Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Заметки путешественника. Как я жил в деревне охотников за головами

Дата: 10 февраля 2011 в 13:12 Категория: Новости туризма

На поверку кровожадные каннибалы оказались симпатичными и доброжелательными людьми

«Не волнуйтесь, акулы сейчас неагрессивны, — заверил нас министр природопользования Индонезии. — После цунами в море смыло множество трупов, так что пищи у морских хищников вполне достаточно. Они наелись. Крокодилы тоже неопасны, потому что волной цунами их смыло вглубь островов. А вы будете находиться на побережье. Змеи же нападают на людей только в брачный период». «А когда у них этот самый период?» — робко поинтересовался я.

Министр смутился, позвал своего помощника, а после совещания с ним, замявшись, признался: «Вообще-то, круглый год…» Про людоедов он не сказал ни слова…»

С этой сцены начал свой рассказ о посещении деревни людоедов — охотников за головами — известный путешественник и писатель, руководитель объединения «Космопоиск» Вадим Черноборов. На поверку кровожадные каннибалы оказались симпатичными и доброжелательными людьми. А предыстория этой необыкновенной поездки началась за 8 лет до описываемых событий — в 1996 году, после просмотра документального фильма.

  — В то время фильмы о путешествиях, особенно экзотических, были ещё в дефиците. Смотрелись они на одном дыхании и запоминались надолго. Однажды мне посчастливилось увидеть один такой фильм под названием «Охотники за головами. Остров в океане». Как выяснилось позже, это было псевдо — или, как говорят режиссёры, парадокументальное кино. Но тогда я этого не знал. И воспринял всё как откровение.

По сюжету картины отчаянно смелый кинорежиссёр в одиночку отправился к свирепым людоедам и сумел выжить в их племени. И не только выжил, но и понравился этим каннибалам (к счастью, не в гастрономическом смысле). Охотники за головами позволили ему снимать бытовые подробности своей жизни: как они разжигают костёр, разукрашивают друг друга перед охотой, ухаживают за женщинами и воспитывают детей. Ключевым фрагментом фильма стала сцена охоты на дикого кабана. Представьте себе: первобытные люди, вооружённые луком и стрелами, крадутся по таинственным джунглям, прямо как в приключенческом кино… Кабана, убитого охотниками, зажарили в банановых листьях. На праздник пришла вся деревня. Доисторические танцы и песни не стихали до утра… Как я хотел хотя бы одним глазком посмотреть на всё это вблизи! Но тут же отогнал эту мечту как абсолютно нереальную. А спустя 8 лет, в декабре 2004-го, случай привёл меня в то самое место.

В тот памятный год в Юго-Восточной Азии произошла глобальная катастрофа: от гигантского цунами погибло более полумиллиона человек. Правительство Индонезии, больше других стран пострадавшей от стихии, стремилось выяснить, не было ли цунами вызвано искусственными причинами — например, подземными испытаниями ядерного оружия. По приглашению ЮНЕСКО в столицу государства Джакарту съехались учёные со всего мира. В числе их оказался и я.

Перед началом маршрута министр природопользования страны лично рассказал иностранным гостям об опасностях, которые их ждут, и провёл тот самый инструктаж насчёт акул, змей и крокодилов. Из Джакарты на небольшом самолётике мы перелетели в административный центр острова Суматра город Медан, а затем тряслись в грузовике до порта Сиболга. Оттуда наш путь лежал по морю, на пароме, до острова Ниас, расположенного в 125 км от Суматры почти на самом экваторе.

Паром оказался средних размеров кораблём, который шёл всю ночь и очень напоминал вокзал, забитый цыганами: везде тюки, кругом готовят еду и сушат выстиранную одежду. Индонезийцы — народ всеядный, однако нам на обед предложили хот-доги вполне европейского вида.

Мы расселись на жёстких сиденьях, таких же, как на трибунах стадионов, уединившись в самом конце палубы — подальше от всего этого табора. Очень хотелось есть, и я чуть было не проглотил свой хот-дог одним махом, но засомневался и, несмотря на голод, расковырял его. И не пожалел об этом. В запечённой булочке оказалась не сосиска, а… стручок красного перца! А если бы я всё-таки разжевал его?!

 Ранним утром мы сошли с парома и поближе познакомились со своими сопровождающими. Ещё в Джакарте к нашей группе приставили двоих проводников, которые одновременно были и консультантами. Они назвались видными столичными учёными и профессорами, однако выглядели как самые обыкновенные туземцы. А о жителях тех островов, с которыми нам предстояло познакомиться, отзывались язвительно и с пренебрежением.

Для нас все индонезийцы были тогда на одно лицо. А на самом деле народностей там не меньше, чем островов (в состав Индонезии входит более 13,5 тыс. островов и 35 архипелагов. — Ред.), и все они друг над другом подшучивают и рассказывают анекдоты, как, например, мы о чукчах и украинцах. Всякий раз, когда речь заходила о каком-нибудь местном племени, наши проводники-интеллектуалы высокомерно отмахивались: мол, да что с них взять — это же недоразвитые люди…

Помню, рассказывая об одной из деревень, они снисходительно ухмыльнулись: «Эти люди настолько дикие, что даже незнакомы с туалетной бумагой и до сих пор подтираются камнями…» Может быть, по индонезийским меркам эти «профессора» и в самом деле были очень образованными, но, слушая их, я с трудом заставлял себя помнить, что это учёные, а не малограмотные аборигены. Хотя, поскольку мы с ними долгое время делили и кров, и еду в тяжёлых бытовых условиях, под конец всё же прониклись обоюдным уважением…

Однажды нам понадобилось ехать через джунгли на другой конец острова. В путь отправились на двух джипах. И по дороге испытали по-настоящему сильные ощущения. На самом деле индонезийское шоссе — это вовсе не шоссе в нашем понимании. В России его назвали бы тротуаром. Полоса асфальта — чуть-чуть пошире самого джипа. У шоссе там нет обочины — посевы и джунгли начинаются сразу за кромкой асфальта. В лучшем случае это односторонняя просёлочная дорога, но при этом на ней идёт интенсивное двустороннее движение. Тем не менее наши водители на скорости 80 км в час (тише там не ездят — не принято) умудрялись как-то разъезжаться со встречными автомобилями. Короче, в лобовое стекло мы старались не смотреть… Но всё-таки заметили, что во многих встречных машинах сидели вооружённые люди — либо крестьяне, везущие на базар своё добро, либо повстанцы. Как нам объяснили, жители некоторых провинций страны борются за свою независимость. Их-то мы и встречали по дороге, а однажды даже попали в плен к такой вооружённой группировке.

Боевики окружили нас и стали с угрозой вопрошать: «Янки? Янки?» (американцев в Индонезии считают заклятыми врагами). — «Нет, не янки». — «Китайцы?» (вопрос был задан без тени иронии: местные знания о географии ограничиваются существованием Китая и США). — «Нет, не китайцы». Это окончательно обескуражило наших захватчиков. Третий их вопрос был совсем уже похож на реплику детей, которые попали впросак и не знают, что дальше: «Кто же вы тогда?!» Узнав, что на свете есть, по крайней мере, ещё одна страна, Россия, они были потрясены…

В другой раз я увидел, как навстречу нам на большой скорости несётся джип с ракетой на крыше. Причём ракетой класса «воздух — воздух». Её ничем не закрепили, а просто втащили на крышу, и она тряслась там в багажнике, содрогаясь на каждой кочке. А сверху, оседлав её и свесив ноги, восседали несколько небритых мужиков с автоматами…

О том, зачем охотникам за головами нужны спутниковые тарелки, что продаётся в продуктовом магазине в деревне лжелюдоедов, для чего жителям индонезийского острова нужны коллекция человеческих челюстей и пластиковые мешки для трупов, как сушат бельё в джунглях, а также умеют ли недавние дикари пользоваться цифровой камерой, вы узнаете в следующем номере «АиФ».

По сообщению сайта Аргументы и Факты