Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Из-за роста цен ухудшается рацион питания казахстанцев

Дата: 10 февраля 2011 в 10:10

Из-за роста цен ухудшается рацион питания казахстанцев

Белое пятно и чёрная дыра

 

Рост цен на продукты питания, отмечаемый практически во всех регионах страны, не могут сдержать никакие меморандумы, которые акиматы всех уровней навязывают бизнес-структурам. По мнению экономиста Элины СИНИЦЫНОЙ, из-за перманентного роста цен рацион питания казахстанцев неуклонно ухудшался все последние десять лет. Эта же тенденция сохранится и в ближайшие годы.

— Значительная часть доходов населения уходит на еду, — говорит Синицына. — Люди отказываются от затрат на образование, лечение, приобретение недвижимости и отдых, потому что у них просто не остается денег на все это. В относительно развитых странах на еду тратится примерно половина доходов. И у нас есть очень небольшая прослойка населения, которая может себе позволить нормально питаться, но это не больше 3-5 процентов казахстанцев. Еще процентов 10-15 чуть-чуть недобирает до рациональной корзины питания, а все оставшееся население сидит на макаронах.

— Что такое рациональная корзина питания и чем она отличается от минимальной потребительской корзины?

— Минимальная потребительская корзина — это чисто казахстанское изобретение. Это очень скудный набор продуктов, который никак не соответствует физиологическим потребностям человека, но зато дает возможность рисовать благостные статистические отчеты, в которых рост доходов опережает рост цен. В то же время рациональная потребительская корзина позволяет обеспечить взрослого человека необходимыми калориями и витаминами, чтобы он мог полноценно работать, имел хороший иммунитет, не страдал от хронических заболеваний и т.д. Мяса в рациональной корзине предусмотрено 77 килограммов в год, тогда как сейчас в среднем мы потребляем не более 40-42 килограммов. Рыбы, масла, молока — в три раза больше. Плюс фрукты, ягоды и так далее. Рациональная корзина не только намного тяжелее минимальной корзины — она значительно больше, чем в среднем сегодня съедает среднестатистический житель страны (см. таблицу).

Если исходить из установленной правительством нормы потребления, то доход среднестатистического казахстанца оказывается в три раза выше стоимости минимальной потребительской корзины. Однако этот доход в полтора раза ниже, чем стоимость рациональной корзины питания. Если вычесть из дохода затраты на коммунальные услуги, транспорт, одежду и т.д., то разрыв становится еще больше. Сегодня основу рациона казахстанцев составляют мучные изделия. Сюда можно добавить немного молока, масла, овощей. Мясо — только по праздникам. Кстати, для сравнения отмечу, что в ряде европейских стран прожиточный минимум составляет 1000 евро, а у нас он около 100 долларов.

— Из вашей таблицы следует, что каждые пять лет цены на еду у нас удваиваются. Чем это можно объяснить?

— Сокращением собственного производства. Взять, к примеру, производство зерна. Эта сфера у нас относительно развита, есть конкуренция, здесь власти пристально следят за ценообразованием. Поэтому и цены на хлеб и мучные изделия сильно не растут. В то же время цены на качественные продукты, составляющие корзину рационального питания, растут очень интенсивно, потому что доступ к ним ограничен. Мы мало производим масла, мяса, молока, из-за чего возникает дефицит, который приводит к росту цен.

— О каком дефиците речь, если в магазинах все есть?

— А вы поинтересуйтесь в окрестных магазинах, какое количество колбасы, мяса, молочных продуктов и рыбы они ежедневно продают, и сопоставьте эти цифры с количеством людей, проживающих в вашем микрорайоне. Изобилие в магазинах на самом деле кажущееся — просто продукты не по карману большей части населения.

— ВВП на душу населения в Казахстане составляет почти 9 тысяч долларов, а номинальный доход среднего казахстанца, по вашим данным, чуть больше двухсот долларов. Почему такая разница?

— Увеличение ВВП не означает, что автоматически будет расти уровень жизни. Повышение уровня жизни возможно только при развитии собственного производства.

— Судя по официальным отчетам, деньги в сельское хозяйство вливаются регулярно.

— Может, и регулярно, но крайне неэффективно. Мы субсидируем сельхозпроизводство, вместо того чтобы давать деньги на возвратной основе. Субсидии не стимулируют рост производства. В этой ситуации предприниматель не заинтересован в том, чтобы развивать высокоэффективное производство, потому что ему не нужно зарабатывать и возвращать деньги государству. Кроме того, у нас в основном мелкотоварное производство, которое с трудом выживает и не может освоить вкладываемые средства. Мы в сельское хозяйство вливаем ежегодно в среднем один процент ВВП. Но расходование этих средств никак не привязано к результату. В итоге в ряде секторов сельского хозяй­ства нет реального роста производства, а есть даже небольшое снижение. Доходы населения повышаются, производство падает — отсюда и рост цен. Десять лет назад уровень продовольственной безопасности у нас составлял 64 процента, а сегодня он едва достигает 60 процентов.

— Что такое уровень продовольственной безопасности?

— Он определяется тем количеством продуктов, которое обеспечивается собственным производством. Нормальным считается уровень 90-95 процентов — тогда страна независима от внешних факторов и потрясений. К сожалению, данные, которые позволяют объективно оценить уровень продовольственной безопасности, не всегда отражаются в официальной статистике. Как можно при таком подходе развивать товарное производство сельхоз­продукции, я не представляю. С одной стороны, сельское хозяйство у нас — это белое пятно, с другой — черная дыра, в которой теряются огромные деньги. В программах

«О дальнейшем развитии сельского хозяйства», которые мне довелось читать, такой важнейший показатель, как рентабельность производства, даже не упоминается. А без этого любая программа не более чем лозунг.

— Что будет с ценами?

— Они будут расти. Это неизбежно. Удвоение цен каждые пять лет — это уже сложившийся тренд. Года через два-три доходы населения начнут повышаться, но едва ли увеличится производство продовольствия (чудес не бывает!), соответственно, цены вырастут вдвое, а то и втрое.

Марат АСИПОВ, фото Владимира Заикина

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz

Читайте также