Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

В СКО обычный врач получает 150-200 тыс. тенге

Дата: 10 февраля 2011 в 16:11 Категория: Здоровье

Салидат Зикеновна, в Казахстане идет реформа здравоохранения. Что меняется?

Четыре новых принципа — это право свободного выбора стационара пациентом (или дневного стационара). Во-вторых, сколько потрачено на пролеченного больного, столько мы и платим. Третье — конкуренция между больницами, это повышает качество. И наконец, четвертый принцип — прозрачность. Чтобы всё могло быть подсчитано.

При этом сохраняются основные принципы: доступность, качество, безопасность медицинских услуг и преемственность — если больной лечится на районном уровне, то на областной уровень он попадает после прохождения первого уровня. Там, где район считает, что уже не может с ним справиться, посылает его выше.

Раньше у нас было как в Российской Федерации: деньги за лечение больных сидели в местных больницах и плохо ходили между регионами. Это создает массу проблем и неудобств для больных. Мы создали единого плательщика — комитет оплаты медицинских услуг, у которого есть 16 территориальных департаментов.

— Откуда пришли эти приципы?

Это сборная модель. Мы взяли самое лучшее при глубоком анализе — где что можно взять. В мире сейчас нет системы здравоохранения, которая считалась бы идеальной. Похоже на Новую Зеландию, Австралию.

— Итак, больницы получают оплату за результат и свободно конкурируют. А что происходит с первичным звеном?

Участковый терапевт у нас получает оплату не за больных, а за все прикрепленное население. Это называется подушевой норматив. За одного жителя — от 220 до 440 тенге (44-88 рублей), на участке — 3-10 тысяч человек. В рамках госпрограммы «Саламатты Казахстан» в течение пяти лет во всех регионах сделаем 362 тенге.А теперь — для чего это сделано? Чтобы я была заинтересована как врач не в больных, а в работе с населением. И когда у меня остается время, я должна больше заниматься профилактикой, пропагандой здорового образа жизни. Учитывайте: 7 миллиардов тенге мы добавляем для мотивации тех поликлиник, где достигнуты хорошие результаты. Если у меня на участке нет материнской, младенческой смертности, у меня очень хороший показатель выявляемости по туберкулезу, онкологию я очень рано выявляю, ну и так далее по основным приоритетам, получается, я могу получить вторую зарплату.

— О каких суммах в результате идет речь?

Вот в Северо-казахстанской области, в Таньшинском районе есть ЦРБ. Там обычный врач получает 150-200 тысяч тенге (30-40 тысяч рублей). Бывает, впрочем, и в два-три раза меньше. С другой стороны, доплата за хорошее выявление туберкулеза на участке может составить 10 000 тенге (2 тысячи рублей). Представляете, как врач ищет этот туберкулез? Конечно, он его на пустом месте не найдет, есть флюорография. Но он его не пропускает. Для борьбы с туберкулезом это очень важно.

Сейчас мы стали замечать, что регионы стараются больных в центр не посылать, а высокие технологии внедрять у себя. Дело в том, что мы платим одинаковую сумму, скажем, за эндопротезирование, что областной больнице, что институту травматологии. Для областной больницы полмиллиона тенге за протезирование — это большие деньги. Кроме того, мы отдельно поощряем сотрудников центральных научных институтов за внедрение технологий в регионах.

— Очевидная опасность свободного выбора стационара для системы здравоохранения — это переполнение одних больниц и пустые койки в других. Как вы подошли к этой проблеме?

Мы создали единое бюро госпитализаций. Это интернет-проект. Если я хочу лечь в больницу, я прихожу в поликлинику и врач дает мне направление. Не в определенное ЛПУ, а просто на лечение определенной патологии, выполнение необходимой операции или соответствующее обследование. На портале госпитализаций видны все пустые койки по данному профилю в стране и прогноз на ближайшее время. Пациент видит, что через два дня он может лечь в областную больницу, а в центральный институт — надо подождать 10 дней. Как только вы становитесь в очередь, по коду вы следите на сайте (или в поликлинике вам помогает специальный сотрудник), как эта очередь двигается. Вот и всё.

Сейчас в очередь ставят только в самой поликлинике, но в ближайшее время можно будет самостоятельно поставить себя в очередь. С направлением, конечно.

Кроме того, жители Астаны уже могут вызвать врача на дом или записаться на прием через интернет.

— Как устроено лекарственное обеспечение?

Лечение орфанных заболеваний осуществляется за счет средств местных бюджетов, причем лекарственные средства в этом случае разрешается закупать и использовать даже при их отсутствии в Государственном реестре лекарственных средств республики Казахстан.

— Каковы условия для частной медицины?

Из 838 поставщиков стационарных медицинских услуг у нас 103 частных. Они получают деньги за пациентов на тех же условиях, что и госсектор. Должна сказать, что очень довольна тем, как частники проявляют интерес к государственному фиансированию, их число быстро увеличивается благодаря прозрачной среде, благодаря тому, что тариф для государственных и частных больниц одинаковый. Для самого больного медпомощь — в рамках гарантированного объема бесплатной помощи — одинаково ничего не стоит вне зависимости от формы собственности ЛПУ.

— В целом, как вы следите за качеством оказания медицинских услуг?

Внутри больниц есть внутренний аудит: завотделением, заместитель главного врача.

Вторая система — это аккредитация. Раньше было лицензирование, но оно, к сожалению, имеет такое свойство — минимальная проверка повод и просто отпускаешь учреждение в плавание. Аккредитация позволяет прослеживать конечный результат работы этого хозяйствующего субъекта — по нашим стандартам, которые соответствуют международным и включают 8 блоков — от материально-технического оснащения до результатов.

В аккредитации и вообще в управлении качеством участвуют независимые эксперты, также имеющие государственную аккредитацию. Тут нам помогают профессиональные ассоциации.

Последний уровень — это Объединенный комитет контроля медицинской и фармацевтической деятельности, государственная организация.

В результате у нас сегодня в Минздраве есть базы практически по каждой организации в стране, которая прошла аккредитацию. Мы видим не только их материально-технический пул, кадровый состав, потенциал, но и качество их работы. И даже бывает так, что больничка сама по себе не совсем новая, и не сказать, что она укомплектована по суперсовременным требованиям, а результаты — очень хорошие. Весовой коэффициент результатов лечения в общей оценке ЛПУ — 50 процентов.

— Как врачи относятся к реформе?

Все новое воспринимается очень тяжело. Легче жить по-старому, это однозначно, и это не нами придумано, это всегда во все времена было. Сначала люди стали говорить — много отчетности, много форм, бумажная волокита, врач больше пишет, чем лечит. Ситуация была рискованная, мы даже боялись палаточных городков. Но как-то все прижилось, настрой у врачей сейчас значительно лучше, чем год назад.

Мы провели исследование международного опыта и нашли страну, совпадающую с нами по условиям. Это Малайзия. Система такова: 600-700 наименований лекарственных средств закупаются централизованно, так как за счет опта снижается цена. 25-30 процентов лекарств мы разрешаем закупать главным врачам для своих больниц — им на месте виднее.

Льготным категориям, а они одинаковые по всему миру — это и астматики, и беременные, и так далее — предоставляются скидки от 50 до ста процентов. В этом году мы выходим на бесплатное лечение всех групп населения от гепатита C.

По сообщению сайта Nur.kz