арабский подъем не придумает.
Хотя… Неисповедимы пути Аллаха!
Одно точно – мало кому из свергнутых и сбежавших президентов хватит совести и смелости поступить как экс-президент Мавритании Шейх Абдуллах. В августе 2008 г. у него отнял кресло начальник президентской гвардии бен Абдул Азиз, после чего Абдуллах спокойно вернулся в родную деревню, где-то на краю Сахары, и по сей день мирно колупается в огороде, попутно подрабатывая имамом в деревенской мечети…

По сообщению сайта Nomad.su