Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Станиславский бы не поверил

Дата: 10 февраля 2011 в 10:30

Станиславский бы не поверил

 

Год назад руководители казахстанских театров взвыли от нового закона о госзакупках. Ведь даже пуговицы к костюмам и носовые платочки теперь положено покупать через систему электронных торгов. Несмотря на абсурдность ситуации, ничего так и не изменилось. О том, как работают по новой системе служители Мельпомены, рассказывает заведующий постановочной частью театра им. Лермонтова Алексей Злобин.

С точки зрения далекого от театра человека, у Алексея не серьезная работа, а сплошной анекдот. Требования режиссеров с их буйным художественным воображением можно сравнить разве что с капризами беременной женщины. Поэтому Алексей — товарищ очень серьезный и выдержанный. Бесцеремонный вопрос: «А какой самый дурацкий заказ вам приходилось выполнять?» — собеседника задевает за живое. Потому что в театре нет дурацких требований — только суровая необходимость. Например, купить искусственную ботву моркови. И это не смешно, потому что ботва нужна была для морковки, из которой сделают нос Снеговику, герою новогодней сказки. Естественно, на электронных торгах на такой лот никто не позарился, и ботву пришлось изготавливать самим.

Если мы создаем спектакль по госзаказу (а это две-три премьеры сезона), то имеем право на электронных торгах брать из одного источника, — говорит Алексей. — То есть кто предложил продать — у того и покупаем. Но новогоднюю сказку мы ставили не по госзаказу — значит, ботву от морковки нам должны были предложить три потенциальных продавца, а мы бы выбрали самое выгодное предложение.

— Ваши лоты создают ажиотаж?

— А вы представьте — мне надо сейчас купить пять черных автоматических зонтиков, бюджет покупки 20 тысяч тенге. Это при том, что даже в Алматы не более 10 процентов магазинов участвуют в электронных торгах, к тому же многие просто не хотят связываться с нашими заказами. Да и нам трудно дать полное и правильное описание нужного товара. Я могу обозначить, например, размер, цвет вещи. Но как при этом описать еще и особенности фигуры того или иного артиста? Объяснить, допустим, что юбка должна быть не просто средней длины, а чуть закрывать колено актрисы? Поставщик же ее не видит. В итоге часто привозят вещи, которые на актерах плохо сидят. Еще труднее с материалом. Мы же ткани покупаем не рулонами, а по полметра, по метру, да еще нам надо посмотреть, пощупать, убедиться, что это будет хорошо выглядеть на сцене.

— А если нет желающих продать необходимый товар, а главреж ногами топает от нетерпения?

— Пусть хоть затопается! Да, если речь идет о десятке шурупов или соли для покраски материала, то зачастую мы их покупаем сами, на свои деньги, но в целом система госзакупок для театра, кажется, создана для того, чтобы кто-то мог в легкую срубить «капусту». Уже существуют такие компании, которые научились хорошо зарабатывать на нашей беспомощности. Нам нужны зонтики? Они едут на барахолку, покупают там эти зонтики и продают их нам втридорога. Вот недавно мы искали смокинг для спектакля. Раньше мы бы его купили на барахолке за 30 тысяч тенге. Теперь мы его покупаем в магазине за 90 тысяч. И мне еще надо уговорить магазин продать нам этот смокинг.

— Что значит «уговорить»?

— В больших магазинах, где продают такие товары, большие и обороты. Причем наш покупатель в большинстве своем до сих предпочитает платить наличными. Поэтому «влом» администрации такого магазина отвлекаться от своих дел, ради нас готовить какие-то документы, заходить на сайт госзакупок, оставлять там заявку…

— Смокинг — солидная покупка, а бывают странные заказы?

— В театре не бывает странных заказов. Хотя... Вот Игорь Горшков ставил частную антрепризу, так им необходима была на сцене резиновая женщина. Купили ее в секс-шопе. Представляете, если бы такой заказ появился на сайте госзакупок! Уже классической стала наша история с бутафорской курицей, которой перед спектаклем вставляют поджаренные окорочка. В соседней с театром кулинарии привыкли, что раз в месяц к ним приходит девочка и просит две ножки курицы, причем придирчиво осматривает, чтобы одна обязательно была левая, а вторая — правая. Когда же мы бываем на гастролях в других городах, на нашу девушку смотрят как на дурочку.

Или такая история. Во время репетиций пьесы Островского режиссер вдруг решил, что в этом месте актер должен появиться с удочкой. А смета закупок уже утверждена, и изменить в ней ничего нельзя. В своих запасниках подобрать ничего не смогли, и пришлось актеру Михаилу Токареву спилить во дворе подходящую ветку, а потом ее уже «тюнинговали» под удочку.

— Что стало легче покупать благодаря новой системе госзакупок?

— Ничего. Мы покупаем все вслепую, по описанию. И если мы уже заключили договор на электронных торгах, то отказаться от покупки не можем. Например, привезли нам ДВП некачественную — мы ее не принимаем, а поставщик ухмыляется: «Тогда ждите, когда через две недели придет следующий вагон». А ждать мы не можем — спектакль уже объявлен. И судиться с ним нам некогда. Еще одна проблема — при этой системе закупок безусловным приоритетом является низкая цена. Получается как в поговорке: «Скупой платит дважды». К премьере заказали «налобник» — баннер, который вывешивается на фронтальную часть здания, а поднять его не смогли — он просто развалился в процессе натяжения. Мы его латали. Потому что поставщик всегда сможет доказать, что мы сами виноваты — не указали плотность или еще какой-то специфический параметр. Раньше нам такую рекламу изготавливала опытная фирма, но цена у них выше, чем у таких бракоделов. Не могу на сайте также указать фирму-производителя. Поэтому водоэмульсионную краску покупаю не ту, которая прослужит долго и будет выглядеть хорошо, а только отечественных производителей. Я подсчитал, что при новой системе госзакупок постановка спектакля обходится дороже процентов на 30-50. Вот только не пойму: какая польза от этого государству?

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz