Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Задачи по реформированию законодательства об административных правонарушениях в странах Центральной Азии [Банчук О., кандидат юридических наук, Центр политико-правовых реформ (Киев, Украина)

Дата: 10 февраля 2011 в 12:00 Категория: Новости науки

 

Банчук О., кандидат юридических наук, Центр политико-правовых реформ (Киев, Украина)

 

Институт административных правонарушений в странах Центральной Азии не подвергался основательным изменениям в постсоветский период. Даже новая кодификация (Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности 1994 года, Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности 1998 года, Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях 2001 года) и существенные изменения советских законов (Кодекса об административных правонарушениях Республики Таджикистан и Кодекса Туркменистана об административных правонарушениях) не решили проблем устаревшего правового регулирования.

Одним из направлений реформирования законодательства об административных правонарушениях является его приведение в соответствие с требованиями Основных законов государств и учет передового опыта демократических стран Европы.

Положения Конституций стран Центральной Азии требуют сравнить положения административно-деликтного законодательства с принципами разделения власти, равенства прав всех лиц, защиты собственности.

Принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви, закрепленный в статье 11 Конституции Республики Узбекистан, статье 9 Конституции Республики Таджикистан, части 4 статьи 3 Конституции Республики Казахстан, статьи 7 Конституции Кыргызской Республики и статьи 4 Конституции Туркменистана делает невозможным существование судебной юрисдикции в делах об административных правонарушениях. Если в СCCР власть считалась единой, то не имело значения какой орган применяет административное взыскание (исполнительный комитет городского совета народных депутатов, инспектор по надзору за охраной труда или районный народный суд). Судебные органы в демократическом обществе уполномочены осуществлять только правосудие и не выполнять полномочий органа исполнительной или законодательной власти, и наоборот. Кроме этого, в делах об административных правонарушениях суд одновременно выполняет функции обвинения (при зачитывании протокола о нарушении и «поддержке обвинения»), защиты (во время поиска «оправдательных» доказательств) и правосудия (при разрешении дела).

Равенству всех перед законом и судом (статья 18 Конституции Республики Узбекистан, статья 17 Конституции Республики Таджикистан, статья 14 Конституции Республики Казахстан, часть 3 статьи 13 Конституции Кыргызской Республики, статья 19 Конституции Туркменистана) не отвечает определение особенностей административной ответственности военнослужащих, прокуроров и иных лиц, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов либо специальных положений (статья 15 Кодекса Республики Туркменистан об административных правонарушениях, статья 15 Кодекса об административных правонарушениях Республики Таджикистан, статья 16 Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности, статья 22 Кодекса Кыргызской Республики об административной ответственности, статья 35 Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях). Указанные положения разрешают этим лицам избегать ответственности за совершение большого количества административных проступков вследствие распространения на них соответствующих дисциплинарных уставов и положений.

Равная защита всех форм собственности гарантируется статьей 53 Конституции Республики Узбекистан, статьей 12 Конституции Республики Таджикистан, частью 1 статьи 6 Конституции Республики Казахстан, частью 1 статьи 4 Конституции Кыргызской Республики, частью 1 статьи 9 Конституции Туркменистана. Согласно этим положениям в государствах признаются и равным образом защищаются государственная и частная собственность. Но в Кодексах об административных проступках (административной ответственности) речь идет о защите административно-правовыми мерами права государственной собственности. Такой способ регулирования не соответствует принципу равенства форм собственности. Так, нарушение права частной собственности влечет за собой только возмещение причиненного ущерба, а нарушение государственной собственности – возмещение ущерба и взыскание административного штрафа.

Гарантирование собственности подразумевает, что принудительное отчуждение имущества для государственных (общественных) нужд может быть произведено в исключительных случаях, предусмотренных законом, при условии предварительного равноценного (полного) его возмещения (часть 3 статьи 32 Конституции Республики Таджикистан, часть 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан). Тогда как взыскание в виде возмездного изъятия предмета, явившегося орудием либо предметом (объектом) совершения административного правонарушения исполняется таким образом, что вырученная сумма передается бывшему собственнику за вычетом расходов по реализации предмета (статья 27 Кодекса об административных правонарушениях Республики Таджикистан, статья 49 Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях).

Опыт европейских стран подтверждает существование двух основных систем права об административных проступках – обособленного права и «широкого» уголовного права.

Главными признаками системы обособленного права об административных проступках (Австрия, Франция, Бельгия, Нидерланды, Испания, Греция, Польша, Чехия, Словакия) являются:

— нераспространение на административные нарушения положений уголовных законов;

— признание штрафов основными и, часто, единственными взысканиями;

— урегулирование производства по наложению административных взысканий на основании общих административно-процедурных законов;

— незначительный перечень ограничительных мер (осмотр места происшествия и предметов, опрашивание лиц), которые проводятся административными органами без санкции суда.

Система «широкого» уголовного права (ФРГ, Швейцария, Италия, Португалия, Словения, Сербия, Хорватия, Болгария, Эстония) характеризуется:

— распространением на административные нарушения общих положений уголовных законов;

— распространением уголовно-процессуальных законов на производство в этих делах;

— значительным перечнем ограничительных мер, но возможностью их производства только на основании предварительной или последующей санкции уголовного суда.

Постсоветское законодательство об административных правонарушениях не может быть отнесено ни к одной из приведенных выше систем права европейских государств и в нем смешаны разные принципы. Оно вобрало в себя такие общие признаки:

— нераспространение на административные правонарушения уголовных законов;

— широкий перечень административных взысканий, преимущественное большинство которых классифицируются Европейским Судом по правам человека как «уголовные наказания» (например, административный арест, лишения права управлять транспортным средством или проводить иную деятельность, ликвидация юридического лица, конфискация имущества, выдворение иностранцев и т.д.);

— отдельное регулирование производства в делах об административных проступках и нераспространение на производство ни общих административно-процедурных законов, ни уголовно-процессуальных законов;

— значительный перечень ограничительных мер, которые проводятся без санкций суда (например, административное задержание, осмотр помещений или жилища, изъятие имущества и т.д.).

Приведения законодательства об административной ответственности стран Центральной Азии в соответствие со стандартами защиты прав лиц в европейских странах произойдет только в случае выбора одной из двух, указанных выше систем деликтного права.

Имплементация системы обособленного права об административных проступках требует от законодателя принятия следующих взаимосвязанных решений:

1) лишение судебных органов полномочий по наложению административных взысканий;

2) признание административными только те нарушения, правовыми последствиями которых является применения только предупреждения и штрафа. В исключительных случаях этот перечень может быть дополнен кратковременным лишением права управления транспортным средством;

3) введение института уголовных (подсудных) нарушений, в котором объединяться оставшаяся часть нынешних «административных правонарушений»;

4) распространение на процедуру наложения административных взысканий положений общей административной процедуры;

5) упразднение большинства мер принуждения в производстве в дела об административных правонарушениях.

А имплементация системы общего уголовного права в свою очередь требует принятия таких решений:

1) признание нынешних «административных правонарушений» частью уголовного права и, как следствие, преобразования «административных правонарушений» в «нарушения», «административной ответственности» — в «ответственность за нарушения», а «административных взысканий» — в «взыскания за нарушения». Этот шаг будет означать также признание административного права институтом исключительно по защите прав человека;

2) распространение на процедуру наложения штрафов общих положений уголовного процесса;

3) внедрение исключительно судебного санкционирования ограничительных мер в производстве в делах о правонарушениях.

Указанные выше реформаторские решения невозможно реализовать без изменений в уголовно-правовой сфере и в отношении общества к уголовному праву.

Нужно понимать, что последствиями совершения уголовных проступков (в первом варианте изменений) или нарушений (во втором варианте изменений) не может иметь последствием признание лица судимым или применение к нему даже краткосрочного лишения свободы (ареста). С другой стороны, в таких делах все лица получат стандарты защиты от уголовного обвинения, которые объективно отсутствуют в административно-деликтной процедуре. Таким образом, будут изменены содержания «уголовного» права и процесса.

Каждая из стран должна выбрать из двух направлений свой путь развития нынешнего права об административных правонарушениях. Из бывших республик Советского Союза четко перешли на описанный выше европейский опыт только Эстония и Молдова. Они выбрали систему широкого уголовного права, о чем свидетельствуют положения Деликтно-процессуального кодекса Эстонии 2002 года и Кодекса Молдовы о проступках от 2009 года. Другие пост-советские страны до этого времени оставляют у себя устаревшую систему административной ответственности, которая не отвечает интересам всемерной защиты прав человека.

 

[1] Подготовлено специально для II Экспертного форума БДИПЧ ОБСЕ по уголовному правосудию для Центральной Азии (15-17 октября 2009 г., Иссык-Куль, Кыргызстан)

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz